Он панически боялся числа "семь". Обходил за километр дома, в нумерации которых была эта цифра, шарахался от троллейбусов, имевших несчастье идти по роковому маршруту. А обычный подъём по лесенке в семь ступеней превращался в позорное бегство... По некоему стечению обстоятельств этот человек работал на авиаремонтном заводе и должен был по инструкции закручивать каждую гайку на узле ровно девять раз. Но едва бедняга завершал шестой оборот - его мгновенно парализовал страх. И заставить себя сделать зловещий седьмой уже просто не мог. Закончилось вся эта история трагедией: один из самолетов с незакрученной гайкой разбился...

Страх - вполне естественное для человека чувство, - рассказывает заместитель главного врача 13-й московской психиатрической больницы, кандидат медицинских наук Виктор Иосифович Брутман. - Но если он на каком-то этапе становится неадекватным, это уже патология. Например, человек заблудился в лесу, и здесь его страх оправдан. Однако если точно такой же силы страх он ощущает при входе в метро, это уже ненормально… Страх, какой бы он ни был, вызывает совершенно одинаковую реакцию организма: расширяются зрачки, пересыхает во рту, начинает колотиться сердце, не хватает дыхания, человек обливается холодным потом, бледнеет, впадает в панику, давление у него подскакивает, у некоторых начинается нервный тик...

Все патологические страхи мы обычно разделяем на несколько форм. Три из них самые важные. Прежде всего, это навязчивые страхи. Они возникают у человека вне его собственного желания, внезапно, без повода. И отделаться от них очень непросто, порой невозможно. Человек старается успокоиться, побороть собственный испуг, но в этой внутренней борьбе, к сожалению, всегда проигрывает.

Другая форма - сверхценные страхи. Это когда у человека некоторые идеи, представления, взгляды, вполне адекватные реально возникшей жизненной ситуации, занимают в сознании настолько важное место, что ни о чём другом он уже думать не может. В просторечии это называется "идеей фикс".

Наиболее значимые из сверхценных страхов - социальные. Взять хотя бы самые распространённые школьные фобии. Ребёнок в силу своего особого склада легко краснеет и смущается в обществе. Ему стыдно выходить к доске, отвечать на уроке. Одни дети как-то с собой справляются. Другие - нет. Поэтому и прогуливают школу, выдумывают какие-то несуществующие болезни. Но родители всё же заставляют ребёнка учиться, и у того обостряется страх школы. Ребёнок всё больше погружается в свои переживания, фиксирует мысли только на вызовах к доске. И в результате - целый комплекс проблем, в том числе и физиологических. Детский сверхценный страх переносится и на взрослую жизнь. Человек по-прежнему избегает людных мест, выбирает профессию, где можно быть незаметным… Очень распространено явление, когда люди боятся заболеть, заразиться и всячески стремятся к оздоровлению. Зацикливаются на спорте, разных модных диетах...

Третья форма страхов - бредовые страхи. Людьми, одержимыми этим страхом, медики обычно занимаются в стенах клиники. Ведь речь здесь идёт о нелепых страхах, рождённых в сознании человека из-за искажённого представления о мире. Истоки - тоже в детстве. Но боязнь Кощея Бессмертного, Бабы Яги или леших - объяснима и естественна. А как быть с ребёнком, который панически боится ночного горшка или шнурков от своих ботинок, боится листочка бумаги или собственной мамы - её волос, глаз, рук? Почему-то начинает считать, что мама у него - не родная. Впадает при виде её в панику, не позволяет к себе подходить, убегает из дома… Проявляться столь странное поведение может приступами, а может постепенно нарастать, выливаясь в очень тяжёлую форму - замкнутость или полную изоляцию.

Среди взрослых особенно распространены страхи преследований. Одна моя пациентка, например, убеждена, что близкие люди её постоянно обкрадывают. Сама-то она - добрая, мягкая, но вынуждена ко всем домашним относиться с подозрением, прятать от них в своей комнате личные вещи и деньги. Женщина никак не может избавиться от мысли, что дети сговорились выселить её из квартиры. Вот и держит круговую оборону... Если те, кто страдает навязчивыми фобиями, понимают, что это чепуха, нелепость, то бредовый страх сразу принимается личностью. Человек не борется со своим страхом, а, наоборот, идёт у него на поводу.

Очень высока распространённость навязчивых страхов. Люди боятся высоты (гипсофобия), закрытых пространств (клаустрофобия), открытых пространств (агорофобия), загрязнений (мизофобия), падающей воды, земли, некоторых цифр, букв, запахов, микробов, болезней, света, темноты, одиночества, боятся спать, есть, просыпаться… Страхов столько, сколько предметов и явлений на Земле. Практически каждый из нас когда-то переживал патологический страх, возникший помимо нашей воли.

Если человек расположен к навязчивым фобиям, то нередко они могут преследовать его всю жизнь. Например, страх заболеть. Начинается он с беспричинного приступа паники. Вот идёт человек по улице - всё у него хорошо, и вдруг ни с того ни с сего чувствует вспышку мощного страха! Моментально спирает дыхание, подскакивает давление, сердце чуть ли не останавливается... Какие тут мысли могут прийти в голову? Конечно, о смерти - от удушья или разрыва сердца. Человек мечется, зовёт на помощь... Врач "скорой помощи" делает ему укол - и "умирающий" успокаивается, оживает. Кстати, на случаи, связанные с приступами паники, приходится около двадцати процентов вызовов "скорой помощи" ежедневно. Огромный процент! Хорошо, если такие удары больше не повторятся. Ну а если вернутся вновь, да не раз? Человек начинает понимать: что-то с его здоровьем не то, и просто не вылезает из поликлиники. Там его опасения, конечно, не оправдываются, тогда он идёт в другую, третью...

