Содержание:

Каждая женщина сама решает, что для нее важнее - карьера или дети, но тем, кто мечтает о работе престижной и высокооплачиваемой, хочется напомнить, что большие заработки требуют не только железного здоровья, но и практически исключают наличие какого бы то ни было свободного времени.

К содержанию

В поле чудес

Хорошую работу я нашла не сразу - свежеиспеченные экономисты без опыта работы, а с одним только страстным желанием развивать отечественную промышленность, никого не привлекали. Пришлось встать к прилавку коммерческого магазина. Видимо, это испытание я прошла достойно, потому что моя последующая жизнь стала сплошной чередой чудес.

Первым стало то, что друзья одолжили мне денег на некие курсы подготовки рекламных агентов, дающие несколько сомнительный, но все же диплом об образовании в области рекламы. Вооружившись полученным документом, я устроилась в отдел рекламных кампаний известного Издательского Дома. Жалованье мне положили хоть и скромное, но платили его исправно.

Следующим чудом стало то обстоятельство, что в один прекрасный день в наш отдел явилась элегантная дама, знакомая с Президентом Издательского Дома, и заказала кампанию для только что народившейся на свет, но очень многообещающей фирмы. Вскоре некоторые сотрудники отдела, в том числе и я, были приглашены на работу в рекламный отдел той самой многообещающей фирмы. Наши долларовые гонорары увеличились на один ноль справа и почти одновременно значительно сократились мои расходы: я вышла замуж и переехала к родителям мужа.

Год спустя другая фирма, богатая и знаменитая, практически лишила меня доходов, подписав контракт с компанией, где я работала. По условиям контракта наш отдел больше не имел права заключать сделки с партнерами и оставался существовать чисто номинально. Что тут же сказалось на зарплате: ноль справа отвалился. Я принялась искать другое место для приложения своих усилий.

И тут последовало следующее чудо. В наш офис прибыл сам Президент компании-конкурента и предложил мне место. "Мне сказали, что у меня ты работать не хочешь, - произнес он. - Хотелось бы знать, почему". Мне вдруг показалось, что я камикадзе и немедленно должна лишить себя жизни. "Мне денег много надо, - сказала я. - И кредит на квартиру. Живем тесновато". "Приезжай в офис в субботу, - ответил Президент. - Я тебе все покажу. А потом поговорим о деньгах".

К содержанию

Хочешь работать у конкурентов? Сорви им контракт!

Я и вправду не хотела работать в той компании. Из-за какой-то детской глупой обиды: забрали объем работ, не дали развивать фирму... Как будто от меня что-то всерьез зависело.

Но захотела: офис очень понравился, зарплату предложили вдвое превышающую ту, что я имела, и дали понять, что получение кредита на квартиру вполне реально. "Я видел, как ты работала против меня, - сказал Президент компании, - теперь я хочу увидеть, как ты станешь работать на меня".

Стало неловко от того, что я, в сущности, человек маленький, посмела тягаться с таким уважаемым, мудрым, великодушным профессионалом... О чем я и поспешила сообщить. Впрочем, без коленопреклонения, предельно сдержанно.

"Я предлагаю тебе эту работу потому, что ты заставила людей сомневаться в моих словах. Ты сорвала мне серьезный контракт! Я хочу, чтобы эта энергия приносила пользу мне". И я согласилась.

Работа была монотонной, не требующей творческого горения - только предельного внимания и аккуратности. Четыре месяца спустя мне стало скучно. Я больше не принимала участия в принятии решений, не рисковала, не пускала в ход свои обаяние и эрудицию. Оживлялась лишь в день зарплаты. И принялась искать другую работу, о чем немедленно стало известно Президенту компании. Меня вызвали "на ковер".

"Я переведу тебя в клиентский отдел, - сказал обожаемый шеф. И уточнил: - При первой же возможности". Действительно, возможность таковая представилась пару месяцев спустя, благодаря уходу в декрет одной милой дамы.

Никто не вводил меня в курс дела и не знакомил с возможностями специальной компьютерной программы. Мне назначили три десятка клиентов, дали пару недель на адаптацию и один раз бегло провели по программе. "Теперь действуй сама, крошка", - сказала одна из старших менеджеров. И "крошка" принялась за дело. Читала инструкции, работала по выходным и по ночам в режиме тренировки: вводила информацию, удаляла и снова вводила, пока не освоила программу.

К содержанию

Ради копейки, зеленой от пота

К вечеру голова разрывалась от непрерывного телефонно-факсового звона, криков коллег, работы магнитофона и телевизора - "по требованию трудящихся". Но сложнее всего оказалось существовать в многочисленном дамском коллективе. Интриги, тонкая лесть и хладнокровное стукачество - вот, что заметно подрывало меня.

Нервная система стремительно приходила в упадок. Спустя несколько месяцев работы в таких условиях по возвращении домой я умоляла мужа хотя бы полчаса не обращаться ко мне, не включать телевизор и музыку. Если он моей просьбы не выполнял, взрывалась, кричала и плакала - но не допускала даже и мысли о том, чтобы оставить работу: в своем четырехзначном долларовом гонораре я хотела наращивать цифры слева.

К содержанию

Новая кадровая потовыжималка

Тем временем руководство реформировало систему управления. Теперь с персоналом работал уже не всеми обожаемый мудрый Президент, а молодые жесткие ребята. Они увольняли без сожаления. За несоответствие занимаемой должности. За личные отношения с клиентами. За то, что у кого-то слишком высокая зарплата, и на эту сумму можно нанять сразу несколько "рвущихся в бой" человек.

