Содержание:

Действующие лица: я - Елена, мой муж Петрик,
старшая дочь Алиса восьми лет и моя мама.

Французы - это русские, которые случайно не говорят по-русски

К содержанию

Начало пути

Поездка в Париж была распланирована Петриком до последней детали. Время было расписано по минутам. План был очень хорош, и наверное, именно поэтому все произошло НЕ так, как было запланировано. Для начала мы простояли в пробке в Бельгии перед Антверпеном. Расстояние, которое можно было проехать за 15 минут, мы преодолевали полтора часа. Когда же мы, наконец-то, выбрались из этого ада, настало время сообщить маме, что мы едем не в Кёльн, как я ей говорила, а в город ее мечты (и не только ее, как оказалось, но и более-менее всех российских дам за 50-60) - Париж. Это был наш сюрприз - подарок на ее день рождения. Мама была растрогана до глубины души. Съев наш завтрак в придорожном ресторане, мы отправились в дальнейшее путешествие.

Въехав во Францию, поначалу не замечаешь никакой разницы ни в чем. Скоростная трасса такая же, как и везде, машины едут так же, как и в любой другой стране. Правда, вокруг постепенно начинают появляться возвышенности, холмы и горы красоты необыкновенной. Иногда создается ощущение, что катаешься на "американских горках" (я, правда, лично никогда не каталась на них, но примерное представление имею), дорога периодически просто "срывается вниз" и перед глазами открываются потрясающие виды. Нет привычных глазу полей с красавицами коровами, а есть необъятный простор и высота. Только и успеваешь крутить головой и издавать восторженные возгласы. Заплатив 11,90 евро за проезд по трассе до Парижа, мы были уже очень близки к цели.

К содержанию

Пятница, 7-ое июня, парковка

Нашу гостиницу мы нашли очень быстро. Находится она между двумя аэропортами - Сharles de Gaulle и Le Bourget, рядом с деревушкой Gonesse. Когда я увидела (и услышала) постоянно взлетающие самолеты над нашей гостиницей, я подумала, что спать нам три ночи просто не придется. Но на удивление все три ночи мы спали и не слышали шумов. Этому может быть два объяснения, либо самолеты ночью не взлетают, либо мы были каждый вечер настолько уставшими от бесконечного хождения, что нам было уже все равно, взлетают они или нет. По плану Петрика мы уже полтора часа, как должны были наслаждаться красотами Лувра. Но план - это одно, а Франция - это другое. Спросив у портье, где находится ближайшая станция метро, мы получили обширную информацию о том, где и как ее найти. Нам надо было поехать в аэропорт Шарль де Голь, припарковать машину, что, по словам француза-портье, было делом пяти минут, найти остановку метро, точнее RER (хотя я так и не поняла, чем существенно отличается RER от метро) и через 15 минут мы будем в Париже. Казалось бы, все очень просто... Но мы были во Франции, что нам и предстояло понять в последующие полтора часа.

Как я поняла, система указателей под Парижем, да и в самом Париже тоже, сделана ради шутки. Два или максимум три раза вам покажут направление, и, оказавшись на очередном разветвлении дорог, вы будете ожидать, что увидите очередной указатель направления. Но французы, очевидно, думают иначе, так как указатели просто исчезают, или появляются новые, но совершенно не с теми названиями, каких вам бы хотелось. Для начала мы около получаса ехали до аэропорта. По словам портье, он находился в 5ти километрах от гостиницы, мы же проехали 30. Потом мы 9 (!) раз объехали комплекс гостиниц в поисках сначала RER, а потом парковки. RER мы нашли с 4го круга. И, опять же, потому, что на очередном перекрестке нужное направление просто не указывалось. По идее в Голландии, насколько мне известно, если направление не указывается, то надо ехать прямо. Но прямо мы ехать не могли, так как эта дорога вела, судя по указателю, на скоростную трассу в Париж, так что приходилось каждый раз поворачивать налево. Станцию RER обнаружили мы абсолютно случайно. Табличка была просто мизерного размера. Но мы все ж таки обрадовались. Уже хоть что-то. Мы начали искать парковку. Но ближайшая открытая парковка было переполнена и находилась в получасе ходьбы от метро, а крытые парковки предполагали наличие авиабилета, причем исключительно Air France. На девятом круге (у меня уже начинала кружиться голова) мы увидели небольшое пространство рядом с гостиницей, в которое как раз поместилась наша машина. Но мы, даже не выходя из машины, решили уехать оттуда, так как вокруг стояли машины исключительно с французскими номерными знаками, в 10 метрах стоял знак, что парковка запрещена, и машина наша была бы "припаркована" просто на "зебре", впрочем, как и еще две соседние, но соседние машины были французскими, а нам как-то не хотелось, чтобы мы вернулись к пустому месту или к "сапогу" на колесе нашей машины.

