Содержание:

Неделю назад ко мне заглянула подруга, мама мальчишек 15 и 11 лет, чтобы попросить совета.

- Нас в школе уговаривают репетитора нанять. А я сомневаюсь, надо ли?
- Чего ж ты хочешь, - отвечаю, - сейчас редкий ребенок может сам в вуз подготовиться.
- Да я не о старшем, - махнула рукой подруга. - С этим все понятно. У младшего классная говорит, что он математику не тянет…

Если бы я сама не работала в школе, то, наверное, удивилась бы, что моей подруге предложили подыскать частного преподавателя для ребенка, которому до абитуриентского возраста еще расти и расти. Но, зная ситуацию изнутри, я могу утверждать, что это далеко не единичный случай. Причем необходимость взять репетитора не всегда является реальной, а не надуманной тем преподавателем, которому просто не хочется тратить свои силы на учеников. Как понять мотивы учителя, который рекомендует вам подыскать репетитора? Стоит ли нанимать частного педагога для каждого отстающего ребенка? А если да, то какого?

Давайте разберем наиболее типичные ситуации.

К содержанию

Проблема профиля

Уже в начальной школе можно определить, есть ли у вашего ребенка ярко выраженные гуманитарные или математические наклонности. Нередко малыш с удовольствием читает и неплохо сочиняет, но совершенно не в состоянии освоить даже азы арифметики. Или наоборот: задачки щелкает как орехи, а в сочинении двух слов связать не может. Нужно ли нанимать гуманитарию репетитора по математике, а "технарю" - по литературе?

Психолог Алла Доранилова считает, что первостепенная задача в этой ситуации - соблюсти интересы ребенка. Поэтому ответ прост: если малыш страдает от того, что не справляется с программой, то репетитор нужен. Но не первый попавшийся, а тот, кто будет заниматься с ребенком, учитывая особенности его мышления. Если же ребенок равнодушен, скажем, к математике, то насиловать его не следует.

"Можно попытаться пробудить его интерес к предмету с помощью какого-нибудь увлекательного развивающего пособия, но ни в коем случае не давить, - говорит Алла Доранилова. - Посоветовать некую универсальную методику я не могу. В моей практике были случаи, когда одна и та же книга Григория Остера в одном ребенке пробудила интерес к математике, другого оставила равнодушным, а третий прочитал ее, оценив юмор автора, но не решил ни одной задачи."

Алла Доранилова советует родителям смотреть на ярко выраженные способности ребенка как на большую удачу

"Когда человек в достаточно раннем возрасте определяет круг своих интересов - это скорее хорошо для творческой самореализации. Пусть вас утешает то, что у Пушкина всегда были плохие оценки по математике."

Специалист по обучающим технологиям, психолог и педагог Ольга Ильина считает, что склонность к гуманитарным или техническим наукам - вовсе не причина забрасывать "недающиеся" предметы. Просто надо найти подход к изучению той или иной дисциплины - а для этого понять различия гуманитарного и математического способов мышления:

"Гуманитарии воспринимают всю проблему в целом, а потом ее сужают. Логики же выходят на общий объем, строя логическую цепочку. Так, при изучении астрономии это значит, что гуманитарию надо сначала дать концепцию Вселенной, а потом сузить ее до проблем Земли."

"Физика для гуманитариев - это физика в виде комиксов, - продолжает Ольга Сергеевна. - Там должны быть прорисованы характеры, действия, должны приводиться примеры из реальной жизни. Предпочтительнее текст, написанный с юмором. Графики и схемы, безусловно, должны присутствовать, но в качестве иллюстраций к рассказу героев. Общий подход: сначала ребенок должен понимать общую концепцию: что для чего. Теорему надо начинать с конца: что нам нужно доказать? - Вот это. Можем мы сейчас это доказать? - Нет. Чего нам не хватает? - Того-то. А не так, как построено доказательство в учебнике: сразу дорисуем то-то, потом другое."

