Содержание:

Детишек я хотела всю свою сознательную жизнь, и поэтому, встретив своего будущего мужа, я поняла, что именно от него и именно сейчас я хочу ребёнка.

Все началось с неутешительного диагноза "дисфункция яичников", мы с мужем (на тот момент гражданским) все равно пытались и старались. Многочисленные тесты были отрицательные, так как я их делала чуть ли не каждый день. УЗИ показало нарушение менструального цикла. Я, естественно, была сильно расстроена, хотя и знала, что это не срок, ведь попытки только месяц. Плакала, не зная, что еще ждет нас впереди.

Сделав очередное УЗИ, обнаружили поликистоз яичников и повышение мужских гормонов (тестостерона) в анализах. Врач назначила мне гормоны. Я не могла думать ни о чём другом, кроме как о желании иметь детей, я плакала каждый вечер, чувствовала себя ущербной. Даже подумывала о том, что у нас вообще никогда их не будет и я сойду с ума. Сидела я на гормонах 5 месяцев и жила только от похода к походу в женскую консультацию. Наконец врач поставила мне первичное бесплодие и решила делать цикл стимуляции овуляции. Он проходил очень болезненно, но я терпела и знала, для чего все это нужно!

И вот после этой процедуры тест показал вторую полосочку... что со мной творилось — это просто не передать словами... я была самая счастливая на свете. Вот так я забеременела.

За 1 день до 17 неделек доча первый раз толкнулась, но тогда я еще не знала, что у нас будет доча. Через 2 дня мы с мужем поехали делать УЗИ, чтобы узнать, кто в пузике живёт. И это оказалась доченька. Я расплакалась, когда увидела наше чудо на мониторе, она там прыгала и вертелась, как юла. 17 ноября мы с мужем расписались, так как хотели, чтобы не было проблем с фамилиями и признаниями отцовства. Я стала отекать потихонечку, сначала ноги... позже и лицо... Поправилась я к 30-й неделе на 13 килограммов. Врач сказала, что если так и дальше буду прибавлять по килограмму в неделю, то положит в больницу. Я сидела на разгрузочных днях и так далее...

К содержанию

Роды

28 ноября, на 32-й неделе, я пошла к врачу на очередной осмотр, в моче обнаружился белок. Гинеколог сказала пересдать анализы на следующий день, и если белок будет, то положит на сохранение, но, померив мне давление, оказалось что оно 150/100 (всегда было 110/70). Мне вызвали скорую и увезли прям из ж/к в ближайший роддом. Врач в приёмном, осмотрев меня, велела медсестре вести в родблок.

Я испугалась — "как в родблок?" Положили меня в интенсивную терапию, подсоединили кучу трубочек, взяли мочу и обалдели: белок зашкаливал. Меня спрашивали, как я себя чувствую с таким давлением, а я отвечала, что хорошо и не чувствую его. Стали капать мне кучу капельниц, уколов и пичкать таблетками. Так прошел день, ночью мне стало ужасно плохо от такого большого количества лекарств. На следующий день мне делали УЗИ, с деткой все было хорошо, но я уже не могла передвигаться: кружилась голова от лежки, так как и мочу выводили через катетер.

Прошел еще один день. За стенкой все рожали, и я мысленно переживала за всех, слыша, как они стонут. Была рада и плакала, даже когда слышала детский первый крик. Давление так и нападало, а белок все рос и рос. Катетер вечно застревал, и мне периодически его крутили — боль жуткая и противно, так накрутили, что даже моча пошла с кровью. С мужем связи никакой: мобильник нельзя. Вечером пришла врач и говорит, что нужно, чтоб муж привез вещи завтра (30 ноября), мы тебя повезем на консультацию к нефрологу смотреть, чего с почками. Они там сами связались с ним и сказали. Я подумала: что за бред, куда вести, беременную в таком состоянии, да еще и вести куда-то?

Сомневалась я долго. Настало утро, я под капельницами, как обычно, и под аппаратом, который меряет давление. Приходит весь штат врачей, наверное, и главврач спрашивает при мне всех врачей: "Ну, наверное, мы уже можем ей сказать!?" В моей голове проносится: "Что сказать?!"

