Содержание:

Я чудесно родила сына в роддоме и столь же чудесно родила дочь дома. И об этих событиях в моей душе сохранились одинаково светлые, одинаково теплые, одинаково приятные и трепетные воспоминания, к которым хочется возвращаться снова и снова. И я одинаково не понимаю людей, томно восклицающих: "Ах! Роды в роддоме? Что вы, что вы! Там же врачи повсюду! Бегают, какие-то лекарства ставят, прививки, ребенка от мамы еще чего доброго унесут...", равно как и тех, кто делает огромные глаза и с ужасом переспрашивает: "Дома? Ну ты даешь! Как это ты решилась на такое? Ну ты и отчаянная!" Бывает, еще безответственной назовут, или сумасшедшей...

В общем, мне хочется поделиться опытом, развеять некоторые мифы, описать достоинства и недостатки каждого из вариантов. Но главную мою мысль можно, пожалуй, выразить одним предложением.

Рождение нового человека — это таинство, и мы можем лишь создавать видимость того, что способны влиять на него с помощью своих решений. Объясню. Если по каким-либо причинам небесная канцелярия решит, что материнство для вас должно быть сопряжено с испытаниями, вы столкнетесь с ними — и не важно, дома или в роддоме, главное — они будут. Напротив, если таких испытаний вам не положено проходить, роды пройдут успешно — даже в глухом лесу или в самолете. Мне думается, в высшей степени самонадеянно полагать, что мы можем все предусмотреть заранее. Скажу банальность: роды могут прийтись на дежурство "плохой" бригады, или "хороший" врач уйдет к другой роженице в самый ответственный момент, или еще какая-нибудь "случайность" стрясется, да и дома может что-то пойти не так...(Только в роддоме вся вина и ответственность ляжет на врачей, а дома — лично на женщину, но эта мысль тоже из разряда банальных).

Иначе говоря, я фаталистка. Разумная фаталистка. Разумность моя заключается в том, что я — за здравый смысл в принятии решений. Считаю форменным безумством рожать дома (особенно первого ребенка) в следующих случаях:

  • ни разу за всю беременность не посетив гинеколога и не сдав ни одного анализа;
  • при наличии серьезных проблем со здоровьем до беременности;
  • при выявленных во время беременности патологиях (реальных, подтвержденных анализами и хорошими специалистами).

Сама бы я не стала рожать дома, в дополнении к вышеперечисленному:

  • не заручившись безоговорочной поддержкой мужа;
  • если бы ждала двойню;
  • если бы у ребенка было тазовое предлежание;
  • и, скорее всего, если бы у ребенка было очевидное (точнее, на-узи-видное) обвитие.

Почему возникает желание родить дома?

Хочется максимально мягких и постепенных родов — как для мамы, так и для ребенка.

Хочется избежать необоснованного медицинского вмешательства.

Хочется, чтобы ребенка не забирали от мамы.

Не хочется ставить ребенку прививки.

Не хочется сталкиваться с хамством в столь трепетный и важный жизненный момент.

Не хочется уезжать из дома и подчиняться больничному режиму.

Не хочется "цеплять" больничную микрофлору.

К содержанию

Мягкие и постепенные роды?

В роддоме — сложно, но возможно. В моем случае мягкость и постепенность удалась процентов на 50, и я до сих пор не могу до конца разобраться, чья в том вина. У меня были небольшие разрывы, а у Сережи впоследствии было небольшое внутричерепное давление. И в том, и в другом случае все это не доставило нам сильных проблем, но — что было, то было. Вероятнее всего, причина — в горизонтальном положении тела во время потуг, которых я, в общем-то, толком и не чувствовала, соответственно, не могла тужиться правильно, по-природному. Мной командовали врач с акушеркой, а я, как послушный солдат, пыталась исполнить их команды — как могла. Смогла на четверочку.

С минусом. Вторые роды проходили вертикально, и хотя потуг было, по моим ощущениям, примерно столько же, никаких разрывов у меня не случилось, и никакого ВЧД у Натальи тоже не было. Плюс, в первых родах из-за разрывов у меня была приличная кровопотеря, из-за которой я спустя два часа упала в обморок. Ничего такого с Наташкой. В то же время могу привести немалое количество примеров родов, прошедших в родовом кресле "на пятерку". И я даже подозреваю, что и мои вторые роды в кресле оказались бы более успешными — просто потому, что они были вторыми.

К содержанию

Необоснованное медицинское вмешательство?

