Содержание:

К содержанию

Сын первый

Начну с того, что забеременела я первый раз в 17 лет, рожала, когда уже стукнуло 18. Было это в 96 году, интернета у меня, конечно, тогда не было, все знания получала в консультации (в студенческой поликлинике), и во время моего нахождения в стационаре в течение месяца на сохранении на сроке 21-22 недели.

Замуж пришлось выходить на третьем месяце, в институте взять академ. отпуск, хорошо хоть муж работал и мог меня содержать, но не без помощи моих терпеливых родителей (да, уж вот я им засаду устроила...). Надо сказать, что за всю беременность я ни разу не испытала токсикоз, только на раннем сроке не воспринимала майонез, молоко и шоколад, зато фрукты поедала килограммами. Вплоть до девятого месяца со мной пытались познакомиться на улице не особо внимательные молодые люди, а тетеньки в автобусах частенько просили передать деньги за билетик. Тогда в нашем городе в помине еще не было маршруток, ходили вместительные автобусы, и чтобы взять билет у водителя, за неимением кондуктора, иногда приходилось чапать по качаещумуся проходу несколько метров, а мне как девушке скромной и воспитанной было неудобно отказать и как-то обозначить, что я вообще-то беременная. С мужем сексом занимались вплоть до моего поступления в роддом, и желание было, и особых неудобств мы не испытывали.

Родов как таковых я не боялась, думаю, просто не совсем представляла, как это. Например, так как у меня близорукость, в карточке было написано: «Исключение потужного периода». А что такое «потуги» — я ни сном, ни духом. Заведующая в роддоме, к которой мы с мамой пришли на консультацию, без затей вытащила с полки непонятное мне приспособление и сказала, что если сделать так, как написано в карте, то ребенка придется вытаскивать при помощи вот этой штуки — щипцов, и тут я, конечно, перепугалась. В этот же день меня положили в роддом (это была суббота), сказали, что после выходных будут решать, что со мной делать, возможно, кесарево. Срок у меня ставили 37-38 недель по УЗИ, я уже знала, что будет мальчик, кстати, почему-то сразу, как только узнала, что беременна, у меня никаких сомнений не было, что мужичок родится.

В общем, отвели меня в палату, познакомилась со всеми, девочки долго не верили, что я уже рожать легла, а не на сохранение, настолько животик аккуратный был, вот что значит молодость, а ведь я к концу беременности завтракала так, как обычный человек обедает, обедала двойными порциями, ну и ужин не ограничивала, да еще в перерывах чего-то жевала. Тут я тоже своим поназаказывала, чего мне привезти из еды, какие книги, журналы, была уверенна, что до родов еще неделю-другую в больнице проведу. Тут меня та же заведующая позвала на осмотр, залезла я на кресло, она, видимо, смотрела шейку. Ну, о-о-очень больно... Вот уж я не знаю, рука тяжелая что ли — мне прямо дурно стало. Приплелась в палату, подошла к койке своей, а из меня кровь по ногам потекла, я аж замерла от ужаса, а она уже на пол капает. Прискакала недовольная санитарка, стала на меня ворчать, дескать, лишние хлопоты ей, и почему это я такая неаккуратная. В общем, в расстроенных чувствах я переоделась и легла, сразу живот разболелся. Чуть позже зашла врач, я пожаловалась, что у меня кровит, и живот болит, она сказала, что после осмотра это нормально, скоро пройдет. И правда — прошло, мы с девчонками поужинали плотненько так, сели фильм смотреть. Вот где-то на середине фильма чувствую я, что снова низ живота тянет, списала все это на последствия осмотра, а тут уже и спать пора ложиться. Задремала, но ненадолго, чувствую, то болит, то не болит, а койки эти еще советского образца скрипучие, и я на такой периодически верчусь, не могу заснуть и другим, видимо, спать мешаю, девочки мне говорят: «Сходи к медсестре, попроси но-шпу».

Время 12 ночи, разбудила я ее, говорю, меня сегодня на кресле смотрели, живот болит, дайте что-нибудь обезболивающее. Ей ума или опыта хватило посадить меня в коридоре напротив часов. Велела засекать, какой интервал между болями, сколько по времени они длятся, так я где-то полчаса сидела, пялилась на циферблат, тут медсестра подошла, отчитываюсь: «Через 5-6 минут по 30-40 секунд». Она говорит: «Ну, сейчас будем тебя поднимать в родовую, у тебя схватки». Сказать, что я была удивлена — ничего не сказать, видок у меня, наверное, был довольно глупый, я быстро-быстро понеслась в палату, вещички только недавно аккуратно разложенные и развешенные собирать.

Девчонки в палате проснулись, напутствий мне понадавали, пожеланий, многие по-хорошему позавидовали, что так быстро у меня все получилось, только легла и вот, пожалуйста, уже рожать отправляюсь. Я взбодрилась, даже весело как-то стало от мысли, что скоро своего малыша увижу. Сначала меня в приемный покой отвели, опять что-то там все записывали, какие-то мои данные (кстати, зачем, интересно, всегда спрашивают и записывают, с каких лет ведешь половую жизнь? На что это влияет?). Хорошо, я еще дома побрилась не без помощи мужа, мне предстояла только клизма. Кроме чисто психологического дискомфорта я никаких неприятных ощущений при этой процедуре не испытала. Не знаю чего они там в приемном так торопились, но отвели они мне на все про все после клизмы 15 минут, я как послушная и благовоспитанная постаралась уложиться. Как потом оказалось, не всегда стоит строить из себя исполнительную скромницу. Выдали мне шедевральную ночнушку: чистую, но с дырками. Хорошо, хоть разрешили свои тапочки и носочки оставить. Прихватила я свои баулы, и на лифте меня подняли в родовую. Там тишина, в предродовой на шесть коек тоже никого, кроме меня не было, показали мне мою кровать, посоветовали поспать, но у меня ни в одном глазу: лежу, интервалы между схватками считаю. Периодически бегаю в другой конец отделения в туалет, во всем отделении ни душа, ни биде, стоит ржавая ванна с краном, вот в ней и приходилось подмываться, как это было во время сильных схваток — уже отдельная песня. Часа два я так довольно спокойно провела, боль вполне терпимая была, но постепенно усиливалась, интервалы между схватками сокращались. Тут еще трех женщин привели рожающих, мы с ними немного поболтали, а потом...

