Содержание:

Часть 1 можно почитать здесь.

К содержанию

Третий день. Karibu - Добро пожаловать

Самолет Каир-Дар-эс-Салам оказался гораздо лучше, чем тот, что летел из Москвы в Каир. Боинг 747.

Когда мы начали приземляться, кругом виднелись пальмы, экзотические растения и сказочные маленькие домики. Я думала, что это конечный пункт моего назначения Дар-эс-Салам, тем более что практически все пассажиры выходили. Я тоже вышла из самолета, заполнила декларацию и подошла к стойке паспортного контроля.

Контролер листает мой паспорт в одну сторону, в другую и вдруг спрашивает: "А где же виза?" Я показываю танзанийскую визу со словами "Так вот же она". В ответ слышу: "Вы куда летите?". "В Дар-эс-Салам". "Это же Уганда, а вам лететь дальше, еще 1,5 часа".

Красивый взлет над берегом океана, впоследствии оказавшимся озером Виктория, где, кстати, и водятся легендарные мухи цеце.

Из окна самолета я вижу 3 очень высокие горные вершины. Из них особо выделяется одна и, как мне кажется, она покрыта снегом. Наверняка, Килиманджаро. Да, это действительно Килиманджаро, величественно возвышающаяся сквозь густой слой белоснежных облаков. Вспоминаю, что первое упоминания о Килиманджаро относится к 1848 году, когда немецкий миссионер Йохан Ребмен впервые сообщил о горе с заснеженной вершиной, расположенной рядом с экватором. Королевское Географическое общество Великобритании подняло его тогда на смех.

Посадка в Дар-эс-Саламе. В Уганде водная масса темная, а у берегов Танзании ярко-зелено-голубая. И тут и там - буйная растительность.

Как только я выглянула из самолета, меня принял в свои объятия танзанийский воздух. Влажный, жаркий. Парник или сауна, которую залили водой.

Я прошла все участки контроля, получила багаж. Муж меня встретил, привез в какой-то невзрачный "постоялый двор", провел по коридорам в комнату, где можно отдохнуть и принять душ, и уехал. Работа.

Что сказать о комнате, хотела сказать о камере, так как именно ее она мне и напоминает. Маленькое помещение с белыми, вернее, вероятно, когда-то бывшими белыми стенами. Ванная комната: душ, умывальник, туалет не отличаются чистотой. Но особенно меня впечатляет синее постельное белье. Именно оно мне и напоминает американские тюремные палаты. Я брезгливо морщусь, к тому же я боюсь идти в душ, боюсь пользоваться водой, ведь мне говорили, что она заражена.

Так интересно, все люди вокруг коричневые, черные и жгуче-черные, одни зубы блестят. Пока мы ехали, я рассматривала окрестности и окружающих людей. Встречаются очень красивые женщины, хорошо одетые. Очень яркая одежда, хотя я видела несколько девушек в черном. Короткой одежды не видно, до середины икр и ниже. Объясняется это сильным мусульманским влиянием в стране. Но, что интересно, стараясь как можно сильнее прикрыть свое тело, местные женщины, тем не менее, считают вполне приличным кормить ребенка грудью на глазах у всех в людных местах. Не считают зазорным и ходить в бигудях по улицам.

У многих африканок величественная походка. Осанка, гордый взгляд - позавидуешь их манере держаться. Многие женщины носят сумки на голове, а детей за спиной.

Повсеместно попадаются уличные мальчишки, предлагающие свежий арахис и кешью.

Дороги приличные и правила на них очень даже соблюдаются. Правда, движение левостороннее и если забыть об этом, то можно и не увернуться от мчащегося навстречу грузовика.

На окнах в комнате железные решетки, телевизор не работает. Хочется выйти на улицу, но без мужа-хранителя пока не стоит. Я хоть и отчаянно смелая, но страну с ее нравами не знаю.

"Дар-эс-Салам", если верить моему путеводителю, означает по-арабски "Край мира" и сегодня это настоящий мегаполис с населением 2 млн. жителей. Да, мегаполис-сарай, по крайне мере, из самолета дома похожи на вплотную подходящие друг к другу сарайчики. На самом деле мне пока нравится.

Спасибо, дорогой.

К содержанию

Четвертый день. Первые впечатления

Посмотрела на выше написанные строки и улыбнулась. Дар-эс-Салам уже не напоминает мне то, о чем я написала ранее. Он весь разный. Есть восхитительные районы с роскошными белыми виллами и высокими заборами, есть бедные районы с хижинами. Так же, как и у нас: дворцовые коттеджи и бараки, да так же, как и везде, в той же престижной Ницце с ее блеском и грязными бедными кварталами, где того и гляди на голову обрушится поток нечистот с высоты n-го этажа.

