В далекой — предалекой стране, где никогда не бывает снега и с крыш никогда не свисают сосульки, давным-давно жили веселые человечки. Они круглый год пели песенки, танцевали, играли, шутили. Никто никогда не тревожил их мир и счастье. Среди них не было заговоров и подвохов. Глядя на любого из тех человечков, нельзя было не восхититься их красотой и обаянием.

Они были настолько беззаботны, что никогда не строили себе домиков, не шили одежду и не запасались едой. Поэтому вместо домов у них были пещеры в горах, вместо постелек — травы и листочки, а когда они ложились спать, то накрываться им не было нужды, так как в той стране всегда было тепло. И днём и ночью. И вечером и утром. И кушали эти человечки с дерева, которое росло в середине их страны. С него они рвали себе вкусные фрукты и овощи, которые круглый год произрастали на этом чудо-дереве. А называли они его Изобилие. Оттого и страну ту называли Страна Изобилия, а народ той страны назывался изобильцами.

Все люди там жили очень дружно, они никогда не дрались, а тем более не воевали. Никто из них не кричал друг на друга, а когда они разговаривали меж собой, то ласково называли друг друга подружками и дружочками. И всегда улыбались при встрече, даже если не были знакомы. Слёзы появлялись на их глазах только от сильного смеха, а плакали там лишь очень маленькие детки, когда их купали с мылом, от которого щипало глаза. Это мыло росло на другом дереве, на котором росли мочалки и полотенца, шампуни и лосьоны, ножнички и расчески. И все называли это дерево Банное.

Были еще и другие деревья в той стране. На Розовом дереве росли разнообразные цветы. На Бриллиантовом дереве красовались серьги, брелочки, колечки, цепочки, браслетики и много, много других украшений. На дереве Салютов росли хлопушки, бенгальские огни и разные фейерверки. На Бумажном дереве росли журналы, газеты открытки и книги, а еще в нем было дупло. Если кто-нибудь из изобильцев заходил в него на пять минут, то на следующий день на ветке рядом с дуплом вырастала фотография того изобильца. В первые дни фотография была еще совсем малюсенькой, на ней едва ли можно было хоть что-то рассмотреть, а день за днем фотокарточка росла, и когда она достигала того размера, какой был нужен изобильцу, тогда её аккуратно срезали ножничками и забирали. Обычно фотографии дарили подружкам и дружочкам. Но чаще всего фотографировали детишек на память о том, как они росли. На Шелковом дереве росли всякие тряпочки, платочки, штанишки, юбочки, рубашки, сумочки, маечки, кепочки, шляпки, туфельки. А самые интересные вещички росли на Игрушечном дереве! Думаю, можно не объяснять, что росло на нем, ведь вы и сами уже догадались.

На окраине той страны плескалось море, в котором всегда была тепленькая водичка, и плавали только золотые рыбки. Это было Бирюзовое море. А пляж у моря простирался на миллионы километров. И был он устлан золотым песочком, мелким и мягким, как трава. На берегу неподалеку друг от друга били ключом родники, вода в которых была так прозрачна, что порой могло показаться, будто ее там и нет.

На пляже всегда было весело. Много изобильцев парами и поодиночке катались на водных велосипедах, все ели сладкое мороженное, растущее прямо у моря в скалах на Сливочном дереве. Некоторые человечки собирались в команды и играли в игры: футбол, волейбол, баскетбол, теннис и даже в кегли. Были и любители настольных игр, из которых самая популярная была игра в нарды. Это была особая игра, игроков было не два, как обычно, а четверо. Они садились по четырем сторонам доски и играли каждый своим цветом фишек — зеленым, красным, синим или желтым. Самый любимый цвет у них был — зеленый, поэтому тот, кто выигрывал, получал право в следующий раз играть зелёными фишками.

Когда начинало темнеть, на море загорались миллиарды крошечных огоньков так, что казалось, будто само море светится изнутри волшебным огнем! Огоньки были самых невообразимых оттенков — от светло-голубого до темно-фиолетового. Красные, розовые, зеленые, салатовые, оранжевые, жёлтые, мандариновые, ультрамариновые, бирюзовые, синие, бардовые. Даже пурпурные. Это светились многочисленные морские водоросли, которые накапливали дневной солнечный свет, а с приходом темноты рассеивали его вокруг себя. Эти водоросли все человечки называли Гирлянды. Изобильцы аккуратно собирали их в море и затем приносили в пещеры, чтобы ночью в пещерах светил свет. Света от Гирлянд хватало, что бы светить в течение целого года. Когда они начинали меркнуть, их уносили обратно в море и приносили новые со свежим запасом солнечных лучей.

Вечерами в пещерах пели песни и танцевали чудесные танцы. Подружки украшали себя Гирляндами и становились похожи на сказочных фей. А дружочки выполняли такие кульбиты, что захватывало дух у каждого, кто впервые видел такие акробатические трюки! Порою песни не смолкали до зари, а на восходе пары выходили к морю и встречали восход солнца.

И каждый первый день месяца у человечков был особо праздничным, особое веселье творилось в такой день в Изобилии. Все радовались так, будто это первый день их жизни. Все дружно обнимали и приветствовали каждого встречного, бывало, что и по нескольку раз на дню приветствовали одного и того же человечка. В небе беспрерывно пели птицы, а с наступлением темноты сияли фейерверки! Дети, радостно повизгивая, бегали друг за дружкой, взрослые водили хороводы, все ликовали, и даже небо в такой день было необычайно ясным, с новым неповторимым цветом, бесконечно глубоким и нежным. А какие головокружительные запахи благоухали в каждом уголке Изобилия, неописуемые и волнующие сердце! Некоторые в тот день говорили только стихами. Солнце грело мягко и трепетно.

По пятницам изобильцы наполняли все бассейны шоколадом, и любой желающий мог в нем искупаться. Это было не только приятно, но и полезно. После таких купаний кожа человечков всю неделю была бархатистой и чуть смуглой.

А по вторникам был день цветов. Подружечки плели венки из сотен ароматных цветочков, которые именно по вторникам набирали самый благоухающий цвет и аромат. Потом надевали их на головы, плечи, шеи и руки и шли раздавать цветочки и веночки всем дружочкам на острове. Глаза радовались от красоты Изобилия. Ничто не могло разрушить идиллию царившую там.

Все были счастливы...

Андрей Закревский, a-remark@mail.ru