Это да, это бывает. И бывает нередко. И никто не застрахован. И, к сожалению, знание здесь — сила лишь частично. Очень сложно женщине — не медику — бороться с авторитетом специалиста. Вдвойне сложно, практически невозможно, бороться женщине, находящейся в схватках или в послеродовой эйфории. Но не стоит доводить это до абсурда. Недавно то ли слышала, то ли читала, как девушка аргументировала желание родить дома примерно следующим образом: "В роддоме ж врачи вокруг бегают..." Вот это точно перебор. У врачей масса более важных забот, чем бегать вокруг роженицы со шприцем или капельницей, так и норовя усыпить ее бдительность и вколоть-таки ей какую-нибудь ненужную бяку. Никто не будет вмешиваться в процесс, если он идет правильно, только ради того, чтобы вмешаться. Ну разве что студент какой, и то сомнительно. Другое дело, что критерии невмешательства у каждого врача свои. Один поставит окситоцин, а другой подождет. Вообще лучший способ застраховать себя от лишних лекарств до рождения ребенка — это приехать в роддом с сильными схватками, а не ложиться заранее. Как раз мой случай: мы приехали в роддом в 20:30, а Сережа родился в 21:25. Естественно, до его рождения никаких уколов-капельниц мне никто поставить бы просто физически не успел, даже если бы и была такая необходимость. А вот после рождения вкололи-таки окситоцин, якобы для более быстрого сокращения матки — тот факт, что ребенок сразу же взял грудь и начал активно сосать, во внимание как-то не приняли. Но я была в эйфории и махнула на них рукой. Что поделаешь, люди системы. У них инструкция такая. Пожалуй, самое сложное — это избежать необоснованного медицинского вмешательства в отношении новорожденного человечка. К счастью, Сережа в этом смысле был беспроблемным, мы выписались стандартно на пятые сутки безо всяких плохих диагнозов. Но мне знакомы мамы, чьих малышей буквально залечивали (особенно с повышенным билирубином — прямо случаев пять сходу назову). К сожалению, в наших больницах рецепт "мама + титя" часто не считается лекарством — скорее, невредной биодобавкой... Помочь тут может только грамотный и человечный доктор и мамина мегаинформированность.

К содержанию

Чтобы ребенка не забирали от мамы?

В роддоме — да запросто! Скажешь не забирать — не заберут. Не скажешь — могут и забрать, но не потому что они там все монстры, злые и бессердечные, спят и видят во сне, как бы поскорей мать с ребенком разлучить. По большому счету, медперсоналу в миллион раз проще, если все заботы о малыше с первых минут берет на себя его мама. А уносят детей исключительно из благих побуждений — чтобы женщина имела возможность как следует отдохнуть после родов. Одна моя знакомая сама попросила забрать у нее спящего сына, чтобы она смогла выспаться. Можно осуждать, можно понимающе кивнуть головой, но дело не в этом. Если мама настроилась не разлучаться со своей кровиночкой, никто ее насильно разлучать не будет. С Сережкой мы не расставались ни на секунду, первые два или три часа своей жизни он был со мной. Его хотели привычно положить в инкубатор, пока мне накладывали швы, но я буквально вцепилась в него и никому не отдала. Потом ребенка взяли минут на пятнадцать — помыть и запеленать — и сразу же вернули. Дежурная акушерка предлагала и даже настаивала забрать нашего малыша на ночь, поскольку я грохнулась в обморок, и она просто опасалась за мое дальнейшее самочувствие, но мы с мужем заверили ее, что справимся сами. Мужу, кстати, разрешили остаться.

К содержанию

Не ставить прививки?

Без проблем. Меня в 2004 году спросили, прежде чем ставить ребенку гепатит Б. Если не спрашивают, нужно говорить самой. Или предупреждать заблаговременно, до родов. Рожать дома для этого не обязательно.

К содержанию

Хамство?

Не знаю, не знаю. За четверо суток моего пребывания в 40-м роддоме мне никто ни разу не нахамил. Практически одновременно со мной, с разницей в три дня, в том же роддоме рожала знакомая, с которой мы вместе ходили на курсы; она утверждала, что сталкивалась с хамством все время, что там провела. Не означает ли это, что все зависит от человека? От его запросов, его отношения к себе и окружающим, от его тона, выражения лица... Мне безумно нравится древняя восточная — то ли китайская, то ли японская — мудрость: "В улыбающееся лицо стрел из луков не выпускают". Не потому ли мне никто не грубил, от акушерки в приемнике до медсестры на выписке, не потому ли, что они видели мою улыбку? Накануне выписки я подошла к акушерке, дежурившей на этаже в день рождения Сережи, чтобы отблагодарить ее за доброе отношение коробочкой конфет. В ответ услышала: "Что вы! Да зачем! Ну разве можно было к вам отнестись по-другому? Вы же светились вся!" Было приятно... Для меня приветливое выражение лица — это нечто само собой разумеющееся, но видимо, для родильного отделения 40-го роддома оно было редкостью.

К содержанию

Не уезжать из дома? Не подчиняться больничному режиму?

Да, уезжать из дома и правда не хочется. Особенно когда ты уже в схватках и безумно лень одеваться и выходить на улицу в морозный вечер (это с Сережей). Особенно когда некому экстренно оставить старшего ребенка, и приходится выбирать — либо рожать с мужем, но планово и в выходной, чтобы была свободна бабушка, либо рожать тогда, когда захочется ляльке, но одной, без поддержки мужа (это с Наташей). В роддом без мужа мне ехать было просто страшно. И торчать там пять суток было тоже нереально, разве что вместе с Сережей. Для меня это стало очень существенным поводом остаться дома. А что касается больничного режима, то при ближайшем рассмотрении этот режим оказывается вовсе не таким уж бескомпромиссным. Ко мне с Сережкой и муж приезжал поздними вечерами, и передачи мне доставляли с еще теплыми мамиными котлетами, сразу же как только их отдали на пост, и книжки я всяческие читала, и дневник писала, и по утрам температуру не измеряла... Разве что намертво запечатанные окна мне так и не удалось распечатать, чтобы проветрить душную палату.