Дар-эс-Салам и его окрестности утопают в зелени. Вот это действительно роскошь: банановые деревья, кокосовые пальмы, баобабы и много других незнакомых мне деревьев и трав.

Мне становится смешно, когда я представляю себя в одежде, которую мне советовали прикупить перед поездкой. Как бы я выглядела среди людей, одетых в яркую мирную кангу в своей милитаристской одежде и высоких ботинках из гортекса.

Муж постоянно спрашивает, хочу ли я есть, и что бы мне хотелось посмотреть. Есть я не хочу, я насыщаюсь свежим воздухом, а интересно мне все, и я полностью полагаюсь на его выбор. Когда приезжаешь в незнакомое новое место, каждый сделанный шаг в любом направлении кажется интересным. А вот когда место, где ты находишься тебе знакомо, тогда становишься слишком разборчивым и начинаешь выбирать. А может быть, все оттого, что мне просто здесь нравится и мой избранник любви делает все возможное, чтобы мое пребывание здесь мне запомнилось.

Мы идем прогуляться и осмотреть город. Множество торговцев, навязчиво желающих найти нового хозяина для своего разнообразного экзотического товара. Самодельные горшочки всех размеров, растения, фигурки жирафов, слонов, львов, вырезанные из невиданных ранее сортов дерева, ритуальные маски, сумочки, всевозможные украшения. Продавцы жареных кукурузных початков попадаются так часто, что мне волей-неволей захотелось попробовать такую кукурузу. Чем-то напоминает семечки. Неплохо.

А кругом такая красивая природа.

Вечером проехали вдоль берега океана, мимо рыбного базарчика, мимо шумных лавок, спешащих и неспешно прогуливающихся людей. Я смотрю и продолжаю удивляться. Где же дикие люди с голодными глазами, готовые с копьями наброситься каждую минуту? Дружелюбные, очень приятные люди, много и с удовольствием смеющиеся и улыбающиеся.

Уже вернувшись из поездки домой и, проявив сделанные ранее фотографии, я заметила, как много теплых улыбок я привезла с собой.

Копьеносцы, однако, тоже встречаются. Масаи. Богом избранный народ, как считают они сами. Масаи сразу приковывают взгляд своими гладко выбритыми чуть удлиненными затылками, оттянутыми мочками ушей и стройными, покрытыми красивыми одеждами фигурами. Каждый из них всегда имеет при себе копье и остро отточенный нож. С детства они виртуозно владеют колющим оружием, но лишь в случае крайней необходимости в целях личной самообороны применяют его. Бережно хранят традиции и те представители масаи, которые давно живут в городах и ежедневно ходят на работу.

К содержанию

Пятый день. Дар-эс-Салам

Юридически столицей Танзании является небольшой городок Додома, расположенный в центральной части государства. Выбор этого места в качестве столицы был продиктован целью обеспечения экономического процветания центральных провинций Танзании. Но, несмотря на все приложенные усилия, фактически столицей политической, экономической и культурной жизни страны как был ранее, так и остается до сих пор один из самых крупных городов Африки - Дар-эс-Салам.

История города берет начало с 1857 года, когда султан Занзибара Саид Маджит основал здесь свою летнюю резиденцию. В 1891 году Дар-эс-Салам становится центром немецкой колонии. После Первой Мировой войны англичане устанавливают свое правление. С обретением независимости в 1964 году Дар-эс-Салам объявляется столицей Танзании.

Мы едем в Аквапарк в Дар-эс-Саламе. После того, как мы отстояли получасовую очередь, нам надели на запястья бумажные браслеты и запустили в парк. Вначале мне было немного неудобно, так как мой закрытый купальник был там самым открытым, но долой глупые комплексы. У меня хорошая фигура, и поэтому вместо сальных мужских и осуждающих женских, я ловила под ревностным взором мужа восхищенные взгляды с той и другой стороны.

Очень современный парк, он был построен около года назад. Несколько горок. Я начала с самой страшной прямой горки, спуститься с которой второй раз я уже не осмелилась. В то же время местные индийские ребятишки, которых надо сказать, очень много в Танзании, в своей мокрой повседневной одежде раз за разом поднимались и со смехом неслись с горы.

