Содержание:

В конце учебного года ответственные учителя-словесники выдают детям список литературы на лето, в котором произведения школьной программы соседствуют с литературой для внеклассного чтения. Ответственные родители книги по списку закупают, скачивают — кому как привычнее. А безответственные дети и особенно подростки эти книги по школьной программе читать отказываются. Что делать: заставлять, заинтересовывать или оставить в покое?

Школьная программа по литературе

Типичная школьная ситуация: девочке-семикласснице задали читать "Князя Серебряного", она попробовала — и зашвырнула книжкой в стену.

Девочка в принципе читающая, и программные "Повести Белкина" или Шекспир прошли на ура. Но "Князя" — ни за какие коврижки. Муть, скучища, ничего не понятно. Да и вообще все внимание сейчас занято "Игрой престолов".

Родители — мои друзья — задали мне вопрос, что делать. Я, не раздумывая, сказал: "Не заставлять!" — и напомнил им о правах читателя, которые сформулировал французский писатель и учитель Даниель Пеннак: право читать что попало, право не дочитывать, право втыкаться в любое место книги... Ну а если уж прямо будет надо, то можно и кратким пересказом ограничиться.

Сказать-то сказал, но все-таки решил обсудить с коллегами-словесниками (есть у нас для этого специальная группа в Фейсбуке). Тема задела: мы все сталкиваемся с детьми, которые не хотят читать конкретную книжку. Если она непрограммная, то и ладно — а если в программе? Если нам ее надо проходить? Если по ней сдавать тест, проверочную по тексту, сочинение?

К содержанию

Школьная программа по литературе: как быть учителям?

Как нам, учителям, быть? Действовать по Пеннаку? Но тогда легко себе вообразить, как полкласса откажется читать одно произведение, а полкласса — другое. И будет чувствовать себя в своем праве. А как же организовывать тогда общую работу? И что делать с каким-нибудь отдельно взятым оболтусом, который вообще ничего не прочтет и станет настаивать на свободе такого выбора?

Право ребенка выбирать книги для изучения в школе очень трудно реализовать при поточном характере обучения — это ясно. Отдельные уроки, посвященные своим книгам, возможны и даже необходимы, но именно отдельные. На обычном же уроке перед глазами всех его участников общий текст, и смысл как раз в том, чтобы увидеть этот текст с разных точек зрения, соотнести их, обогатить свое понимание за счет понимания других.

А если этот текст мне совсем неинтересен, если читать его после первых двух страниц не хочется? "Ну, знаешь, — говорят одни учителя, — не хочется — потерпишь. Ты что, на физике или химии какую-нибудь формулу не учишь, потому что она тебе не нравится? Или кольчатых червей на биологии не проходишь? Проходишь как миленький. И тут давай не кочевряжься. Потому что в программе".

Другие учителя начинают искать подходы к ребенку, пытаться его заинтересовывать ("А напиши мне, почему тебе эта книжка не нравится? Попробуй это объяснить"; "А давай сделаем по этой книжке буктрейлер"), признавая само отсутствие интереса нормальным. Но всегда ли тактика учительских завлекалочек работает? И главное — зачем его все-таки не мытьем, так катаньем затаскивать в эту, немилую его сердцу книгу?

Список литературы на лето

К содержанию

Список литературы на лето, дети и родители

У учителей в этой истории свои проблемы и свои точки выбора. А как быть родителям? Они тревожатся, что ребенок получит двойку, не просоответствует правилам, вызовет гнев учителя. Они начинают наседать, воевать или торговаться. "Мы ж читали, иногда через не могу — и живы. Давай и ты". Исход этой борьбы непредсказуем, но редко когда приводит к пользе для ребенка. Как правило, прочитанная под нажимом книжка останется отрицательно маркированной на долгие годы (впрочем, бывают и исключения).

Есть и другие родители: они, часто справедливо, недовольны конкретной школой или школой вообще и с радостью уличают ее в абсурдности требований. Насильное чтение — одна из удобных здесь мишеней. Поэтому такие родители не только не заставляют ребенка читать, но еще и идут качать права в школу: почему то-то или то-то в программе? Это не по возрасту (запредельный объем, так грустно, что дочка плачет, зачем травмировать детей, идиотская книга, скучища жуткая, а сама училка читала? — нужное подчеркнуть).

