Я могла бы поставить в конце тысячу смайлов, поскольку, вспоминая роды можно счастливо улыбаться.

Я могла бы поставить тысячу многоточий, поскольку философия родов и анализ произошедшего еще долго будут тревожить мою память...

И еще я хотела бы поставить в конце заголовка тысячу таких знаков, которых, к сожалению (а, может, к счастью) еще не придумали, - знаки, которые могли бы выразить всю ту невообразимую боль, которую испытываешь в родах...

Прошло уже четыре месяца после самого грандиозного события в моей жизни, а память вновь и вновь возвращает меня к тем часам и минутам боли и радости. Вновь и вновь волной накрывают меня воспоминания...

...Самое тяжелое - ждать последние две недели, несмотря на то, что я так любила свою беременность! Мне было в ней так уютно! Я даже жалела, что скоро закончатся сорок недель и пузика у меня больше не будет... Но последние дни - состояние, близкое к помешательству. Поскольку всё малышовое приданое уже постирано и поглажено. Кроватка собрана и накрыта потрясающим балдахином. Приготовлена сумка в роддом. Дни похожи один на другой и тянутся невообразимо долго.

В воображении я представляла идеальные роды, решив, что поскольку у меня была идеальная беременность, почему бы и родам не быть такими же... Я говорила себе: "Ты - интеллигентная девочка, и роды у тебя будут интеллигентными, кричать я не буду, а буду слушать врачей и акушеров, буду правильно дышать и улыбаться". Наивная! Как же я ошибалась!..

Уже прошли все три предполагаемых срока родов, поставленных мне докторами, согласно показаниям УЗИ. Прошел срок, поставленный моим врачом, согласно акушерскому календарю. Я уговаривала каждый день нашего Сладкого Зайца наконец-то выбраться из своей тёплой норки и посмотреть на маму и папу, посмотреть какая у него замечательная кроватка и приданое, посмотреть, как много снега намело в эту зиму. Но, судя по всему, малыш только посмеивался над всеми нашими с мужем попыткам расшевелить его. Каждый вечер, подводя итог прошедшему дню, я тяжело вздыхала, констатируя факт, что и сегодня мы не родились. А перед сном я рассказывала Зайцу, как мы его ждем, и торопила его.

...Фоменко пел финальную песню в своем незатейливом шоу "Империя страсти", я выключила телевизор и посмотрела на будильник - 0 часов 10 мин. Наступил новый день. Боль, прежде мне незнакомая, вдруг кольнула и исчезла. Я закрыла глаза... Не знаю, удалось ли мне поспать, но очнулась я снова от той же незнакомой боли. И опять я наивно не обращала внимания на нее, и пыталась опять уснуть... Парадокс! Но вот так, готовясь к родам в течение сорока недель, и прислушиваясь к себе в течение последних дней, чутко реагируя на все покалывания и потягивания, почему-то оказываешься не готовой к настоящим первым схваткам.

Когда я наконец-то (!!!) сообразила, что это оно, часы показывали 1 час 50 мин. Было и больно, и радостно. Радостно от сознания того, что ура! - наконец-то мы собрались рождаться, а больно... Господи! Кто бы знал, как это больно! Я растолкала мужа, сообщив, что наш Заяц сегодня решил-таки появиться на свет. Теперь надо было засекать промежутки между схватками. Как только волна боли начинала накатывать, я, скорчившись, хрипела: "Давай!", подразумевая, что муж в это время внимательно смотрит на будильник. Когда боль отпускала, я спрашивала у него: "Ну? Сколько?" В ответ... в ответ раздавалось бесподобное "Хррр....хррррр". Приходилось снова расталкивать это "толстокожее чудовище" и начинать все сначала.

К 5 утра схватки длились по 1 минуте с интервалом 7-8 минут, я позвонила своему врачу, и сообщила, что, похоже, мы готовы рождаться :).

Удивительно, но после этого мне вдруг стало страшно. Я, столько теоретически знавшая о родах, теоретически умевшая правильно дышать и пытающаяся расслабляться на схватках, вдруг запаниковала.

Полчаса до роддома в машине я перенесла замечательно. За рулем был друг мужа, и всю дорогу они вдвоем пытались меня смешить. Это спасало - я отвлекалась немного от боли.

В роддом мы приехали в 7 час. 20 мин. Врач и акушер, которые должны были принимать у меня роды, были уже на месте. Врач посмотрела раскрытие... Увы! При сильных длительных схватках, раскрытие было всего 2 см. Предложили эпидуралку, но я, наивная барышня, отказалась, мужественно настроившись на естественные роды. Тогда было принято решение "погрузить" меня в сон на 3-4 часа. Врач подбодрила и заверила: "Сейчас поспишь, а через 4 часа будем замечательно рожать!"

После необходимых гигиенических процедур, меня и мужа проводили в родзал, мне вкололи снотворное, и я быстро провалилась в сон, не успев даже как следует осмотреть то место, где мне предстояло рожать.

...Проснулась я от дикой боли. Схватки шли по нарастающей. Я поняла, что такое двойные и даже тройные схватки, когда одна схватка еще не успевает закончиться, а ей на смену приходит следующая. Это было у меня! До того, как я перестала ощущать себя в этой реальности, я успела спросить у мужа, сколько я проспала. Увы! Всего 1,5 часа... После это наступил период, когда я как бы видела себя со стороны... То есть там, в родилке, была не я... Я никогда не думала, что умею так орать... Врач вскрыла плодный пузырь. После этого стало еще веселее :(...Родовая боль (вернее, боль на схватках) - очень сильная, не похожая ни на что. Ее невозможно сравнить ни с чем, ей невозможно найти аналог. Я вцеплялась в кушетку, на которой лежала, и звала маму... Массаж поясницы, который делала акушерка, практически не давал облегчения. Я была согласна на все, что угодно, лишь бы эта жуткая боль закончилась.

