Роды в Израиле. Втройне счастливая история. Часть 2. Идан Хай

Спустя три года после рождения Идана мы захотели еще одного ребеночка. В Израиле все имеют в среднем 3-4 детей, квартира у нас большая, расходы планируем в соответствии с доходами, так что "за" было больше, чем "против". Вернее, "против" совсем не было!

Забеременела я сразу же. В первый месяц попыток. Срок установили на 27 июля. Но в голове рисовалось 1 августа. До определенного момента беременность протекала легко, хорошо – с мальчиками меня ни разу не стошнило. Но под конец стало очень тяжко. Набрала 25 кг, и это сказывалось. Домашние дела стали в тягость, дети раздражали, все время хотелось лежать.

Моя врач-гинеколог, на учете которой я состою с 1995 года – приятнейшая и интеллигентнейшая женщина – почему-то отнеслась к моей очередной беременности без души... Или мне так казалось от переизбытка эстрогена...

Ни на один волнующий меня вопрос она не дала конкретного ответа. А волнующих вопросов у каждой беременной женщины очень много – плохо ли выпить бокал пива на день рождения? Можно ли принять анальгин от мигрени? И что будет, если я уже его приняла? Как спасаться от сезонной аллергии? Почему тянет правый бок? Почему ребенок не совершает то количество движений в час, которое указано в моей книжке? И еще много-много вопросов. Пусть даже глупых, но ведь мне они важны по какой-то причине, и это говорит лишь о моем чувстве ответственности перед маленьким, дороже которого ничего быть не может! Но она либо отшучивалась, либо говорила обидные вещи типа: "Тебе дуло пистолета никто к виску не приставлял и не заставлял беременеть!", или: "А кто ж планирует роды летом?!", или: "В следующий раз будет все по-другому!" Она интересовалась только конкретными показателями: давление, сахар, белок, вес, результаты УЗИ и показатели монитора. А поскольку все это было у меня в порядке (как у космонавта), то мои вопросы казались ей нелепыми, лишними и даже смешными.

Мой старый шов от разреза при первых родах отек, и она, посмотрев меня на кресле, сказала, что там поврежден лимфоузел, и резать в этом же месте будет опасно для меня. Так что надо попытаться родить без надреза. Но прогнозы УЗИ показывали, что плод крупный.

Подошло время родов. Весь последний месяц меня истязали ложные схватки. Начинались регулярно – каждые 15 минут, потом каждые 10, потом – каждые 5 и... всё!

Я дважды серьезно собиралась в больницу – купалась, красилась (уже наступило время дигитальных фотоаппаратов и хотелось на фотографиях выглядеть суперкрасоткой), брала с собой мобильник, полотенце – все полагающееся для родов и 48 часов после них. А потом схватки прекращались, я впадала в депрессию, плакала, не могла уже выносить жару, давление внизу живота и ожидание.

Ночью с 31 июля на 1 августа (желанный день!) снова начались схватки (в 3.15 ночи), но я от них отмахнулась и продолжала спать. Но каждые 15 минут просыпалась. В 5 часов утра поняла, что, возможно, началось! Пошла в душ, оделась и разбудила мужа. В 6.30 позвонила маме и попросила ее побыть с детьми, пока мы поедем рожать.

В 7 утра приехала в больницу. Раскрытие было 6 см. Врач, сделав УЗИ, сказал, что головка уже в тазу, и он не может оценить ее размер, но вес плода большой, предположительно 4 кг, надо будет делать кесарево. Я, как опытная и дважды рожавшая мамаша, заверила его, что рожу сама и даже надрез промежности делать не дам! Он рассмеялся в ответ. Мне дали одежду – ночнушку, завязывающуюся на спине, и халатик, сделали клизму и перевели в родильную комнату. В этот день у них был пик количества родов – рожали потом даже в коридорах! Меня завели в комнату, где недавно кто-то родил, там все напоминало мясной отдел в магазине – все залито кровью. Кровь была на кровати, на полу, везде валялись окровавленные тряпки. Акушерка решила, что это не самая подходящая комната для новопоступившей и поместила меня в чистую.

Сразу же "приковали" к кровати своим монитором. С одной стороны, очень умиротворяло громкое сердцебиение лялечки, с другой – нельзя было пошевелиться. Я заметила, что, когда лежишь на спине, схватки ослабевают. Стала мысленно представлять матку, ее шейку, дышать мысленно "вниз" тела, чтобы способствовать раскрытию.