К содержанию

Больничная микрофлора?

Эээх... вот это правда, чистейшей воды правда. "Домашние" детки с дисбактериозом — такая же редкость, как "роддомовские" детки без дисбактериоза. Сережа принес из роддома эшерихию коли, с которой мы не можем справиться до сих пор. Потому что она, зверюга такая, нечувствительна к бактериофагам. Есть ли эта или ей подобная гадость у Натальи, достоверно неизвестно — анализов я не делала, не было такой необходимости. Колики у Наташки проходили значительно легче, диатеза пока (тьфу-тьфу-тьфу) не наблюдается, хотя я ем практически все подряд, в то время как с Сережей сидела на рисе с гречкой; прикормы тоже вводятся без особых проблем в плане реакции кишечника — иными словами, Наташа в этом смысле совсем другой человечек. И именно "микрофлорный" фактор стал для меня вторым поводом родить дома.

Поводом, но не причиной. И мне хочется это подчеркнуть. Я глубоко убеждена, что рожать дома можно только в случае, если ты, положа руку на сердце, можешь сказать сама себе: "Я ГОТОВА, физически и духовно, справиться с этим самостоятельно, без помощи врачей". В первую беременность я этого себе сказать не могла — и поехала в роддом. С Натальей все с самого начала шло иначе: я фактически игнорировала визиты в консультацию (правда, часто по объективным причинам), и лишь внимательно слушала себя, свой организм, веря в его силу и безграничные возможности. Поэтому я осталась дома.

"Ну и как оно, дома?" — часто спрашивают знакомые. "Дома? Дома хорошо", — отвечаю я, не вдаваясь в подробности. Потому что вся прелесть домашних родов выражается только в этих двух словах: дома хорошо. Но в стократ сложнее, чем в роддоме.

Сложнее морально: ты знаешь, что все зависит только от тебя, и кроме себя самой, тебе не на кого рассчитывать. Великое искусство акушерки, помогающей тебе, заключается как раз в том, чтобы дать тебе почувствовать СВОЮ силу, достать из подсознания СВОИ инстинкты. От нее исходит посыл: "Я рядом, но ты справишься сама, ты все делаешь правильно". В роддоме от людей рядом с тобой исходит нечто другое: "Мы здесь, если что — мы тебе поможем". И твои силы включаются от этого не на все сто, потому что ты знаешь, что часть работы могут сделать за тебя.

Рожать дома сложнее физически: на следующий день после рождения Натальи мне казалось, что я отпахала, по-другому не скажешь, в спортзале как минимум полдня, причем после длительного перерыва в тренировках. Болело все — от кончиков больших пальцев на ногах до голосовых связок, а больше всего, конечно, ноги и пресс. Потому что это была РАБОТА, тяжелая физическая работа. После Сережи я помню только тянущую боль в области шеи — из-за того, что я инстинктивно пыталась приподняться в кресле, принять более вертикальное положение. Наташку я рожала, стоя на коленях и опершись локтями на диван, спиной к акушерке. Мне реально не хватало растяжки в ногах и силы в руках, хотя неспортивным человеком я себя назвать не могу.

И, наконец, после домашних родов сложнее на следующий день, когда муж привычно досыпает сладкие утренние минутки, а ты привычно встаешь и идешь варить ребенку кашу. По синусоиде. И у плиты стоишь, держась за стол. А потом пищит малышка, и ты так же, по синусоиде, возвращаешься в спальню и берешь ее на руки. И тащишься обратно помешивать уже пригорающую кашу. А в глазах уже темнеет, и ты без сил опускаешься на стул. И понимаешь — да ёлки зеленые, я же вчера человека родила, ну почему никто помочь-то не может! И, задыхаясь от жалости к самой себе, идешь будить мужа, чтобы он помог хоть чуть-чуть перед уходом на работу. А муж, открыв сонные глаза, удивленно спрашивает: "Что-то случилось?" И хочется треснуть его чем-нибудь тяжелым. И он это вдруг понимает, вскакивает и начинает помогать. И даже приходит с работы пораньше. И приносит огромный букет цветов и бутылку моего любимого аргентинского. В роддоме всего этого не будет. Хорошо это или плохо — я не знаю...

"Ну и что, третьего-то где будешь рожать?" — спрашивают меня те, кто знает о моих планах (остальные уверены, что на двух детях, особенно разнополых, вполне можно уже и остановиться). "Не знаю", — честно отвечаю я. Потому что рождение нового человека — это таинство. Но об этом я, кажется, уже писала.