Ну и, конечно, свои сложности в этой ситуации у детей. Хорошо, когда со взрослыми есть контакт и когда можно объяснить им свои чувства. Хорошо, когда есть с кем поговорить. А если нет? Или если установки взрослых настолько жестки, что себе дороже обнаруживать себя? И легче соврать, прикинуться, прочитать пересказ, как-нибудь пережить проверочную?..

Как видим, история с нечтением выглядит по-разному, если смотреть на нее с точки зрения разных участников. Мы, как учителя, можем быть неумолимы и хладнокровно составлять тест на знание текста ("Деревья каких пород шумели в парке, когда герой объяснился героине в любви?") — но мы же в качестве родителей можем негодовать на подобные задания своих коллег, когда наш собственный ребенок получает за такой тест двойку или тройку ("Да какая разница, что там шумели липы и ясени?") — или вовсе не пройти этот тест как читатели ("Упс, а что, там были в этот момент деревья?"). И, конечно, эта история в каждом конкретном случае поворачивается тем или иным боком. Тем важнее разные ее "бока" проговаривать.

К содержанию

Ребенок не читает. Что делать?

Приведем несколько выдержек из комментариев в фейсбучном обсуждении (их авторы в основном — учителя литературы и ответственные родители). Может быть, они помогут вам увидеть проблему с новой стороны, или расслабиться и принять свое внутреннее ощущение, или, наоборот, испытать желание спорить. И уж во всяком случае, они покажут, что учителя и родители — тоже люди. Думающие и сомневающиеся, не во всем друг с другом согласные. И они тоже когда-то были детьми.