Математикам интересно познать структуру. При чтении "Евгения Онегина" можно обратить их внимание на уникальную строфу. Логик обычно визуал. Пусть изучает рисунки Пушкина. Очень хорошо поставить ребенка в следующую ситуацию: я тебе буду читать, а ты представляй то, о чем я читаю. А потом логик с удовольствием выполнит анализ характеров, ему будет интересно выискивать причинно-следственные связи.

В своей работе Ольга Ильина часто сталкивается с родителями, которые считают традиционное советское образование самым лучшим, а такие нестандартные подходы - опасными. Однако учить всех детей по одной методике, не учитывая особенностей личности, - абсурд.

"Отцы как правило более консервативны, в то время как матери видят больше детских слез. Поэтому обычно именно отцы восстают против игрового обучения и требуют, чтобы ребенка учили "как надо", - рассказывает Ольга Сергеевна. - Я в таких ситуациях спрашиваю: "Кому надо?". Согласна, что ребенка необходимо дисциплинировать, но делать это следует в том, в чем ребенок чувствует себя уверенно и самодостаточно. Если же у ребенка что-то не получается (и соответственно, понижается самооценка), а мы вместо помощи даем ему дрессировку, то это приведет не к дисциплине, а к неврозу."

"К тому же как минимум до 10 лет игра - это жизненная необходимость для человека, - убеждена Ольга Ильина. - Да и в дальнейшем игра служит инструментом познания. Серьезному папе всегда можно напомнить, что в бизнес-сообществе нередко пользуются деловыми играми, чтобы разрешить сложную ситуацию или повысить квалификацию сотрудников."

А вот автор этих строк вообще не согласна с делением предметов на математические и гуманитарные. Любая область знания необыкновенно многогранна и может быть интересной как людям с логическим складом ума, так и тем, кто мыслит образами. Яркий тому пример: практически все философы до Руссо являлись одновременно и математиками.

Как учитель английского, я не вижу проблемы в том, чтобы успешно обучать "технарей" иностранному языку. Да, эти дети неохотно расширяют словарный запас, поскольку не видят необходимости в большом количестве синонимов. Я решаю эту задачу с помощью системы координат, на которой ребенок откладывает эпитеты. Например, "обычный" (common) - это ноль, "прекрасный" (wonderful) - плюс 5, "отвратительный" (disgusting) - минус 6, и так далее. При такой работе ребенок проникает в смысл слова и активизирует зрительную память, а следовательно, запоминают новые слова.

А если с помощью координатной прямой изобразить систему времен английского языка, математики прекрасно осваивают грамматику. Воспользуйтесь учебником Raymond Murphy "English Grammar in Use" (существует несколько уровней этого учебника - будьте внимательны при выборе!). Если вы хотите, чтобы ребенок-логик написал сочинение, дайте ему тему, которая подразумевает доказательство. Вместо традиционного "Моя семья" предложите порассуждать о том, "Почему я люблю свою маму?" или "Правда ли, что у тебя большая семья?" и т.п.

Логики ленятся переводить текст дословно, поскольку хорошо вычленяют главное, отсекая подробности. Это ведет к тому, что их словарный запас пополняется медленно. Здесь имеет смысл дать следующее задание: замени в предложениях второстепенные члены так, чтобы изменился смысл текста. В результате идет двойная работа: ребенок должен понять значение каждого слова и одновременно подобрать к нему антоним.

Ребенок с математическим складом ума больше, нежели гуманитарий, ориентирован на достижение цели. Поэтому изучение иностранного языка желательно начинать с создания мотивации. Объясните ребенку, что, зная английский, он сможет прочитать и перевести книгу о компьютерах. Или - работать в интернете, переписываться по электронной почте с ребятами из разных стран. Помните, что для математика иностранный язык обычно является средством и орудием.

Способов и приемов, с помощью которых можно обучать иностранному языку, много. Главное - понять, что иностранный язык - это не "гуманитарный предмет", а свободная стихия, которую маленький математик с легкостью обуздает удобными ему способами. Ведь научился же он говорить на родном языке, не так ли?