Красивый бассейн, кругом очень вежливые, улыбающиеся не вымученной американской, а искренней улыбкой люди. С верхушки башни, той, откуда ведут начало все горки, открывается сказочный вид. Океан, на побережье которого возвышаются, красуясь, подставляя ярким солнечным лучам свои стройные стволы, благородные пальмы. Вдали силуэты белых парусников. Стоишь у бортика башни, любуешься и наслаждаешься жизнью, очарованием окружающего мира...

Вечером в развлекательном комплексе "Las Vegas" проходил местный турнир бильярдистов, в котором муж подал заявку на участие. Нам очень хотелось быть вместе, и я поехала с ним. Но накопленная за несколько дней усталость давала знать. И хотя я честно и упорно боролась со сном, следить за игрой было сложно. К счастью, от близкого человека, как не старайся, ничего не скроешь. Муж отвез меня в гостиницу, вернулся в клуб, а я, лишь коснувшись подушки, уснула крепким сном.

К содержанию

Шестой день. Багамойо

Мы едем в местечко под названием Багамойо, расположенное на берегу Индийского океана, километров в 70 от Дар-эс-Салама. Первое что привлекло мое внимание при въезде в Багамойо - это табличка над дверью в католическую церковь: "Через эту дверь проходил Ливингстон".

Багамойо имеет богатую, но печальную историю. Это то место, откуда началось вторжение европейцев в Танзанию, отсюда увозили местное население для того, чтобы сделать из него рабов. Багамойо служил перевалочным пунктом, куда свозили всех будущих рабов, для того, чтобы затем отправить на Занзибар, где располагался работорговлеческий рынок. В городе сохранилось множество арабских построек.

Самое же главное в настоящее время, то, что воистину восхищает, заставляет замирать сердце и погружает в удивительное состояние умиротворенности, так это океан, его береговая полоса и прибрежные отели.

Мы поселились в одном из самых популярных отелей. Постройки в афро-национальном стиле. Повсюду безупречный комфорт и высокий уровень сервиса. Рядом кокосовые пальмы, банановые деревья. Я в сказке. Пообедали мы в деревенском ресторане. Хотела почувствовать вкус настоящей повседневной африканской пищи в самой, что ни на есть местной атмосфере.

Принесли стакан свежего фруктового сока и какое-то блюдо. По вкусу оно напоминало отварной картофель с мясом в соусе. Никакой экзотики. Но уж лучше меня не посвящали в тайны состава местной кухни. Не могу я есть вареные бананы с мясом. Даже не вдаваясь в то, вкусно это или нет, я просто не приемлю этого сочетание. Но сама напросилась, и пришлось делать вид, что мне очень нравится. Бананы в Танзании - повседневный недорогой продукт, из которого готовят большинство блюд. Такими же продуктами являются маис и рис.

Пошли искупаться в океане, но начавшийся отлив сделал невозможным купание. Чтобы добраться до глубины, идти надо далеко, а это на отливе уже опасно. Мы пошли вдоль берега, миновали несколько отелей и вышли к городской "деревушке". Так как рядом океан, то большинство жителей промышляет рыболовством. Мужчины ловят рыбу, все вместе (мужчины, женщины, дети) ее разделывают. Тут же рядом стоят под навесом столики со скамеечками, перед которыми стоят большие, но не очень глубокие чаны, в которых в кипящем масле жарится с характерным шипением свежая рыба, издавая запахи, разжигая аппетит.

После шикарного ужина мы сидели в шезлонгах на берегу океана. Над нами навес из банановых листьев, над которыми распростерлось небо, разукрашенное красками предзакатного солнца. Я смотрю на океан, на пальмы, на виднеющиеся паруса, на заходящее солнце, и постепенно проступающие необыкновенно яркие, и оттого кажущиеся более близкими субтропические звезды. Я счастлива безграничным счастьем. Сегодня, сейчас, нет время, есть безмерное пространство. Суета повседневной жизни далеко, и я ощущаю себя частичкой Вселенной. Нет условностей и правил, нет мнений и суждений, здесь правит гармония, и я сливаюсь с ней в единое целое. Ради этого мгновения, даже если бы не было других, стоило ехать в другую часть света.

Я люблю тебя, Африка! Я люблю тебя Танзания! Я люблю тебя, Farid!

Постепенно стемнело и на темном, как лица и тела, живущих в этой стране людей, бездонном небе проступили звезды. Их сияние ярче и кажутся они ближе и ниже, чем в Европе.

Дыхание океана...

Инна Мбарак, kolomeets@inbox.ru.