Началось всё, как я уже указала, со слов "Рожаны", когда мне сказали, что я пропускаю какие-то признаки, когда ребёнок просит есть. Я стала читать материалы на эту тему и обнаружила странные вещи: что специалисты по ГВ обязательно рекомендуют спать с ребёнком, давать грудь по первому требованию — это значит, по первому писку, по первому шевелению! Предлагать грудь всегда и постоянно. Я как рассуждала: раньше кормили по режиму, то есть плачет ребёнок или нет, он будет есть в строго определённое время. Так поступала моя свекровь. А теперь кормят по требованию, то есть дают грудь сразу, как ребёнок заплачет, не дожидаясь никакого часа. И заплакать он должен, потому что хочет есть, а не почему-то другому. Поэтому если время кормления ещё не наступило, можно попробовать ребёнка успокоить, отвлечь чем-то. Собственно, это нам и на курсах говорили. И мне казалось, что оптимальный промежуток между кормлениями составит те же 3-3,5 часа. А у меня оказался вообще идеальный ребёнок! Никаких криков, проснулась раз в 3-4 часа, заплакала, покушала — и снова спать! Я была уверена, что поступаю правильно. Брала, кормила, снова укладывала в кроватку и ждала следующего пробуждения. В остальное время ребёнок вроде бы мирно спал.

Тут же обнаружилось, что даже спать ребёнку лучше не в кроватке, а в слинге на маме. А уж бодрствовать — это совсем точно! И вообще маме рекомендуется всегда и везде ребёнка на себе таскать, делая домашние дела. Это мне показалось диким. Зачем таскать на себе ребёнка, если он спокойно спит в своей кроватке? Слинг или "кенгуру" (тогда для меня не было особой разницы) представлялись мне удобными приспособлениями для похода в поликлинику, например, или в магазин — чтобы коляску на улице не оставлять. И только! Конечно, бывают такие дети, как вот опять же у свекрови, которые не орали только на руках, тогда слинг, конечно, спасение, дела-то надо делать. Ну или, например, в большом доме, когда с этажа на этаж коляску не дотаскаешься... Но это же всё не мои случаи!

Ну и также выяснилось, что спать ночью ребёнку лучше тоже не в своей кроватке, а рядом с мамой. Это я уже обнаружила много позже, когда стала разбираться с отказом. Но пишу здесь же, так как всё это об одном и том же.

Мы когда ещё во время моей беременности планировали в квартире перестановку в связи с рождением ребёнка и собрались выбросить нашу большую кровать, а спать на диване, нам абсолютно все знакомые, у которых уже были дети, говорили: "Вы что? Ни в коем случае не выбрасывайте кровать! Ни за что! Вы обязательно будете брать ребёнка к себе спать". Меня это удивило, я как-то не собиралась брать в кровать ребёнка, ребёнку была куплена своя кроватка. Но они настаивали, что практически всегда такой момент настаёт, когда ребёнок спит хорошо только с родителями. Я спросила у мамы и свекрови, мама не брала меня в кровать, так как я вела себя безупречно и спала всю ночь напролёт (с соской). Свекровь брала опять же по нужде, но вспоминает об этом, как о кошмаре, потому что всё время боялась ребёнка уронить, задавить и т. д.

Я не зарекалась, я понимала, что, конечно, если ребёнок будет орать благим матом, я не выдержу и просто, чтобы самой поспать спокойно какое-то время, хоть положу её в свою кровать, хоть сама к ней в кроватку залезу, лишь бы дитя было счастливо. Но, в целом, не собиралась приучать её к совместному сну. А моя малышка оказалась и в этом идеальной. Практически всегда прекрасно засыпала в своей кроватке. Необходимости класть её спать с собой я не видела.

В общем, всё это (кормление по первому шевелению, постоянное ношение ребёнка в слинге и совместный сон) показалось мне не лишённым смысла для каких-то особых, может, сильно "скандальных" детей. А как рекомендация всем подряд — излишество. Мамы, носящие ребёнка в слинге на себе даже в туалет, кладущие ребёнка с собой даже спать и достающие сиську каждые 20 минут представились мне умалишёнными.

