Содержание:

К содержанию

Сын второй

Вторым малышом я забеременела уже в сознательном возрасте — мне было 27 лет, и я была второй раз замужем. Не могу сказать, что мы как-то специально это планировали, но я внутренне чувствовала, что хочу ребенка и почти перестала предохраняться. Муж, правда, был несколько иного мнения и предпринимал попытки контролировать процесс. И тут судьба повернулась ко мне лицом: я практически случайно, без каких-то особых усилий с моей стороны, пройдя серьезный конкурс, устроилась на Работу Мечты: в той сфере, в которой всегда хотела работать, с супероплатой и суперусловиями и отличными перспективами!

Когда я вышла на новую работу, у меня уже была недельная задержка месячных, но это для меня обычно, да и тест не полосатился. Когда месячные не пришли еще через неделю, я уже с внутренней дрожью купила тест, и вторая полоска подтвердила, что я буду мамочкой во второй раз. Не могу сказать, что муж был рад, мы долго разговаривали — рожать или... Стыдно, но в какой-то момент ему удалось поселить во мне сомнения, хотя я постоянно твердила ему, что хочу этого ребенка, и никакая супер-пупер-работа мне не нужна, но муж в то время имел на меня огромное влияние и, даже ужасно это вспоминать, я с ним поехала на прием в частную клинику консультироваться по поводу прерывания беременности. Всю дорогу мы молчали, я плакала, в каком-то тумане поднялись к врачу, она осмотрела меня, сказала, что срок 7-8 недель. Вот тут я очнулась, оделась и сказала, что ничего я делать не буду, я люблю этого ребенка и рожу его, даже если мне придется это делать в качестве матери-одиночки. На удивление легко муж вдруг согласился, что родителями нам быть! Сразу стало легко и спокойно, с работы я уволилась через 2 месяца: пока искали мне замену, потом я вводила преемницу в курс дела... Я их подвела, конечно, но не специально же, максимально постаралась помочь тому человеку, который пришел вместо меня, в обиде вроде бы не остались.

Беременность опять протекала без малейших признаков токсикоза, только снова неприятие тех же продуктов на ранних сроках, что и в первую беременность, из чего я сделала вывод, что, скорее всего, у меня родится второй сынок. Что потом на УЗИ и подтвердили, хотя и врач в ЖК, и многоопытные бабульки-соседки, и свекровь-акушерка, и муж, и родня — все говорили, что у меня по всем признакам будет девочка. Вообще, это была самая лучшая моя беременность из трех именно по душевным ощущениям: я просто наслаждалась ей, рядилась в красивые одежки, всегда ухоженные волосы, маникюр. Все мне говорили, что я просто свечусь от счастья. Все-таки в мои 18 лет, беременная первым сыном, я была по сути еще избалованной сначала родителями, а потом первым мужем девчонкой, и в моем случае было верным высказывание, что первый ребенок — это последняя кукла. Я покупала массу книг и журналов с советами по беременности, родам и уходу за детьми, сидела в форумах для беременных, прочитала огромное количество статей по теме.

Роддомов в нашем городе только два. Помня о бытовых условиях в одном из них (по опыту первых родов 10 лет назад), решила рожать в другом, в котором лежала неделю на сохранении. Там было современное новое оборудование, свежий симпатичный ремонт, хорошие душевые, ну и, конечно, самое главное, потому что там мне обещали подобрать самого лучшего врача, который будет вести мои роды. ПДР у меня было 22 октября. И вот незадолго до этой даты я неожиданно узнаю, что облюбованный мной роддом закрывается на мойку как раз в тот период, когда мне предстоит рожать.

В срочном порядке обзваниваются все знакомые с просьбой порекомендовать врача в единственном оставшемся родильном доме. К счастью, такая кандидатура с лучшими рекомендациями была вскоре найдена. Да и в роддоме, как оказалось, за 10 лет, что меня там не было, многое изменилось в лучшую сторону и в плане оснащенности, и в плане предоставляемых услуг (я воспользовалась отдельной родильной палатой, отдельной палатой с удобствами в послеродовом отделении и индивидуальным ведением родов). С врачом я познакомилась за пару недель до ПДР. Она мне понравилась, особенно после того как она совершенно безболезненно провела осмотр. Шейка, по ее словам, была совершенно готова к родам, так что рожу я в ближайшие дни, это меня и обрадовало, и испугало одновременно, недаром я не раз слышала, что второй раз рожать страшнее, чем в первый.

В моем случае это так и оказалось. Что называется «меньше знаешь — лучше спишь». За неделю до ПДР у меня был назначен осмотр у моего врача. Вещи в роддом уже были собраны, и на всякий случай мы взяли их с собой, а перед этим заехали в магазин «Все для новорожденных» и затоварились по полной программе, причем мне пришлось мужа еще останавливать, а то он скупил бы все. Я не очень верю во всякие «беременные» приметы, но на всякий случай тут мы подстраховались, воспользовались услугой, которую предлагал этот магазин — можно выбрать у них все, что тебе нужно, но не оплачивать и не забирать с собой до того, как родишь. Они все откладывают у себя на складе и, когда наступает нужный момент, привозят тебе домой, где ты и расплачиваешься за покупки. Таким образом мы все выбрали до родов, но, по сути, купили только уже после появления малыша. В общем, после такого приятного шопинга мы приехали в роддом. Наша милая врач вскоре спустилась и повела меня в смотровую, как всегда совершенно безболезненно меня осмотрела и говорит «Ну все, ты в родах, раскрытие 4 см!» А я не сном ни духом! Ничего не чувствовала — ни боли, ни какого-то дискомфорта! От волнения меня аж затрясло. Растерянно улыбаюсь, выхожу к мужу и сообщаю ему, что остаюсь рожать. Я иду переодеваться в «фирменную» рубаху. Дают абсолютно новую, белоснежную, но, оказывается, из-за своей незастиранности она какая-то жесткая и неприятна для ставшей в последний месяц чувствительной груди. Но все это мелочи в такой важный момент. Заполняем бумаги, и мне делают клизму. Помня свой предыдущий опыт, никуда не тороплюсь, хотя наконец чувствую очень терпимые схватки (время 19-00).