К содержанию

Не справляемся с одним предметом

Причина неуспеваемости по конкретному предмету может быть связана с несколькими обстоятельствами. Как ни странно, одно из них - расписание. Если малыш - сова, а какой-то урок стоит в расписании неизменно первым, это может привести к плохому усвоению материала. Или наоборот: урок стоит последним, и ребенок со слабым здоровьем просто физически не в состоянии включиться в работу. Психологи отмечают также эффект интерференции: если в расписании сходные предметы идут один за другим (литература - мировая художественная культура - история), то в сознании многих детей они сливаются, в результате чего тормозится запоминание.

Стабильное отставание по конкретному предмету может происходить из-за школьного невроза. Хорошо, если родители смогут сходить в школу и послушать, как учитель ведет урок. Возможно, он дает материал жестким директивным тоном, который пугает ребенка. В результате малыш "отключается" и не воспринимает информацию вообще.

"Ребенок воспринимает предмет через учителя, - поясняет Ольга Ильина. - Например, несколько лет назад дочь моей подруги считала, что биология - это цель ее жизни. Я порекомендовала маме отвести девочку на занятия по биологии в системе дополнительного внешкольного образования, чтобы она смогла определить, что ей на самом деле нравится: учитель или предмет. Учительница у нее замечательная: эмоциональная, умная, интересный человек и прекрасный специалист. И вот через три года девочка по-прежнему дружит с учительницей, но к биологии несколько поостыла. Это классический пример увлечения личностью педагога."

Но бывает и противоположная ситуация. С проблемой личных взаимоотношений учителя и ученика я столкнулась при работе с одной многодетной семьей. Старшие братья конфликтовали с учительницей химии. Когда химию стала изучать их младшая сестра, учитель открыто заявила, что девочка не будет знать предмета, раз она сестра "тех Ивановых". Эта учительница позволяла себе оскорблять детей и недостойно выражаться (из-за чего, собственно, с ней конфликтовали оба мальчика). К тому же у нее на уроках хорошие оценки получают те, кто занимается с ней за отдельную плату.

Понятно, что такую ситуацию нормальной не назовешь, и здесь необходима поддержка семьи. Прежде всего ребенок должен знать, что родители не сомневаются в его способностях. Нет смысла ругать за плохие оценки, если они говорят не о знаниях, а о предвзятом отношении педагога. Если плохое отношение к учителю ребенок перенес на предмет, ему нужно помочь. Например, по предмету, который важен для поступления в вуз, имеет смысл нанять репетитора или пойти на специальные курсы, а в школе оставить все как есть.

Если же личность учителя и его отношение не представляются настолько неадекватным, Ольга Ильина советует сделать две вещи.

Во-первых, с помощью частного педагога или самостоятельно помочь ребенку нагнать материал, чтобы он чувствовал себя уверенно.

Во-вторых, поговорить с учителем. Возможно, он просто не отследил момент, когда нарушился контакт с ребенком - особенно если педагог перегружен, а класс большой. Конфликт разрастается, а учитель, не видя источника, не может понять, в чем же дело. В этой ситуации многие дети не идут на обострение отношений, а просто втихую перестают заниматься. Здесь бывает достаточно просто доверительного разговора родителя и учителя, чтобы поправить отношения. При этом учитель также испытает значительное облегчение и радость от того, что ситуация разрешилась. Разумеется, родитель должен прийти не с обвинениями и претензиями, а с желанием поделиться своим видением проблемы.

Помните, что независимо от причины конфликта с учителем необходимо настраивать ребенка на адекватную самооценку - она в любом случае поможет избежать тотальной неуспеваемости. Это будет темой нашего следующего материала. А о том, насколько важно при возможности избавить ребенка от влияния дурного педагога, мы поговорим в статье, посвященной проблеме вымогательства денег.

Анна Бабина

Статья из февральского номера журнала.