На карте Парижа Петрик увидел футбольный стадион Stade de France в районе St.Denis, который построили к чемпионату мира по футболу, и решил поехать туда, так как наивно полагал, что там также как и в Амстерадамской Арене полно парковочного места. Район, в котором мы оказались, не вызывал особого доверия у меня. Многоэтажки, африканско-арабская публика... Все слишком напоминало Bijlmeer. Но мы так устали от поисков, что порешили найти парковку, и сев на метро, отправиться, наконец-то, в Париж, не думая о судьбе нашего "железного коня". Стадион и все тысячи парковочных мест были закрыты на большой амбарный замок. Отчаявшись выйти из машины в ближайшем будущем, мы отправились на поиски станции RER. Ну около метро-то должны же быть стоянки? Может в Голландии и должны. А в Париже их просто нет. Машины-то припаркованные есть, но, опять же, с французскими номерами, а поскольку таковых у нас не имелось в наличии, парковать машину на газоне или прямо перед входом в метро мы не решились, хоть и очень хотелось. Петрик даже вышел из машины, пошел к продавщице билетов и спросил, можно ли тут парковать машины, на что получил категорически отрицательный ответ...

В тот момент мне в голову закралась мысль, вынесенная в заголовок этого "очерка". Мысль была примерно следующая.... " Стоило ли ехать в Париж, чтобы попасть в.... совок? Ведь французы, они ж просто русские, только по-русски не говорят... Бардак, грязь, разбитые дороги - где-то я это все уже видела..."

Все ж таки достаточно недалеко от станции RER, мы нашли место, где можно было оставить машину, хотя и там висели листочки, на которых стояло, что парковаться тут нельзя, но стояла дата 8го июня. Поскольку было 7ое, мы решились выйти из машины. Вокруг были сплошные стройки и какой-то "левого" вида народ, но желание наконец-то увидеть красоты Парижа пересилили опасения за машину, и мы наконец-то направились покупать билеты на метро.