Перепугалась жутко. И врач мне говорит: "Мы тебя решили перевести в Центр планирования семьи, так как состояние у тебя тяжелое и решается вопрос о родоразрешении, а там хорошая реанимация для таких детишек". Не сказать, что я была в шоке, но задала один вопрос: "Как же она, такая маленькая, выживет?"

Спускают меня вниз, чтобы посадить в карету скорой помощи, стоят мой муж и мама, бледные, как поганки, спрашивают меня, как я себя чувствую, как малышик. Я им говорю, что хорошо и чтоб не волновались, только они и сами видели, что я еле передвигаюсь (ну это от лежания), так я себя и правда хорошо чувствовала. Поцеловала мужа и маму, погрузилась в машину, и меня повезли. По пути спрашиваю у врача (из этого роддома меня провожала врач), а что, никак нельзя подлечить меня, чтоб так рано не рожать? А она мне отвечает: тогда твои почки могут не выдержать и откажут — спасаем тебя, а для детки уже нормальный срок — выживет.

Привезли меня наконец-то в этот центр, разрешили взять хоть телефон. Повезли опять в интенсивную терапию, положили, подсоединили кучу проводков. Врач отделения просто золото, всячески поддерживала меня. Сразу подключили к аппарату КТГ, и я слушала сердечко моей заи. Делали УЗИ и смотрели, как там она и сколько весит. Как созванивалась с мужем, сразу давление поднималось, ведь он вообще в шоке, плакал даже, боялся, что с нами что-то случится, так как врачиха из того роддома сказала, что все у меня хреново.

Настал следующий день, 1 декабря. Сделали УЗИ, сказали, детка где-то 1600 весит, принесли мне бумажку и сказали, что все-таки надо делать кесарево. Я все понимала, только про детку мне толком никто ничего не говорил, только успокаивали и говорили, что все должно быть хорошо. Подписала я документ, в котором были написаны возможные последствия от операции и с деткой. Приготовилась и молила бога, чтобы моя сладенькая долгожданная девочка была в норме. Чуть позже пришла врач и сказала, что на конференции решили ещё подождать, так что мероприятие отменяется.

Подумала я только, что хочу родить сегодня, и число такое ровное, — думала я так, потому что я уже знала, что не избежать кесарева, все равно сделают тогда завтра (все-таки я закончила медицинский). И вот вечер 1-го числа, лежу, смотрю в потолок , больше некуда, приходит дежурный врач-анестезиолог, посмотрел меня, пришла врач, которая делает кесарево, и опять принесла ту самую бумажку. Врачи все-таки решили кесарить. Я позвонила мужу, успела сказать, что еду рожать, муж, наверное, вообще был белее белого (он всего так боится). На протяжении всего лежания я была оптимисткой — я вообще по жизни такой человек, только переживала за доченьку, если бы с ней что-то случилось, я бы, наверное, просто умерла.

Сделали мне эпидуральную анестезию, поэтому я была в сознании в момент рождения моей крошки. Я лежала и думала, что вот-вот появится на свет плод нашей любви, какая она, как она, такая маленькая, справится с дыханием и всем остальным. И вот я слышу у себя в животе отчетливое "ква-ква", потом опять, но уже где-то за пределами живота, рядышком со мной: "Ква-ква".

У меня полились слёзы, ведь это моя девочка так кричит-кричит, ведь, значит, все не так плохо. Сразу посмотрела на часы, которые висели прям передо мной — 22:10 1 декабря. Потом мою квакушку понесли делать всякие процедуры, и я слышала уже маленький писк. Слышу, уже чуть позже, с правой стороны кто-то спрашивает, стоя рядом со мной, у врача: а она не спит? И мне врач говорит: "Витош (он почему-то так меня называл), поверни голову". Я поворачиваю, а там завернутое чудо, только личико торчит — кругленькое, я так её и назвала: "Ты моё солнышко!" — и заплакала ещё больше.

Потом её унесли. Я позвонила мужу и сказала, что у нас родилась доченька. Вес 1400 и рост 38 см в 32 недели. Он, очумевший, сказал, тормозя: "Спасибо!" Мы немного поговорили, он тогда находился у моей подруги с её мужем, потом она мне рассказывала, что у него глаза так округлились, повесив трубку, он не мог прийти в себя.