Поднимаемся в родовую. Там все за 10 лет изменилось в лучшую сторону. Меня ведут в отдельный родзал, где стоит удобная широкая кровать, есть душ, туалет, а посередине палаты возвышается родильное кресло (или как там оно называется?). От его вида мне становится не по себе, а попросту страшно, стараюсь смотреть не на это, а на стол для новорожденного, на весы, на которых его будут взвешивать. Потихоньку успокаиваюсь, тем более боли никакой не чувствую, схватки идут, но они совсем терпимые. Время идет, болтаю по телефону с мужем, мамой, вставать мне не разрешают, говорят, чтобы не ускорять роды, поскольку за час (с 19 до 20-00) раскрытие еще значительно увеличивается, чуть быстрее, чем нужно бы, как объяснила мне врач. Ближе к 21 -00 боль все-таки усиливается, но терпеть вполне можно, дышу как собачка и стучу кулаком по стенке, почему-то так легче. Периодически подключается врач и массирует мне поясницу. Кстати, в первых родах схватки были практически непрекращающимися и очень болезненными, было ощущение, что у меня выкручивают все тело как тряпку. А во время вторых родов были перерывы между схватками, позволяющие немного передохнуть, и боль ощущалась в основном в пояснице и внизу живота.

Где-то в 21-10 отходят воды, становится совсем больно, открытие полное, начинаю стонать и чувствую потуги. Врач просит потерпеть и постараться еще немного не тужиться, терплю минут 7 и говорю, что больше не могу. Тут звонит муж, стараясь не заорать от боли в трубку, говорю, что не могу сейчас разговаривать, он дрогнувшим голосом отвечает, что понял. Меня переводят на кресло, потуги усиливаются, и я в особенно острые моменты кричу. Замечаю, что врачей в палате прибыло. Разрешают тужиться на схватках, ощущение (как метко заметила моя подруга), что тебе нужно, извините, покакать поленом. Еще помню мои мысли: «Давай, малыш! Выходи! Только бы не порваться!» Понимаю, что-то ли забыла, то ли разучилась тужиться. Вокруг все подбадривают и командуют: «Давай! Давай!» Стараюсь изо всех сил и тужусь, как надо — в живот.

Тужусь еще и слышу: «Молодец! Головка прорезалась! Хочешь потрогать?» Я говорю: «Я боюсь! Когда всего рожу, тогда потрогаю!» Ну, дальше уже было легче, еще одна потуга, и чувствую, как малыш вышел. На часах 21-30. Ребятенка буквально на полминуты уносят на его столик, он кричит басом, смотрю, не отрываясь, и уже безумно люблю его. Врач командует, чтобы сына положили мне на живот, он тут же успокаивается, а я глажу его по спинке и не хочу, чтобы забирали. Но все-таки приходится отдать, пока меня обрабатывают. Вот это, я скажу вам, неприятно, хотя у меня опять не было не одного разрыва или трещины. Стараюсь отвлечься от болезненных манипуляций, слежу за тем, что делают с малышом. Вес — 3050 гр., рост 51 см. Все в порядке. Наконец меня перекладывают на кровать, через некоторое время отдают сына, уже запеленутого и в чепчике. Он молча смотрит на меня, врач помогает мне дать ему грудь, он со второй попытки присасывается и начинает чмокать, потом засыпает. Все оставляют нас, врач идет звонить моему мужу. А я, абсолютно счастливая, не могу наглядеться на малыша и так люблю его, как кажется никого и никогда...

Так как родила я уже поздно вечером, то сына у меня, после того как нас спустили в послеродовое отделение, на ночь забрали. Вроде как с благой целью, что бы я отдохнула, поспала. Я согласилась, но так до утра практически и не сомкнула глаз, извелась просто вся — как там он без меня. И в 7 утра уже не выдержала и попросила какую-то первую встречную медсестру, что бы мне принесли малыша. Слава Богу, никто не препятствовал. Лежала я в отдельной палате, и до выписки мы с сыночком уже не расставались. К нашему возвращению домой муж все отлично подготовил. Единственный «косяк» — это то, что на выписку он принес мне мои добеременные сапоги на высоченных шпильках, на которых я за время беременности практически разучилась ходить, но пришлось их напялить и шкандыбать до машины.

Сын уродился полной копией папы, я даже не думала, что такое возможно — он просто клон своего отца от кончиков волос на голове до ноготочков на ножках. Это просто поражает. С папой у них нереальная любовь (даже не верится, что когда-то он его не хотел, муж и не любит об этом вспоминать...)

Довольно скоро родился мой третий сын, причем роды проходили в несколько экстремальных условиях.

Продолжение

Ирина Голованова, golovanova7777@mail.ru