Скоро схватки пошли одна за другой, практически без перерыва, я терпела, старалась продыхивать, у соседок моих тоже дело пошло, одна застонала, другая... В общем, через час мы трио такой концерт закатили! Четвертая девушка так к нам и не присоединилась, вообще не пикнула ни разу. А уж мы разошлись. У меня тогда процесс родов шел уже где-то 5 часов, и просто сил уже не осталось терпеть и дышать, у меня уже не схватки были, а одна большая непрекращающаяся схватка. И когда я стала покрикивать, вроде легче немного становилось, тут еще мне запретили в туалет ходить, «обрадовали»: «Ну, если приспичит, то прям под себя!» И, заботливые, тряпочку какую-то подложили... Ну уж, извините, пришлось ей воспользоваться. Это я к тому, хотя вроде неудобно такие подробности писать, что после клизмы не стоит торопиться быстрее уйти из туалета.

В общем, «веселимся» по полной, соседка справа пытается металлическое изголовье кровати вырвать, слева орет: «Cделайте мне кесарево, я больше не могу». Я посередке стенаю. Около 6 утра отошли воды, начались потуги, несколько первых мне велят перетерпеть и не тужиться, потом разрешают, и я тужусь два или три раза, скоро мне, наконец, командуют: «Полное раскрытие, идем в родовую». Я, наивная, думала, что в моем положении уже не ходят, и повезут меня как королевишну на каталке... Ага, щас! Кряхтя и подвывая, встала и поковыляла за акушеркой по коридору. Кстати, пришлось прибавить ходу, поскольку у меня близорукость (минус 5), контактные линзы я сняла, очки практически не ношу, да и не до них было, а акушерка стремительно от меня удалялась, там еще освещение не ахти, в общем, я чуть из виду ее не потеряла, кричу: «Подождите меня!» Иду и чувствую, что между ног уже вроде что-то мешает, как могла, прибавила ходу. В родовой акушерка и еще двое: парень молодой и девушка (как я поняла по разговору, то ли ординаторы, то ли вообще студенты), ну, мне уже пофигу было все, лишь бы родить скорей. Кое-как вскарабкалась на это кресло, ухватилась за поручни специальные и давай рожать! В общем, в основном этот парень роды и принимал, акушерка ему подсказывала, а девушку я, по-моему, воплями напугала, она как-то испуганно на меня посмотрела и отошла в сторону. Орать мне запретили, так как орать и тужиться одновременно не получится, я в надежде, что скоро все кончится, волю в кулак собрала и за 4 или 5 потуг без малейших разрывов родила своего первенца в 6-30 утра в воскресенье.

И тут мне стало хорошо!! Я, честно говоря, довольно спокойно на сына посмотрела, когда мне его показали, настолько было кайфово, что нигде ничего не болит! Сын родился 2кг 850 гр. и 50 см, абсолютно здоровый. А я лежала с блаженной улыбкой на лице, но мысль, что больше я, пожалуй, рожать не буду, присутствовала.

Пару часов я еще в родильном отделении со льдом на животе провела, потом спустилась вниз на своих двоих, со своими же пакетами в послеродовое отделение. Скоро муж приехал, я, чтобы его лучше увидеть, залезла на подоконник, там меня врач увидела, отругала, конечно, чего это я, только что родившая, скачу как коза. А я себя прекрасно чувствовала, ничегошеньки не болело. Скоро палата стала наполняться, много в этот день родили, и моих соседок по родам привезли, в итоге нас в палате было 8 человек. Веселуха! Все первородящие, у всех масса впечатлений. С детьми тогда вместе не лежали, приносили малышей через каждые три часа кормить. Я дня два никак не могла осознать, что вот этот все время спавший кулечек — это мой сын, я его родила. Потом муж написал мне нежное письмо, я над ним расплакалась от счастья, и вот после этого во мне проснулся по-настоящему материнский инстинкт.

В послеродовом к моему удивлению опять-таки не оказалось душа, только раковина в палате и общее на все отделение единственное биде в комнатушке без замка на двери! У нас так одна девушка предстала во всей красе во время подмывательного процесса перед толпой студентов-медиков, которым показывали отделение. Так как в то время выписывали только через 6-7 дней, то я накануне выписки залезла в служебный санузел, у них там (о, счастье!) была страхолюдная ванна с краном, и кое-как помыла голову, а то волосы уже в кошмар превратились. Меня там застукали, но не ругали, только удивились, зачем же это мне понадобилось мыться-то!?

Долго я еще на все традиционные вопросы типа «А когда за вторым?» отвечала, что в роддоме я была первый и последний раз.

Потом время шло, сын рос, когда ему было примерно 2-3 года, я почувствовала, что не против еще родить, память стерла или смягчила все неприятные моменты, а вот чувство всепоглощающего счастья я помнила очень отчетливо. Но вторые роды случились у меня только через 10 лет. В других условиях и уже от другого мужа.

Продолжение

Ирина Голованова, golovanova7777@mail.ru