К содержанию

Пятница, 7-ое июня, Париж, первые впечатления

Петрик, как единственный "говорящий" по-французски (в школе когда-то очень давно учил), пошел общаться с кассиршей, а мы любовались видом далекого Sacre-Coeur (у подножия которого раскинулся Montmartre) - белый, воздушный, похожий на торт собор. Потом, правда, выяснилось, что говорил Петрик с кассиршей по-английски. А она, очевидно, от огромного волнения (из-за английского ли, или из-за очаровательного Петрика) обсчитала сама себя на половину (что-то около 12ти евро, а я-то по глупости подумала, что метро в Париже действительно дешевое), при этом сказав, что в парижском метро мы должны прятать деньги и документы, как можно лучше, так как там очень много карманников. Вернув раскрасневшейся девушке положенные деньги, мы, пройдя совершенно жуткие машины, выдирающие из рук ваш билет и почти тут же выплевывающие их обратно с жуткими пыхами и шумами, мы оказались на станции. Если рассчитывать на то, что уж в метро-то указатели, компьютеры и стрелки показывают то, что надо, то можно очень быстро заблудиться и уехать в абсолютно противоположном направлении. Что чуть не случилось с нами. Вообще парижское метро - это жуткий лабиринт грязных проходов и лестниц, дверей, открывающихся в одну сторону, и страшно рычащих автоматов, которые "поедают" и в момент выдают обратно (почему-то горячими) ваши билеты. Без карты или знаний в этом метро можно запросто пропасть, впрочем, как и на проселочных дорогах вокруг Парижа. Без знания французского приходится достаточно сложно, хотя вокруг столько туристов, говорящих по-английски и знающих немного больше, чем мы сами, что помощь найти достаточно просто. Номера линий на поездах пишутся в трехзначных цифрах, хотя на картах и на перроне указывается только одна первая, что запутывает туристов окончательно. Так одна американская пара ждала метро линии номер 4 что-то около часа, пока мы не появились на перроне. Петрик услышал о чем они говорили, и позвал их с нами в вагон, чему они были бесконечно рады. Они ездили "галопом по Европам", типа один день Вена, второй - Лондон, третий - Амстердам, четвертый - Париж. Нигде им не было так сложно как в Париже. О, как же я их понимаю...

Пересев с RER на парижское метро (может одно наземное, а другое подземное?), мы доехали до станции Bir Hakeim, и уже через 5 минут стояли перед Tour Eiffel (Эйфелевой башней). Миллион раз видела я открытки и фотографии этой башни. Но все ж таки открытка не в состоянии передать масштабности, воздушности и величия этого сооружения. Обойдя ее вокруг и всмотревшись в "глубь" я окончательно поняла, что я в Париже. Правда, посмотрев на другую сторону Сены, я обнаружила, что я в Питере, так как прямо напротив башни стоят здания до противного похожие на здания бывшего Кировского райсовета (там еще перед ними не то Ленин, не то Киров руку вверх тянет). Впечатление совершенно жуткое. Наверх башни мы не поднимались, потому что, во-первых, за подъем дерутся совершенно неимоверные деньги (на третий "этаж" 9,75 евро, это ж на нас четырех получалось 85 гульденов!!!! За "посмотреть на туманный Париж"? Нет уж, увольте...), а во-вторых, когда я делала фотографии моей мамы на фоне башни, она заметила, что верхушка-то просто раскачивается от ветра (не такой уж он и сильный был). И это ж надо туда на лифте добраться, отстояв дважды (на первом и втором "этажах") огромнейшую очередь минут в 40, не меньше, а потом еще, получив морскую болезнь, сбежать оттуда, так и не посмотрев толком ни на что. Это удовольствие не для меня, а у мамы вообще боязнь высоты. От башни мы пошли в сторону Ecole Militaire, по дороге делая множество фотографий творения Эйфеля. И чем дальше мы отходили от нее, тем больше я убеждалась в том, что вполне возможно, что Эйфель был либо импотентом, либо нетрадиционной сексуальной ориентации. Почему? В его башне слиты воедино два начала - женское и мужское. Издалека видно возносящееся вверх мужское начало, а вблизи, если заглянуть "внутрь", то видно женское. Башня-гермафродит. Странное впечатление, не правда ли?

Дойдя до Ecole Militaire я, наконец-то, поняла, не без помощи мамы, что же мне не нравится вокруг. Оказалось все очень просто. Как это ни странно звучит, но не нравились мне цветы, их наличие, аранжировка (точнее отсутствие таковой), цветовая гамма. Красные розы выглядели искусственно неподходящими, высаженными. В Амстердаме же, да и везде в Голландии, их тоже высаживают, но они не выглядят "неуклюже" не к месту. А в Париже я видела только жалкие и неумелые (на мое удивление) потуги на "озеленение района". Может это никому и не надо, но выглядит куце. И снова возникало ощущение Питера, когда я почти везде видела таблички "По газонам не ходить". Правда, невзирая на них, повсюду сидели, ходили и играли люди. Наверное, в основной своей массе французы...

