Первое, что бросается в глаза, — сепия, будто подернутая дымкой. Сквозь эту завесу все персонажи высвечиваются на страницах, словно мираж. Это не та сказка, которая покидает пределы книги, приобретая неожиданный объем, позволяя прикоснуться к себе. Напротив, она словно затягивает в свой мир — как зыбучие пески, погружающие в волшебное, никогда не существовавшее прошлое.

Австралийский колорит проступает на иллюстрациях Роберта Ингпена незаметно. Выжженный пейзаж, у которого всегда есть «фундамент», но нередко — нет неба, зависает в пространстве, неизмеримо большем, чем физически занимаемая рисунком площадь. Оно обтекает текст и разрастается даже в те стороны, где оставлен белый лист или однотонный фон — чтобы затем уйти в бесконечность легкими пятнами краски.

Лабиринт

Возникает непонятное ощущение: тяжесть образов сочетается с общей атмосферой воздушности — будь то размытые границы, неплотные текстуры или тот неповторимый муар, который в жизни создает само время. Но и на рисунках Ингпена каждая линия мгновенно становится фрагментом истории. Может быть, потому, что художник долгое время сотрудничал с австралийским Государственным объединением научных и прикладных исследований, в движениях его кисти до сих пор чувствуется стремление зафиксировать предмет в каком-то одном положении. Вся динамика направлена внутрь, а не вовне, настроение, заданное в начале книги, почти не меняется, условная реальность развивается по своим законам, все больше и больше околдовывая читателя.

Роберт Роджер Ингпен родился в 1936 году в Джелонге, занимался графическим рисунком в Королевском технологическом институте Мельбурна. Поработав над научными отчетами и брошюрами экологической тематики, он стал творить в качестве свободного художника, не отказываясь от участия в интересных проектах. Его дизайнерские идеи использованы при создании почтовых марок, государственных символов, статуй и рисунков для гобеленов.

Лабиринт

Как и многие другие современные иллюстраторы, Ингпен не ограничивается визуальными работами. Он сам пишет книги: художественные и тематические — посвященные проблемам здоровья и экологии, исторические. Вышло свыше ста тридцати книг с его иллюстрациями и текстами. В 1986 году Ингпену была присуждена Детская литературная премия имени Ханса Кристиана Андерсена — одна из наиболее престижных в этой области.

Роберт Ингпен отдает предпочтение классическим книгам для детей и сказочному жанру. Перед тем как приступить к созданию иллюстраций, он тщательно изучает произведение и собирает информацию об авторе. Его задача — не меняя смысла оригинального содержания, создать такие рисунки, которые резонировали бы с современным человеком, побудили бы его к более внимательному и глубокому чтению. Проиллюстрировав книгу Чарльза Диккенса «Рождественская песнь», Ингпен настолько проникся творчеством английского писателя, что все еще разговаривает с ним время от времени в своем воображении.

Лабиринт

Выпущенная издательством «Махаон» серия «Книги с иллюстрациями Роберта Ингпена» когда-то началась с «Питера Пэна и Венди». Ингпен делал карандашные наброски — графические зарисовки можно увидеть на одном из разворотов — а затем заливал акварелью. Потом текст и иллюстрации располагали между собой на мини-макете.

За «Питером Пэном» последовали «Остров сокровищ», «Книга джунглей», «Ветер в ивах», «Алиса в Стране чудес», «Приключения Тома Сойера», «Таинственный сад» и другие произведения.

Ингпену достаточно нескольких штрихов, чтобы передать эмоциональное состояние героев. Одинокие падающие листья расскажут об осенней тоске гадкого утенка. В истории о Томе Сойере и стены пещеры, и люди, бродящие по ней, — искусная игра светотени. Легко потеряться, когда сам становишься отблеском света.

Лабиринт

Городские пейзажи, интерьеры, напротив, детальны. Словно желая как можно точнее представить место действия, художник тщательно выписывает все декоративные элементы, украшающие здания. Интересно проследить, как узнаваемый стиль Ингпена слегка меняется под влиянием того или иного автора. Так, в экзотических историях о Маугли используются более насыщенные цвета. Пиноккио попадает в настоящий грубоватый театр дель арте. Реализм восьмидесятидневного путешествия вокруг света соседствует с немного шаржевыми образами «Алисы».

Впрочем, для того чтобы прикоснуться к подлинным фантазиям художника, нужно открыть его собственную книгу. Сказку «Хранитель снов» Ингпен написал для своей внучки Алисы. Кто обитает в нашем подсознательном мире? Надо ли бояться кошмаров? Или все-таки стоит уйти с головой в это таинственное измерение? У человека рисующего выбора нет. Ведь любой детский художник — ловец снов.