Утром начался рабочий день, пятница, пришли врачи, а я у всех спрашиваю: как моя детка, что с ней? А они говорят, позже придёт педиатр и все тебе расскажет. Наконец-то пришла педиатр, сказала, что врачи специально ждали, чтобы подействовал укол, который ввели еще в том роддоме — оно помогает раскрыться легким ребеночка, и правильно рассчитали, она дышит самостоятельно, лежит естественно в реанимации, проверили все, что можно, и сказали, что с ней все в порядке. В 2 часа ночи уже 3 декабря меня перевели в послеродовое отделение, в палате я лежала одна. Утром пришла медсестра и помогала мне встать, так как меня вызывали в детскую реанимацию.

Я пришла и мне показали мою дюймовочку, она лежала в кювезике, на ней были специальные очки, её облучали от желтушки, кучу проводков, зонд из носа. Самый маленький памперс был сто раз подвернут и болтался на ней, пятки были синие от того, что брали кровь, в руке стоял катетер, через который капала капельница. Я стояла над кювезом и плакала от счастья, я знала, что все у нас будет хорошо, врач сказала, что уже 5-го числа её переводят на второй этап выхаживания в детскую больницу в отделение патологии новорожденных и недоношенных детей.

Диагнозов почти нет, только незрелые легкие, мозг и желтушка, как сказала врач, доченька у меня крепенькая. Разрешили, чтобы пришел муж и посмотрел на нее, на следующий день, 4 декабря, муж с моей мамой уже разглядывали нашу девочку, она была вылитый папа, то есть мой муж. Вечером я опять навещала мою девочку, а утром 5-го числа попрощалась с ней, и ее увезли в больницу. А мне еще предстояла целая неделя в роддоме, так как надо было снимать швы. Весь вечер я проплакала, так как материнские чувства у меня играли вовсю. Мне было одиноко и грустно, что моя доченька все 7 месяцев была со мной в тепле и защищенной, а теперь она очень далеко, одна-одинёшенька! Я попросила подругу съездить туда и отвезти необходимые для малышки вещи ( подгузники, распашонки, носочки, ползуночки), самые малюсенькие, какие только есть.

8 декабря наконец-то мне врач сказал, что завтра на выписку... сидела целый день на иголках, считала минуты до следующего дня. Чем раньше отсюда уйду, тем быстрее увижу дочу. И вот 9-го меня выписывают, приехали за мной брат с женой и мама, муж не смог никак... Тяжело было выходить, потому что вроде родила, а выписывают без ребёночка… Передвигаться я так пока и не очень привыкла. Увидев мужа и свою квартиру, расплакалась... Мне почему-то было стыдно перед всеми, что вот из-за меня дочу так рано достали, и она теперь страдает в больничке одна... Позвонила сразу же в больницу и сказала, что завтра же приеду.

Вот наконец-то я в больнице у дочи. Еле доехала... голова мутная, ноги не идут... Захожу в бокс, и вот она, моя крошка... малюсенькая в носочках, памперсе и распашоночке, которая ей в два раза велика. Лежит уже без "очков"... просто милашка, беззащитная, и так похожа на папу. Я её покормила через зонд, который был в носике, всего 17 грамм. Девчонки, у которых тоже детки лежали в том же боксе, говорят: странно, моя доча молчит, а когда меня не было, она плакала... чувствуют они маму свою...

Потом мамам надо ждать до следующего кормления в 12 дня в комнате отдыха для матерей, там вообще мне показалось всё жутким и непривычным — койки для мам в ряд, как на вокзале... ужасно. Приехав домой, я была никакая и еще плакалась целый вечер мужу... очень переживала, что она такая малюсенькая...