На самом деле, всё это изучать я стала только после отказа, то есть после 3 месяцев, несмотря на то, что намёк был сделан ещё во время первого лактостаза, когда ребёнку было немногим больше одной недели! И хотя "Рожану" в целом я считаю в каких-то моментах совершенно ненормальной организацией, тем не менее, завидую тем матерям, которые закончили её курсы во время беременности, а не как я читали уже после родов, когда совершенно нет времени, и осмысливали прочитанное медленнее, чем ребёнок рос... Я и до сих пор, уже больше месяца борясь с отказом, ещё не до конца всё это осмыслила. Поэтому напишу свои соображения именно на данный момент времени (24.07.2008 12:26:39, Алёне 4,5 месяца), а потом буду, возможно, что-то дополнять.

Когда я теперь пытаюсь объяснить кому-то, кто говорит, что я слишком заморачиваюсь, нося ребёнка на себе и доставая грудь по любому её сигналу, почему я так делаю, я всегда прошу человека вспомнить, например, кошку с котятами. Всё очень просто. И то, что я так долго описывала выше, сразу становится понятным. Ведь котята лежат под кошкой круглосуточно! Они практически постоянно присосаны к её соскам. И днём, и ночью. И если кошка и отходит куда-то, то очень недалеко и совсем ненадолго. Да и в животном мире так везде: самка сидит с детьми, греет их, кормит, охраняет, а самец доставляет пищу. Котята рождаются слепыми, совершенно беззащитными, они единственное, что могут — учуять мать, доползти до неё, прижаться к её боку, присосаться к её соску — это единственное место, где они чувствуют себя полностью защищёнными.

Мы, конечно, не кошки и котята, можно даже наше происхождение от приматов поставить под сомнение. Но чем новорождённый человеческий детёныш отличается от слепого котёнка? Ребёнок рождается не слепым, но глазки первые дни открывает всего на несколько минут, они у него ещё опухшие. И первые недели (не помню точно сколько, да это и неважно) ребёнок видит только на расстоянии 20 см (говорят, это как раз примерное расстояние от груди до лица матери). И каким образом ребёнок, положенный в свою пока ещё огромную для него кроватку, ещё и с защитными бортиками, может знать, чувствовать, что мама рядом, если мама пусть даже в метре от него занимается своими делами, или отдыхает, или спит ночью?

Далее, не будем вдаваться в животные инстинкты, а будем говорить чисто медицинским языком. У ребёнка присутствует сосательный рефлекс, это не будут отрицать даже самые отсталые врачи. Зачем он есть? Очевидно, затем, чтобы постоянно сосать маму. Ну, вот заложено в ребёнке (не важно, от кого — от котят, приматов или пришельцев с другой планеты, от которых произошло человечество), что он должен постоянно быть присосанным к маме. А как иначе объяснить, когда ребёнок, лёжа с закрытыми глазами, даже во сне, поворачивает голову на бок, открывает рот и что-то ищет? "Поисковый рефлекс", — пояснила мне детская сестра в роддоме. И что? И всё? А что при этом надо дать грудь, даже если ребёнок только что поел, никто не догадывается?

Догадываются, но, к сожалению, только отдельные умные и продвинутые мамы. Иные не обращают внимания, иные считают это показанием к соске...

Получается, если мы не можем, как кошки, разлечься и лежать, круглосуточно предоставляя грудь в распоряжение ребёнка, а хотим успевать ещё делать какие-то дела, то грудь надо предлагать часто, очень часто!