От Ecole Militaire мы пошли просто по улице, куда глаза глядят, и почти тут же увидели потрясающей красоты золотой купол. Решив, что именно туда-то нам и надо, мы направились в сторону купола. По дороге мы проходили мимо всяких маленьких магазинчиков, цены в которых вводили в ступор! Килограмм помидор стоил 4 евро (за день до этого я покупала в AH (известный супермаркет в Голландии - прим. L.K.) помидоры за 99 центов), килограмм персиков - 6 евро, огурец - 1,59. Волосы на голове шевелиться начинали от мысли, сколько ж будет стоить салатик из овощей, купленных там. Цветочные магазины поражали отсутствием разнообразия ассортимента и убогостью цветовой гаммы. Приходилось заниматься аутотренингом: "Я в Париже и это все не важно".

И вот перед нами открылся вид на Hotel des Invalides. Перейдя мост через "сухой" ров, мы прошлись по саду и посмотрели на это сооружение. Наличие белой пыли везде и всюду создавало впечатление, что мы находимся рядом с египетскими пирамидами. Я, правда, там никогда не была, но почему-то есть у меня такое ощущение, что из-за песка пустыни и ветров, там везде лежит такая вот пыль. И тут на здании и статуях лежала такая вот "пыль веков". Очень необычное впечатление. Может, еще и цвет здания создает определенный контраст со всем окружающим, поэтому и возникает такая идея. На Boulevard des Invalides моя мама увидела собор и спросила меня, не это ли Notre-Dame (Собор Парижской Богоматери), так как выглядело похоже. Откуда мне было знать? Я спросила у Петрика, на что он просто рассмеялся и сказал, что когда мы увидим настоящий Notre-Dame, вопросов просто не будет.

Мы решили, что пора бы подумать о том, где мы будем кушать, и направились в метро по направлению к Латинским кварталам. Снова метро, снова бесконечные коридоры и лестницы вверх и вниз, плюющиеся автоматы, очень неприятные застоявшиеся запахи, тонны старой черной жвачки на полу и люди, люди, люди... Надо сказать, что я очень искала, но за 4 дня пребывания так и не нашла элегантных, утонченных да и просто красивых или, в конце концов, улыбающихся француженок. Миф... еще один миф растаял, как дым. В метро люди сидели все больше озабоченные и серьезные. Никто никому не улыбался. За исключением чернокожих мужчин, которые видели меня с Алисой, но улыбка тут же слетала с уст, когда они видели, что Петрик тоже вроде бы как с нами. Или же, когда Алиса шла перед Петриком, улыбка ей, а потом кислая мина ему (хорошо он этого не видел, а я просто специально наблюдала за этими "маневрами лицевых мускул", правда, первая обратила на это внимание моя мама). А в метро все были какими-то серыми, озабоченными и "обездоленными", прямо как в России. Становилось страшно от таких сравнений... Я постоянно в течение четырех дней задавала себе один и тот же вопрос: "Ну не может же быть, что я тут только туристов вижу...?" Почему и откуда тогда возникла в моей голове (с детства, кстати) идея-стереотип о том, что француженки все худые и утонченные, элегантные и хорошо одетые? Может, я не там искала? Но на приемы в высший свет меня как-то не приглашают, может, они все там такие воздушные и "французские"? Ответа на вопрос я не нашла до сих пор.