Путь к бесконечному счастьюКстати, нам по Апгару поставили 7\8 баллов. И правда, доча моя оказалась сильной девочкой, у нее были только недоразвития и все, больше проблем не было, в больнице после профилактических уколов мы только набирали вес. Подарок на мой день рождения был самый главный от моей дочи: она 19 декабря стала сосать сама из бутылочки, и её переложили из кювеза в кровать с подогревом, весила она ровно 1600. Я прям расплакалась, видя достижения моей малютки — это очень волнительные моменты в жизни. Новый год прошел для меня никак... 31-го в больнице, 1-го опять с утра в больнице... И вот еще один волнительный момент — это посещение детского офтальмолога, слава богу, глазки были, конечно, недоразвитыми, но ретинопатия недоношенных нас миновала на тот момент. Как говорила врач, что эта болезнь — бич недоношенных детей, и если вовремя не заметить болезнь, то может наступить слепота. Чтобы предотвратить это, наш педиатр колола доченьке витамин Е. Через неделю снова на пороге бокса появился офтальмолог, и тут страшный диагноз — "ретинопатия 1-й степени, прогрессирующая". Врач спешила меня успокоить, что как раз подходит гестационный возраст к 41-й неделе (это имеется в виду срок беременности), и после этого барьера болезнь отступает, если не переросла в более тяжелую степень. В том, что у нас всего лишь 1-я степень, заслуга нашего лечащего врача, который вовремя и делал профилактику витамином Е.

И вот примерно 12 января нас должны выписывать, но анализы мочи, как назло, в самом конце пришли плохие... и нас не выписывают... я в слёзы, еду к мощам Св. Матроны, прошу слёзно помочь нам, моей доченьке... проверяют почки на следующий день — все в норме, слава богу, оказался вульвит... врач говорит, 16-го на выписку после выходных. 15-го числа я решила приехать в больницу позже, хотела закончить дома все последние приготовления, но утром раздаётся звонок: "Это я, ваш врач, анализы мочи хорошие, хотите, я могу её вам сегодня отдать?"

"Конечно, хочу!" — взгвизнула я, и мы с мужем помчались к нашей сладенькой доченьке, чтоб забрать её домой. Это был самый счастливый день в моей жизни. Наконец-то дочу выносят и отдают папочке, и мы едем счастливые домой. Выписали нас с весом 2300 и ростом 45 см.

Дома доченьке было хорошо с мамочкой и папочкой, которые любили ее больше всего на свете! Все шло как по маслу, доча росла и радовала нас своими долгожданными достижениями, конечно, мы все делали с отставанием, но по взгляду она была очень взрослой и умненькой девочкой. Кстати, назвали мы ее Юлианой, все-таки в пузике она вертелась, как юла. Были небольшие проблемы с нервной системой, гипертонус мышц, но нам помог массаж. Ставили и рахит, хотя никаких обследований не делали для того, чтоб поставить такой диагноз. Запись о задержке психомоторного развития 1-й степени нас сопровождает по сей день, хотя некоторые вещи мы делаем даже лучше других рожденных в срок детей.

Путь к бесконечному счастью1-я осознанная улыбка появилась в 2 месяца, но всем стала улыбаться только в 3 месяца. К 5 месяцам стала брать игрушки двумя руками и тащить их в рот. Переворачиваться стала только в 8 месяцев, но сразу туда и обратно, к 8,5 месяцам стала сидеть, а к 9 месяцам стала вставать в кроватке, держась за борта, к 10 месяцам мы уже ползали и стали потихонечку ходить по периметру кровати перебирая руками прутья. По весу доченька так и осталась малюсенькой, в полгода она весила 5 кг 300 г. В год мы весили 8 кг 250 г. И ростом были 71 см. Пошла сама в год и 2 месяца.

Сейчас нам уже год и 9 месяцев, доченька очень шустрая, интересная, связывает уже по два слова (например "Мама, открой" или "Папа, пока"). Зубов у нас пока 12, не хватает 4 клыков. Весим 8 кг 700 г. Рост 78см. Все у нас замечательно, мы ее безумно любим и она нас тоже, так как не отпускает нас из виду ни на минуту.

В конце хотела бы пожелать мамочкам и их деткам-торопыжкам здоровья, мужества и сил преодолеть такой нелёгкий и в тоже время счастливый период! Растите здоровые и верьте, что все у вас будет хорошо, вселяйте эту уверенность в своего маленького человечка, и он все преодолеет на своем жизненном пути. Будьте счастливы!

Виктория, vikki_zap@mail.ru.