Навязчивые страхи могут пройти сами собой - так же спонтанно, как и появились. А могут перерасти в такие запущенные формы, что избавить от них человека очень трудно, иногда невозможно... Считается, что навязчивыми фобиями страдают люди не очень уверенные в себе, робкие, застенчивые, те, кто старается никого не обидеть, то есть не злодеи. Агрессивные же, жёсткие, активные личности в этом плане более защищены. Больше всего подвержены навязчивым фобиям дети. Ведь они ещё не могут достаточно чётко оценить меру опасности окружающего мира: у них нет жизненного опыта, внутренних механизмов самокомпенсации, самоуспокоения. Если же взять взрослых, то чем более они логичны и зрелы, тем меньше испытывают страхи. Труднее приходится задержавшимся в детстве людям. Их психика еще не до конца сформировалась, поэтому страхи могут возникать даже вне контекста любой реальной ситуации. Ну а если имеется ещё и наследственная предрасположенность к страхам, то выбросов страха мозг выдаёт гораздо больше.

Одна моя пациентка страдала навязчивым страхом загрязнения - постоянно вынуждена была мыть руки. До изнурения. При этом она так тщательно тёрла руки щёткой с мылом, что кожу стирала буквально до крови. А потом сразу же принималась за своего ребёнка, заставляла до стерильности мыться и мужа. Какая фобия разовьется у дочери этой женщины, пока неизвестно, а вот у её мамы очень интересный синдром навязчивых состояния - она не может себе позволить сидеть, опустив ноги на пол. Так, на весу, их постоянно и держит. В детстве она не хотела взрослеть, боялась, что родители быстро состарятся, умрут и оставят её в одиночестве. Вот страх и вылился в такую форму - не доставать ногами до пола, стало быть, оставаться маленькой.

Навязчивые фобии часто ломают людям и судьбы, и карьеры... У одной больной была сильнейшая клаустрофобия: боялась ездить не только в метро, но и в наземном транспорте. Но на работу как-то добираться было надо. Так вот поначалу она вставала в пять утра, пешком шла до офиса. Но потом так вымоталась от этих хождений, что уволилась и стала сидеть дома. Её пробовали лечить, а потом отправили на инвалидность.

Известны случаи и потяжелее, можно сказать, экзотические. Был один такой человек- испытывал страх абсолютно от всего. Даже от движения с места. Практически не мог сделать ничего без каких-то придуманных им самим ритуалов. Например, для того чтобы, скажем, утром после сна опустить ногу с кровати, ему было необходимо сделать два раза какие-то особые движения, потом перевернуться, взбить подушку... Чтобы поставить на пол вторую ногу, тоже требовалось что-то предпринять. И так далее. Панфобия - боязнь всего -тяжелейшая болезнь.

Ритуалы же - довольно шокирующее для окружающих явление в фобиях. Это своего рода защитная реакция от страхов. У меня был пациент, который постоянно боялся какого-то несчастья, и чаще всего - при подходе к своему дому. Так вот, чтобы это несчастье не случилось, человек каждый раз проделывал перед подъездом следующее: по нескольку раз перепрыгивал взад и вперед через три определённые ступени. Когда эти действия перестали ему помогать избавиться от страха, он увеличил число прыжков, придумал массу других манипуляций, время от времени усложняя ритуал.

А у другого мужчины как-то на улице случился инфаркт, и после этого он панически боялся повторения рецидива. Именно на улице. И тогда для того, чтобы успокоиться, стал писать записочки со всеми своими данными, раскладывал их по карманам костюма и только после этого спокойно засыпал. С верой, что избежит инфаркта...

Очень серьёзная фобия - страх покончить с собой. На человека вдруг ни с того ни с сего нападает страх, скажем, выброситься из окна. Или схватить нож и зарезаться. Но ему хочется жить! Поэтому он немедленно закрывает все окна, подальше убирает ножи. Лекарства в домах такие люди тоже обычно прячут под замок. Нелегче приходится и тем, у кого часто возникают порывы броситься под поезд или машину. Эти люди тоже обычно держатся подальше от железных или автомобильных дорог. И не только для того, чтобы быть от греха подальше, но и чтобы не провоцировать собственный страх. Все жертвы фобий - любых - неизменно страдают еще и фобиофобией - страхом своего страха.

Одна из разновидностей навязчивых явлений - синдром контрастных влечений, когда у человека возникает внезапный порыв осуществить некую пакостную вещь, которую на самом деле он совершать не хочет. И более того, никогда не совершит. Ну, например, нецензурно обругать любимого человека или начальника. Или, скажем, страстное желание кого-нибудь изувечить, убить...

Стоило великому французскому писателю и философу Жан-Жаку Руссо прочесть какую-нибудь медицинскую книгу - и ему тотчас же представлялось, что у него все болезни, в ней описанные. Причем Руссо искренне изумлялся, как он остаётся жить, страдая такими недугами. У другого известного философа - Артура Шопенгауэра страх за своё здоровье приобрел такую острую форму, что порой дело доходило до абсурда. Шопенгауэр всегда жил на нижнем этаже, чтобы удобнее было спастись в случае пожара, боялся получать письма, брать в руки бритву, пить из чужого стакана - страх заразиться ни на минуту не давал ему покоя. Фридрих Ницше по этой же причине здоровался с собеседником исключительно в перчатках...

Ирина Мастыкина
Виктор Иосифович Брутман,
заместитель главного врача
13-й московской психиатрической больницы,
кандидат медицинских наук.
Статья из газеты