Я стала уже писать, как в какой-то пропагандистской статье... Мне больно всё это вспоминать. Это была моя третья ночь в роддоме. Первую я провела в послеоперационной палате, туда даже на кормление детей не приносили, вторые сутки я ещё училась кормить, и только утром третьего дня я попросила поселить дочку ко мне (честно, я бы и раньше попросила, просто думала, что после кесарева нельзя, и чувствовала себя совсем неуверенно...). Весь день она спала, в час дня привезли, в пять вечера она ещё спала. Рядом сидели мои родители, новоиспечённые бабушка с дедушкой, и ждали, чтобы она проснулась, чтобы посмотреть, какие у неё глазки. А она не просыпалась. Не помню тогда, подавала ли она мне какие-то знаки или нет... Периодически вздрагивала во сне, но это, как мне сказали, от неокрепшей нервной системы и всё... В полшестого я уже не выдержала и сама взяла её покормить. Потом родители ушли, пришёл муж... Потом был вечер, и что было, я не помню. А потом была ночь. Я была ещё неокрепшей после операции, мне было больно вставать, ещё была очень неудобная кровать, я поставила кроватку с Алёнкой совсем рядом со своей... Но чтобы её взять, мне всё равно приходилось встать. Я очень хотела спать, а она просыпалась каждые полчаса! С не помню какого времени и до четырёх часов утра мне приходилось брать её каждые полчаса. Я не понимала, в чём дело. Я её кормила не более 10 минут (так рекомендовали, пока идёт не молоко, а молозиво — потому что новорождённые детишки очень быстро устают его высасывать, оно тяжелее молока идёт), и она сама засыпала, отваливалась и отрубалась. Я её укладывала, а через полчаса всё начиналось заново! Я плакала, раздражалась, обижалась на неё (это ужасно, я до сих пор иногда не могу справиться с такими чувствами по отношению к ребёнку...), брала, снова клала, снова брала.... Я не понимала, что ей надо, если её покормили? А она всё время широко открывала ротик и поворачивала его в разные стороны... Сейчас слёзы на глаза наворачиваются! Ребёнку просто нужна была мама рядом! Я её брала, она сразу успокаивалась, но через какое-то время снова чувствовала тревогу: мамы нет! Ну и что, что она рядом, ребёнок её не чувствует! Я не знаю точно, надо было, наверное, её положить рядом, надо было дать грудь. Не знаю, насколько это верно про молозиво. Ну может и устаёт, значит, она бы просто подсасывала, не получая ничего внутрь, просто для успокоения!.. Значит, надо было её полностью раздеть, прижать к своей коже, чтобы она почувствовала, что мама рядом... Но мама её бросила... Брала, а потом сразу снова бросала...

Зря я это начала писать, это те воспоминания, от которых мне хочется сбежать подальше... Недавно я стала читать рекомендуемую мне книгу Жан Ледлофф "Как вырастить ребёнка счастливым" (см. следующую статью), там есть подробные описания, что, по мнению автора, видит, слышит и чувствует ребёнок, брошенный на целый день в своей кроватке. Это я внимательно прочитала, так как я своего ребёнка в кроватке во время бодрствования не бросала никогда, я всё время её брала и занималась с ней. А вот что чувствует ребёнок в роддоме, когда его к маме привозят раз в 3 часа, я прочитать не смогла, не стала... Мы, конечно, не всегда по своей воле на это идём, просто в наших роддомах ещё такая система... Моя девочка тоже прожила так двое суток... Да и третьи сутки с мамой были немногим лучше... Да что говорить, и потом последующие дни... Была ещё одна такая же ночь где-то в первые недели, когда она, засыпая у моей груди, просыпалась, положенная в свою кроватку каждые полчаса. Я тогда тоже плакала и раздражалась, я очень устала, и мне хотелось спать. Я уходила в ванну мыться, а муж приносил её мне туда плачущую и говорил: "Мы снова пришли к маме!"

Потом она просто после очередного кормления засыпала. Не потому, что, наконец, наедалась. А потому, что уставала плакать, обессилевала, засыпала расстроенная, не в состоянии объяснить маме, что ей нужно... Поняла я этот момент много позже, месяца в два. Ещё до того как я стала кормить чаще, а старалась приурочить всё к какому-то режиму. Вот вроде бы только что покормили, а она плачет. И плачет, за в реве прямо, я пока всё пытаюсь её отвлечь, укачиваю, песенки пою, улыбаюсь, а она всё плачет, а потом вдруг раз — и с плачем отрубается! Обессиленная! Просто ребёнку пора было спать, а засыпать он привык с грудью! Может, она и есть особо не хотела, просто очередной раз присосаться, почувствовать, что мама рядом, и заснуть...

И ведь я не такая плохая мать, я очень ждала своего ребёнка, я очень долго пыталась забеременеть, я плакала от радости, когда её в первый раз увидела, я её безумно люблю, я не понимаю, как могла бросать её плачущую, поддаваясь своим раздражениям...

Просто у меня были свои принципы, и некому было мне рассказать...