Получилось так, что рожала я в роддоме №1 в Одессе, хотя должна была рожать совершенно в другом месте и уж точно в другом роддоме. До сих пор удивляюсь, как одна маленькая деталь может так глобально нарушить все планы. Я привыкла все в своей жизни планировать, раскладывать по полочкам и предупреждать проблемы, пока они еще не начались. Так и с родами: было все продумано, а все прошло с точностью до наоборот.

В общем, вечером, в 19.00 я в 1-м роддоме на 2-й станции Фонтана в Одессе, в моем районном. Прием сразу "порадовал" - совершенно полусумасшедшая акушерка Ольга Артемовна в приемном отделении. Я сразу поняла, что "попала", но деваться-то некуда уже. Ну, в общем, началась всем известная волокита, когда у тебя схватки, а тебе задают вопросы глупейшие, ответы на которые все есть в паспорте и в обменной карте. Что там со мной еще делали, помню плохо, но помню, что Ольга Артемовна совершенно невменяемая. Кричала, чтоб я ехала в свой районный роддом, в общем, все ее действия были совершенно алогичны. Отношение - как к бродяжке, которую подобрали под забором.

В конце концов, проводили меня в обсервацию (я гораздо позже узнала, что лежу в обсервации, уже после родов). Это то место, куда я совершенно не хотела попасть и постаралась, чтобы у меня была идеальная обменная карта - все анализы, ни одной болезни ни за беременность, ни за всю жизнь и т.д. То есть это было опять продолжение моего "везения".

Был довольно уже жаркий день начала лета, и так как я полдня носилась по городу с подтекающими водами, то слегка натерла себе колготками... Не знала, что это диагноз для обсервации. Впрочем, как я поняла, в обычном отделении вряд ли было бы лучше.

Привели меня в эту обсервацию к акушерке Наташе, у той было лицо, как будто кто-то очень сильно ей мешает жить. Дали мне жуткую роддомовскую одежду, и Наташа сразу на меня набросилась со словами: "Некогда мне с тобой возиться", "Давай быстрее" и т.д. Интересно, куда она так спешила? До конца смены еще 12 часов, кроме меня никто не рожал... Я опять в ужасе думала, надо же, как попала. С мужа взяли деньги на лекарства и отправили домой. А мы-то мечтали быть вместе на родах...

Меня отправили в предродовую палату. Дежурный врач - Григоренко Лариса Владимировна. Я сразу попросила мне ничего не колоть. Это тут же вызвало такую реакцию, что я поняла, что особо никого не спрашивают. При этом врач, вкрадчиво улыбаясь, спросила меня: "И даже обезболивающее?". Я сказала: "Да". Потом, правда, всю ночь мне кололи все что угодно, а об обезболивающем даже не заходила речь, хотя уже все поняли, что у меня низкий болевой порог.

В общем, я в предродовой, переживаю схватки, не такие уж болезненные, хожу, продыхиваю... Меня заставляют лечь. Кровати в предродовой какие-то дикие - мне по пояс, туда и в обычном состоянии не сильно залезешь, а еще и с огромным животом во время схваток. Я сопротивляюсь, как могу, но особо не церемонятся, при попытках слезть водворяют на место - а схватки лежа переживать довольно мучительно. Я дышу "паровозиками" и "собачками" - мне акушерка на это: "Че ты пыхтишь". Говорят, бывают акушерки, которые помогают дышать и массируют поясницу? Поразительно...

Все время кололи чего-то, говорили - витамины. Притом когда я пыталась вести светскую беседу, спрашивая: "Что вы мне колете?", это вызывало бурю негодования и целые тирады по поводу того, что это просто витамины, "а ничего такого", что напоминало мне анекдот "Кто обкуренный, я обкуренный?!". Когда уже процесс затянулся, и стали прилаживать капельницу с окситоцином для стимуляции, и я опять спросила, что это, очень долго не хотели отвечать, так что я уже и без них догадалась, что это. Да и вообще, со мной там не особо делились информацией, все приходилось вытягивать.

Врач почему-то вела себя так, как будто в первый раз видит роды, постоянно вызывала дежурного врача со второго этажа - Тамилина Валерия Николаевича, старого толстого дядьку с угрюмым лицом. На лице явно читалось: "Как вы мне все надоели, и зачем мне это все нужно". Я на схватке не хотела лезть на кресло, при этом акушерка орала: "Давай быстрее, два врача тебя ждут". В общем, отношение, что они у меня не принимают роды, а, по меньшей мере, делают мне большое одолжение. Впрочем, так началось с порога роддома, и так и закончилось.

Короче, вкололи окситоцин, боль стала совсем невыносимой. Тут же начались акушеркины песни: "Первый раз такое вижу", "Никто так никогда не кричал", "У нас 15-16-летние рожают лучше". Все это сопровождалось цоканьем языком, покачиванием головы и прочими актерскими переигрываниями.

Судя по некоторой нервозности моей врачихи, предполагаю, что в родах что-то шло не так, но подробности не могу сказать, т.к. делиться со мной не хотели (может, и правильно). Но короче наступил все же момент, когда меня поволокли в родзал вместе с капельницей. Там собралось 8 человек. И этот старый врач пришел принимать роды. Каждый что-то орал, из чего я поняла, что делаю что-то неправильно, но что, уже не могла понять от сумасшедших криков. Я ведь не каждый день на этом столе.