Схватки становились уже нестерпимыми и я орала, не стесняясь. Мне пообещали принести "коктейль", но принесли его через час после родов. Таким образом эти роды были полностью естественными.

Мне попались две акушерки. Одна из них была практиканткой и еще не утратила человечности. Она делала мне массаж крестца (очень помогает), разговаривала со мной добрым и ласковым голосом, всячески использовала знания, полученные на курсе. В 8 утра она меня спросила, хочу ли я (!) проколоть пузырь? Если хочу – то это ускорит роды и усилит схватки. Да куда ж еще усиливать?! Я и так не знала, куда деваться от жуткой боли!

Муж был все время рядом и пытался меня отвлекать разговорами, но этим только злил. Я карабкалась руками по бортикам кровати и орала, как стадо раненых быков. Потом пришла врачиха, принесла "спицу", проколола пузырь и поинтересовалась, почему я кричу. Я ответила, что, наверное, потому что рожаю...

И тут начался незнакомый мне доселе ужас – потуги! С первыми двумя детками я их как-то не чувствовала. С Элиной вообще не чувствовала, с Иданом – просто необходимость выпихнуть то, что прет. Но с Талем это было ох как ощутимо! Может, из-за его размера.

Акушерка, зная, что я не хочу разрезов, приказала не тужиться! А как это возможно, если это является единственным желанием и потребностью?! Обе акушерки делали мне массаж промежности, попросили мужа полить мне туда парафиновое масло, потом сказали держать ноги в воздухе и "выдыхать" ребенка. Одну ногу держала акушерка, другую – муж. Я выдыхала, и Таль потихонечку выходил сам. Бедный, своими силами...

В 8.45 он родился – 3885 г, головка – 35 см, 9/10 по Апгару – огромный, с длинными пальцами рук и ног, белотелый брюнет с пышной шевелюрой. Двое старших родились почти лысыми.

При осмотре я не позволяла к себе прикасаться. После их массажа вся "область" была гиперчувствительной, и я отбивалась от навязчивых рук акушерки, а затем и молоденькой врачихи. Потом врачиха предложила мне два укола новокаина в раненую область, а затем уж осмотр. Я согласилась, и когда то место, из которого вышел огромный Таль, потеряло чувствительность, мне было уже все равно - "Делайте со мной, что хотите, а я тем временем вздремну..." Она наложила всего один маленький шов – был разрыв первой степени, ерунда.

Талечка орал очень долго. Только когда я его приложила к груди, успокоился. Он родился уже голодным, и его ненасытность не позволила мне кормить грудью больше месяца. Я не "молочная" женщина, и ничего с этим не поделаешь.

После родов я провела положенные два часа в отделении, но не в палате, а в коридоре – много было рожавших. Пребывание в больнице было ужасным. В палате, кроме меня, лежали еще две мамаши с детьми, все дети орали, мой тоже орал. Поспать за 48 часов так и не удалось!

Я сразу же, через два часа после родов, пошла в туалет – мочевой пузырь был переполнен, а опорожнить его лежа не получалось. Будучи уже опытной и смелой, зная, что ничего не случится, отправилась в туалет, а заодно и в душ.

Вернувшись домой, я сразу же начала заниматься стиркой, уборкой, готовкой, старшими детьми (как назло были каникулы!) и спортом. Вначале было очень тяжело – все мышцы малого таза сильно пострадали от родов крупного ребенка, трудно было садиться и вставать, как будто там висит мешок. Но я очень рекомендую всем женщинам, родившим естественно, начать тренироваться как можно раньше – мышцы живота проделывают тяжелую работу во время схваток и родов, и чем они сильнее, тем легче вам будет в следующий раз, да и в небеременном состоянии плоский упругий живот еще никому внешности не испортил.

Бог был ко мне милостив, и все мои роды протекали быстро и натурально. Чего и всем желаю! Теперь мечтаем о четвертом ребеночке. Надеюсь, что Бог будет к нам благосклонен и в будущем, хотя мне уже 33 года....

То назидание, которое я хотела бы оставить будущим мамам – не соглашайтесь на надрез без веских к тому оснований! Это ваше тело, ваш нужный и важный орган. Любое лишнее хирургическое вмешательство может иметь последствия на всю жизнь. Если монитор хороший, соответствие размеров тельца малыша и вашего таза хорошее – не надо лишнего кровопролития! Природа сама заботится о нас и о нашем выздоровлении после родов!

Вот такая длинная история, которая, надеюсь, будет иметь продолжение...

Valeriya Berlin, berleriya@rambler.ru.