  • Тринадцатилетнего ребенка может пугать объем произведения, язык может быть очень трудным. Я читала вместе с дочкой "Дубровского" — удивилась, насколько сложной кажется современным детям эта проза. Если выхода нет — ознакомиться с пересказом и критикой. На уроке будут обсуждать, может, заинтересуется и прочтет позже. Никто не умер оттого, что какое-то произведение не прочитано. Зато насильное чтение отбило охоту читать классику тысячам детей.
  • Опыт "бросить книжку, потому что туфта невыносимая" — тоже очень ценный.
  • Если "не идет", я советую аудиокнигу. Там и в сокращении, и можно слушать где угодно. Едут в машине — включили и слушают.
  • А мы сами дочитываем книжку, которая "не идет"? И всегда делали всё заданное? Почему от них требуем?
  • А такой вариант не пройдет: "Я не прочитала эту книгу, но вот эту прочла и могу о ней рассказать, написать и т.д."? У нас в школе так по умолчанию.
  • На мой взгляд, это бесценно, когда можно сказать учителю, что прочитал 50-100 страниц и больше не можешь, — и получить за это не двойку, а только доброжелательное обсуждение что-как-почему.
  • Я как раз начал в этом году "Отцов и детей" с того, что рассказал ученикам, как не читал их в 10-м классе, как получил тройку за сочинение, как было стыдно перед любимой учительницей, как невзлюбил с тех пор Тургенева. А стал понимать, про что "Отцы и дети" даже не в университете, а позже, когда стал преподавать.
  • Вообще, да, надо признать, что "книга не идет" — очень важный момент читательского опыта, но мы не умеем об этом говорить. И "мостики" между тем, что нравится, и тем, что не нравится, мало кто выстраивает. Но краткий пересказ мне тоже кажется сомнительным вариантом.
  • У нас ведь совсем не распространено, чтоб ребенок, у которого не идет, пришел бы с этим к учителю. И учитель может даже не догадываться, что и в какой мере "не шло" у каждого из его учеников на протяжении всего периода обучения. Система проверки обманывает (может, списал или краткий пересказ прочел?). С каждым по душам не поговоришь. Многие сидят как в танке — и предпочитают на троечку что-то там такое, только бы отстали. Но главное — мысли прийти к учителю с этим почти не возникает. Это ж как открывать карты противнику. Или вот почему: откроешь ему, что "Игры престолов" лучше, так он задание придумает, чтоб ты сидел и сравнивал их с тем же "Князем Серебряным", да еще писал про это связно и душу открывал. То есть творчески загрузит меня так, как я не загружусь, если промолчу и прочитаю краткий пересказ.
  • А если попробовать начинать урок с какого-то обмена впечатлениями по поводу текста и процесса его чтения? Без всякого оценивания и (тем более!) тестирования. А главное — в классе все должны быть уверены, что никаких санкций при любом итоге разговора не наступит. Многое в результате такого общения может открыться.
  • Поднята очень важная тема. Фактически она о свободе личности и о смысле чтения в одном флаконе.
  • О свободе личности в образовании и (шире) в обществе — очень трудная тема. Потому что непонятно, где проводить границы свободы. Школьное расписание — уже несвобода. Почему надо всем начинать в девять ли в полдевятого? Я — не хочу. Ну и что сделаем с ребенком, который заявил так? Скажем — перехочешь. Вот тебе расписание и вперед. Но если здесь "перехочешь", почему нельзя "перехотеть" и в случае с чтением? Читай, раз положено. Или наоборот — если в чтении мы позволяем свободу, почему не позволить ее в отношении расписания, выбора учителя, в отношении посидел пол-урока, не понравилось — встал, вышел. И ничего за это не будет. Свобода — угроза работе системы.
  • Ну, с точки зрения процесса коллективное обучение 25 человек одновременно одному и тому же с одним темпом вообще не очень удачная форма (в том числе включая необходимость всем начинать в девять). Другой вопрос, что уж какая есть, все равно с ней как-то жить. Но чуть больше гибкости в выборе не помешало бы. Ну и если про систему: мой двоюродный брат счастливо проучился на 4-5 на кратких пересказах и сочинениях, надерганных из книжек и интернета. Был ли в этом какой-то смысл? Читать так и не любит, но по общению я бы нелюбви к чтению не заподозрила, если б не знала.
  • Мой опыт принудительной сдачи "Войны и мира" после 10-го класса (теми, кто точно не прочел), показал, что большая часть учеников потом себя за это высоко оценивает. И разговаривать о книге в процессе сдачи им постепенно становится интересно. Лежать на диване и смотреть Первый канал всегда легче...
  • Вот это важно. Мы, по большому счету, навязывая и заставляя, потрясая программой и прочее, подспудно понимаем, что альтернатива тут будет — не делание чего-то другого, не чтение вместо вот этого "не идущего" текста другого, а банальное безделье. Мы ученика заставляем что-то делать, чтоб не было пустоты или безобразия. Это важный внутренний мотив наших действий. Но человек может сказать — оставьте меня, зачем вы меня заставляете? То, что вы считаете пустотой или бездельем, для меня может быть важным. И как разобраться, правда: он лежит на диване, потому что бездельник — или потому что философ? (При этом Первый канал абсолютно точно надо отключить. Да и Второй тоже).
  • Сколько девушка прочла-то, прежде чем бросила? Есть книги, которые невозможно прочитать с начала. У меня самой такая реакция три раза была на "Трудно быть богом" и на "Доктора Живаго". Учеников теперь предупреждаю.
  • Да ладно нам всем прикидываться. Что — все всё в школе читали? Тогда я в семье урод. А ещё книжка хорошая была у Пьера Байяра "Искусство рассуждать о книгах, которые вы не читали". Я, когда её читала, прямо вот сеанс психотерапии у меня был. Отличная, надо сказать, книга.
  • Все-таки, думаю, наша задача — дать попробовать разные блюда, а не скормить их до конца, развить вкус, а не вызвать анорексию, научить удовлетворять собственный аппетит без дальнейшего вреда организму. Или, если взять другую метафору, провести такую экскурсию по городу, которая позволит им сюда самим вернуться и погулять с фотоаппаратом и любимыми людьми. А не провести их самим по каждому переулку, по каждой крыше или подворотне. Да и есть ли города, в которых мы сами побывали в каждом переулке?