В общем, когда мне стали кричать: "Дуйся" (я вообще не знаю, что это за слово), я напрочь забыла, как тужиться, хотя и тренировалась последние месяцы беременности. Ну, врачи наверно считали, что я должна делать все сразу правильно, хотя все мои роды предпочитали вообще мне ничего не говорить.

Потом этот старый урод стал угрожать щипцами, и сразу же их достал. Тут я стал умолять потужиться еще, но мне уже вкололи наркоз...

Когда я очнулась, я очень долго не могла понять, где я. Я забыла о том, что я рожала и даже что была беременной. Постепенно приходя в себя, оказалась в коридоре со льдом на животе, санитарки мне что-то объясняли. Было 6 утра. На бирке на руке было написано "хлопчик", 3 кг, 50 см, 3.20 утра.

Где-то через час пришла в себя, позвонила мужу. Мимо меня все время кто-то носился, я им на бегу пыталась задавать вопросы, на что получала гениальные ответы. "Почему наркоз?" - "Но ты же не даешь до себя дотронуться". Потом я узнала, что при щипцах всегда наркоз. "Было обвитие?" - "Ну, ты же думала о себе, а не о ребенке(?)". Ну и все в таком духе.

Попросила показать ребенка - показали. Маленький такой, так сразу стало почему-то его жаль. Потом спросили, в какую я хочу палату, я сказала - в двухместную, и увезли. Непонятно, кстати, там есть двухместные за 250 и 500 грн. (все пребывание), почему врач решила меня отправить в "за 250". Там из удобств только умывальник. Потом я побывала в более дорогой палате, там туалет, душ, ремонт получше. Но тогда почему-то мне решили о возможности выбора не сообщать.

Принесли ребеночка почти сразу, но у меня не получилось его кормить. Детка мирно спал рядом со мной. Пришла врач, спросила: "Ну как, кормила ребенка?" Я сказала грустно: "Нет, наверно его уже покормили чем-то..." На что услышала гениальное: "Ох, когда же у тебя будет активная жизненная позиция", и опять же тяжелые вздохи и покачивания головой.

Дело даже не в том, какое врачу дело до моих гражданских и личных позиций, а в том, что за пару часов до этого, когда я лежа в коридоре скинула лед с живота, мне та же врач тем же тоном заметила: "Когда же ты будешь делать то, что нужно, а не то, что тебе хочется?"

Не знаю, меня такие несостыковки приводят в ступор, но уж конечно я была не в состоянии вести философские беседы на эти темы. Но теперь я думаю: Почему я, самодостаточная успешная девушка :-), должна выслушивать подобные замечания от непонятно кого? Во всяком случае, медперсонал не производил впечатления счастливых людей, любящих свою профессию, судя по их кислым... эээ... личикам.

Потом потекли тяжелые роддомовские будни, я посмотрела на другие смены врачей и медсестер, и только удивлялась - как же мне так "повезло" со сменой? Остальные все были нормальные понимающие врачи, милые заботливые сестрички (ну, почти все)... На следующий день я попросила у дежурного доктора историю родов "почитать". Он сказал, что я ничего не пойму и объяснил все сам. Хотя тоже не особо понятнее стал принцип ведения моих родов, но кой-чего прояснилось.

С ужасом ждала, когда пройдет три дня и моя смена вернется. Как следовало ожидать, "моя" врач, придя утром, вместо здрасьте сразу накинулась на меня со словами: "Ты спрашиваешь о своих родах у врачей, которые в этот момент были дома!" (видно, было чего бояться). Наверное, она предпочитала, чтобы я пришла спрашивать к ней домой. А учитывая, как она "любит" отвечать на мои вопросы... В общем, я порадовалась, что спрашивала не у нее.

Четвертый день после родов, обещал был тяжелым. Еще и становление лактации... я бы предпочла провести этот день дома. Слава богу, вся эта безумная смена была умаслена деньгами, и не особо мне досаждала. Меня посмотрели на кресле и разрешили завтра выписываться. Я, уже одуревшая от роддома, была безумно счастлива.

Правда, вечером опять пришлось понервничать, меня моя дорогая докторица со стервозной медсестрой Тоней пытались заставить сцеживаться. К счастью было уже поздно, и они не стали сильно со мной возиться, но пообещали мастит. Я сказала: "Хорошо". Вот интересно, неужели врач не знает, что мастит бывает от сцеживания?

Вспомнила, что по всему роддому развешены жизнеутверждающие плакаты, типа того "роддом, дружественный к матери и ребенку" и всякое такое, но это, наверное, только в качестве заменителей обоев. А по духу роддом совершенно совковый. Очень заметна деятельность главврача Ирины Лионельевны Головатюк-Юзефпольской - классный ремонт, хорошая мебель, сервис и т.д., но всех людей-то не изменишь.

В общем, выписали меня с деткой обколотую антибиотиками, исполосованную ножиком (глубокая эпизиотомия). Но все равно, как ни старались, не удалось им угробить мое и ребенкино здоровье (тьфу-тьфу-тьфу).

PS Спасибо маме Вероники, за то, что она помогла мне понять, почему у меня были такие психологически трудные роды. :-)

Rod_Zinka, sensim@list.ru.