Прошло еще какое-то время. Сколько - не знаю. Врач периодически проверяла раскрытие, и по обрывкам её разговора с акушеркой, доносившимся до меня, я поняла, что дело идет очень медленно. Было решено поставить капельницу. О-о-о-о... Вот тут я взвыла не своим голосом... Врач, подойдя ко мне, гладила меня по голове и просила: "Мариша, не пугай, пожалуйста, мужа. А то неизвестно, кто из вас бледнее..." Надо сказать, что решение рожать вместе мы приняли с мужем давно. По сценарию мы должны были быть вместе на схватках, а потом муж мог выйти... Но он вышел гораздо раньше; он наматывал километры по коридору не в силах слышать мои крики, и страдал от невозможности мне помочь.

Хуже нет - рожать лежа!!! Я, понимавшая, что на схватках надо ходить и приседать, из-за поставленного снотворного, не могла встать. То есть его действия хватило всего на 1,5 часа, а остаточные явления не давали мне быть "в трезвом уме и твердой памяти". Когда начало тужить, стало совсем весело...:( Раскрытие не полное, а тужиться хочется... Дышать по-собачьи? И это когда тебя разрывает от боли, сознание путается, а ты постоянно сбиваешься с нужного ритма?! Спасибо врачу! Она дышала вместе со мной и от ее "Дышим-дышим-дышим..." было чуточку легче. Помню, что на короткий миг я вернулась в реальность, когда услышала взволнованное: "Мариша, что ты делаешь??? Ребенок же страдает!!!" И вот тут, уже превозмогая всю боль мира, ко мне на короткое время вернулись силы. Увы! Этого было мало... Я опять выпала из реальности.

Сознание вернулось оттого, что чьи-то сильные руки подняли меня с той злополучной кушетки, и чей-то голос велел сесть на корточки. Я, как послушная кукла, села.

...Потом врач сказала: "Хочется тужиться - тужься", и это было спасением!!!

И тут наступил момент, который я не забуду до конца жизни! Момент, за который я, не задумываясь, могла бы отдать полжизни: меня поднимают с корточек, переодевают в стерильную одежду и разрешают взобраться на кресло! О, это кресло! Откуда только у меня взялись силы после 14-ти часов адских мучений? Я взлетела на это кресло, как на подиум! И дальше слова акушерки звучали в моих ушах райской музыкой: "Раз-два-три... Тужимся!" Я старалась изо всех своих слабеньких сил, но их было явно недостаточно. На третьей потуге кто-то навалился мне на грудь, и вдруг... Вдруг я почувствовала (именно почувствовала, а не услышала) тишину. И в этой тишине - славное такое "плак-плак-хнык". Муж, правда, потом утверждал, что малыш кричал в голос, но мне тогда казалось, что он хнычет...

Господи! Вот это - тот самый момент, ради которого я готова пройти еще раз все муки ада! Это то, о чем мечтает каждая женщина в родах - увидеть, наконец, своего малыша и прижать к себе. Я улыбалась совершенно идиотской улыбкой, а когда открыла глаза, не сразу поняла, почему вижу все сквозь пелену. Оказывается, в глазах стояли слезы. Но слезы радости, а не только что пережитых мук. Врачи колдовали, держа моего ребенка (у нас было обвитие пуповины вокруг шейки). И тут акушерка подняла высоко надо мной малыша и сказала: "Ну, что, мамочка, видишь, кого родила?" А я уже протягивала свои руки к нему, моему самому любимому и дорогому существу на свете!!! "Вижу, - мальчика", - ответила я, улыбаясь... Господи! Какое это блаженство - прикоснуться в первый раз к своему малышу! Карапуза положили мне на грудь и позвали нашего папу. Папа гладил одним пальцем ручку ребенка и улыбался, и, по-моему, в его глазах тоже стояли слезы...

Потом были необходимые процедуры с малышом, его взвешивали, измеряли рост. Но всего этого я уже не видела, - дали общий наркоз для приведения меня в порядок. А очнулась я оттого, что кто-то гладит меня по лицу... Муж смотрел на меня восхищенными глазами и шептал: "Зайчик, ты посмотри, какой у нас получился славный Малыш!"

А потом через положенное время нас перевезли в палату. Малыш сладко спал, почмокав маминого молочка. Он был такой красивый! Такой сладкий! Такой родной! Я не хотела с ним расставаться ни на минуту. Даже клала его рядом с собой, поскольку расстояние в один метр до его кроватки было для меня слишком велико.

...Вся родовая боль забылась к выписке из роддома, швы зажили через 2 недели, и уже почти ничто не напоминало мне о том, что это я рожала. Но когда я вижу моё сокровище (сейчас уже большое :)), мой лучший шедевр в этой жизни, на мои глаза наворачиваются слезы, и волна нежности к этому самому дорогому существу на свете захлестывает меня. Я очень хочу, чтобы мой малыш был здоровым и счастливым, умным и талантливым, а мы будем его просто любить за то, что он есть!

Марина Трефилова (Ирма), treffile@newmail.ru.