Подъехав поближе к Латинскому кварталу, но, не доехав до него, мы покинули печальное парижское метро и окунулись в волны шатающихся с разинутым ртом (как и мы, собственно) туристов. Какими-то закоулками с совершенно потрясающей архитектурой мы выбрались на набережную Вольтера. И нашим взорам открылся Louvre (Лувр). Впрочем, тогда мы еще не знали Лувр ли это, так как нашим Сусаниным был Петрик, а он был не уверен в том, что это тот самый дворец. Его можно понять, так как красивейших зданий вокруг было хоть отбавляй. Мы начали заметно уставать. И Алиса, и моя мама, да и я тоже не могли дождаться того момента, когда можно будет просто сесть и посидеть. А Петрик нас все тянул и тянул куда-то. Мы шли вдоль Сены и любовались всем подряд. Постепенно я начала понимать, почему же мы до сих пор идем, а не сидим в уютном ресторанчике, которых на нашем пути встретилось уже, наверное, миллион. Из-за деревьев начал появляться Собор. Именно так, с большой буквы... И, действительно, Петрик был абсолютно прав, когда видишь Notre-Dame, не остается никаких сомнений, что это именно он. Спутать его с чем-то еще, единожды его увидев, по-моему, просто невозможно. Мы были сильно уставшими, но вся усталость отступила на какое-то время, когда появилась громада Notre-Dame перед нами. Мы решили, что пойдем в него на следующий день, поэтому, полюбовавшись им издалека, мы свернули-таки в Латинский квартал с намерением поесть и отдохнуть.

Ресторанчиков вокруг было бесконечное число. В дверях каждого из них стоял зазывала и пытался в буквальном смысле затащить очередного туриста-жертву в свой ресторан. Они нахваливали свои блюда и цены, говорили, как у них в ресторане все замечательно, и что другого такого просто не найти во всей Франции. То, что они все говорили по-английски, не удивляло, но по-русски... Проходя мимо греческого ресторана, моя мама что-то мне сказала, назвав меня по имени. У зазывалы были "острые" уши, он тут же позвал меня, отчего я просто подскочила на месте, выскочил на улицу, схватил меня за руку и начал рассказывать, какой замечательный у него ресторан, и что если мы пойдем к нему кушать, то он нам бесплатно выдаст коктейль или просто напиток. Отказывать сразу и бесповоротно я просто не умею, поэтому мне пришлось ему пообещать, что мы обязательно придем к нему, только сначала еще погуляем. Метрах в десяти передо мной стоял Петрик, также "пойманный сети" другого зазывалы другого греческого ресторанчика и тоже пообещавший вернуться... И метрах в 20ти мы-таки были окончательно заловлены во французский ресторанчик, что, собственно, мы и искали. Быть в Париже и есть нефранцузскую кухню не входило в наши планы. Снова забегая вперед скажу, что планы строятся, чтобы их разрушать. Но об этом потом. Мы сидели на крытой террасе ресторанчика, которая была построена во дворе жилого дома. При желании можно было смотреть в окна парижан, разглядывать развешенное для сушки в окне белье или заглядывать в чью-то гостиную. Кто-то мне говорил, что в Латинском квартале можно очень дешево поесть. Вполне возможно, если знать где и не пить ничего, кроме простой воды. Меня поразила цена на напитки. На все - одна - 4 евро. Не важно что - кока-кола, минеральная вода или сок, кофе или чай, молоко или какао. В последующие дни была такая же картина. На любые прохладительные напитки в каждом ресторане или кафе одна цена, которая варьировалась от 3,5 до 6ти евро. Покушали мы вполне прилично, вот только дешево это можно было назвать ну с очень большой натяжкой. Очень мне понравилась надпись на двери туалета в этом ресторанчике. Поскольку там на весь ресторан всего два туалета, на двери висела табличка: "Time limit for using toilet - 5 minutes". Соседний ресторан был греческим. Всем, наверняка, известна греческая традиция бить тарелку, если ты покушал и тебе понравилась еда. Так вот пока мы сидели и поедали наш обед, в соседнем ресторанчике почти нескончаемо били тарелки. Мне тоже так захотелось со всего маху разбить тарелку, и я уговорила Петрика, что на следующий день мы пойдем в один из тех греческих ресторанов, в которые нас так активно заманивали. Вот только я "забыла" одну очень немаловажную деталь - еда должна понравиться...

Покушав и взглянув на часы, мы решили, что пора возвращаться в гостиницу, так как машина стоит в "непонятном" районе, да и поздно вечером ездить в парижском метро не советуют. Всю дорогу обратно моя мама переживала за нашего "железного коня", и боялась, что вот мы сейчас туда приедем, а машины-то и нет, угнали, разобрали на запчасти и так далее. Во время пересадки на Gare du Nord на линию RER нам пришлось снова столкнуться с прелестями "указатели-таблички - компьютеры по-французски". Стояли мы на платформе, подъехало два поезда. На компьютерном табло стояло, что наш поезд приедет на правую сторону, а он на самом деле был на левой, что и обнаружилось, но только после того, как нужный нам поезд уехал. Пришлось нам сидеть на вонючей платформе в окружении контингента из Bijlmeer (черный квартал в Амстердаме - прим. L.K) еще полчаса в ожидании следующего поезда. Приехав на St.Denis, мы обнаружили, к полному нашему удовлетворению, что машина наша стоит на месте, правда, одна-одинешенька, но не разобранная на части, это порадовало. Когда мы уже сидели в машине, у меня возникла идея посмотреть на ночной Париж из машины. Ходить-то мы были уже не в состоянии, а сидя машине, глазеть по сторонам не сложно. Петрик меня предупредил, что водить машину в Париже равносильно самоубийству, так как на дорогах там царит просто "Wild West". Я решила, что он преувеличивает, и сказала, что мне все равно, что я просто хочу посмотреть ночной Париж...

В эту поездку по ночным улицам я увидела еще больше подтверждения мысли, вынесенной в заголовок. Французы за рулем - это что-то. Создавалось такое впечатление, что для них не писаны правила дорожного движения, разметка на дороги нанесена исключительно для красоты, а светофоры - это просто фонарные столбы с цветными лампочками. Ехали они, как и когда им хотелось, и если им надо было вдруг повергнуть налево из крайнего правого "ряда", то они это просто делали. Хотя о чем это я? Рядов там ведь тоже не существует. Все маневрируют, как могут между друг другом, а если ты, не дай Бог, останавливаешься на красный свет, то рвать с места надо еще до того, как загорится зеленый, так как иначе можно просто оглохнуть от клаксонного хора машин, стоящих сзади. Машины все поцарапанные и побитые, с оторванными бамперами, текущим бензином и ненормальными водителями. Искать что-то конкретное, находясь в потоке машин, просто невозможно, да и опасно для жизни. Надо просто ехать в потоке и надеяться, что они не едут в противоположном направлении от твоей цели. На удивление нам везло, и за час или полтора нашей "скачки" мы увидели все красоты Парижа "в одном флаконе". Сначала это была потрясающе освещенная Эйфелева башня, потом Лувр, Пантеон, Монмартр, а под конец Елисейские поля, причем с объездом Триумфальной арки и Place de la Concorde. Вполне возможно, что если бы я не вертела головой по сторонам, а следила за маневрами машин, то я бы получила нервное потрясение и ни за что не согласилась бы на такой эксперимент никогда в жизни. Но, к счастью, ночной Париж был настолько красив, что я замечала дорожные катаклизмы только краем глаза, что и вам советую, если вы вдруг решитесь на подобную экскурсию посреди ночи в пятницу. По Елисейским полям мы ехали в полдвенадцатого ночи, и они представляли собой примерно тоже самое, что и голландская трасса А1 в час пик. Создавалось впечатление, что весь Париж сорвался с места и решил покататься на машинах среди ночи. Во всех многочисленных барах, кафе и ресторанах кипела жизнь, было огромное количество народу, даже в ресторане "Москва", на который мы случайно наткнулись рядом с Монмартром, стоя перед очередным светофором и выслушивая нетерпеливые клаксоны соучастников дорожного движения. Около часу ночи мы вернулись в отель абсолютно уставшими, совершенно "без ног", но все же бесконечно довольными. День удался. Впечатлений море, вот только у меня в голове как назойливый комар вертелась все та же мысль: "Почему же все тут мне так напоминает Россию...?"

Елена Пинкст, sobol@ok.ru.