С точки зрения бизнеса это было правильно - другое дело, что теперь я жила в постоянном напряжении и под девизом "Если что-то не нравится, дверь - там. За ней стоят сотни претендентов на твое место".

Фиксированные оклады остались в прошлом. Теперь на все существовал коэффициент. Учитывались опоздания и ранние уходы (электронная система на входе), больничные и жалобы клиентов, знание языка и количество людей в подчинении, уровень образования и стаж работы в компании, выполнение финансового плана отделом и каждым сотрудником в частности и многое, многое другое.

Идея загрузки каждого работника до предела и чуть сверх того неустанно развивалась. К нагрузке уже существующей добавились психологические тренинги после работы, часа по три. Иногда приезжали английские партнеры - они занимали нас до начала рабочего дня и во время обеденного перерыва. Затем следовали экзамены и сертификации. Не сдавшие увольнялись.

Чтобы элементарно держаться на ногах, приходилось носить с собой в термосе сладкий чай с молоком и витамины в коробочке. Количество диоптрий в линзах моих очков было увеличено: глаза не справлялись с многочасовым созерцанием картинки компьютерного монитора. А кроме этого у меня обнаружился поясничный остеохондроз и надо было изыскивать возможности плавать в бассейне.

К содержанию

Загнанных лошадей пристреливают

Настал тот день, когда здоровье мое дало о себе знать в большей мере, чем я могла себе позволить. Врач сказал - переутомление: "Тебе бы, деточка, в стационар на пару недель, витамины поколем, отоспишься".

Я подошла к руководителю отдела, даме в общем-то понимающей и незлой, и получила добро на госпитализацию.

А спустя неделю в отделе произошла маленькая "бархатная революция". После того, как выяснилось, что понимающая начальница беременна (а это в компании не приветствовалось), допущенная в работе ошибка стала началом ее отпуска. Непредсказуемой продолжительности.

Позвонив приятельнице, я услышала в телефонной трубке: "Тебе лучше немедленно выздороветь и явиться на работу, потому что, кажется, тебя уволили: на твоем месте уже сидит человек".

Я набрала номер новой начальницы. "А, это ты... Ну, дорогая моя, хотелось бы знать, как часто ты намерена болеть. Нам нужны только здоровые сотрудники. И потом в твоем возрасте уже пора иметь детей. Правда, такие проблемы нам тоже не нужны". Я пообещала, что не стану заводить детей и позабуду о том, что такое болезнь.

К содержанию

Не более, чем трудовая единица

Однако случился грипп. Потом травма ноги. Кстати, именно благодаря этому обстоятельству я однажды не встала с постели и не позаботилась о надлежащем уровне контрацепции. Что и повлекло за собой, как вы уже догадались, беременность.

Лето выдалось жарким. Ароматы духов выводили меня из равновесия, а иногда и вообще выдергивали из жизни. После очередного обморока меня призвали к ответу и пришлось признаваться, сдавать дела и отправляться в неоплачиваемый отпуск.

Справедливости ради следует сказать, что с начала положенного предродового отпуска, невзирая на экономический кризис, фирма выплачивала мне вполне достойные уважения суммы. Постепенно уменьшаясь, они тем не менее существовали до того момента, когда моему ребенку исполнилось полтора года. Говорят, что решение о размере этих выплат в отношении каждой молодой матери принимал тот самый мудрый Президент, отстраненный советом директоров от работы с персоналом за излишнюю мягкость.

К содержанию

И вновь к станку!

Когда ребенку исполнилось два, я появилась в отделе кадров и провозгласила желание неустанно трудиться, отдавая все свои силы и способности на благо фирмы.

Начальница даже не стала со мной разговаривать... Руководитель кадровой службы напомнил, что, провожая в отпуск, меня предупреждали: на возвращение к работе в самом привилегированном подразделении фирмы можно не рассчитывать. Однако в отдел набирали новых сотрудников, поэтому я рискнула.

Номер не прошел. Мне напомнили о нарушенном обещании не рожать детей, о былой непокорности, о том, что за время столь долгого отсутствия я "выпала из бизнеса". А напоследок предложили звонить насчет вакансий.

От руководителя кадровой службы я вышла со смешанным чувством: досада была наполовину разбавлена облегчением, пониманием, что все к лучшему. В ответ на вопрос коллег о результатах собеседования грустно пошутила: "Кажется, мне только что спасли жизнь".

Возвращаясь домой, я стала думать, что, наверное, уже не смогла бы выдерживать прежние нагрузки. Вновь включившись в напряженную борьбу за существование, я подолгу не видела бы своего малыша, не могла бы в должной мере отдавать ему свою любовь и жизненный опыт. Я была бы вечно уставшей и разраженной, а потому больной и несчастливой. Не женщина, не мать - трудовая единица. Так ли мне нужны престижная работа и высокая зарплата? Не лучше ли умерить амбиции?

Ребенку необходима мать. Желательно, здоровая и счастливая. Как бы ни были добры, заботливы и образованны бабушки и няни, как бы ни были хороши детские сады, существует закон природы: лисенка воспитывает лиса, щенка - собака, утенка - утка. Бывают исключения, но они лишь подтверждают правило: детенышу нужна родная мать.

Я вспомнила, что с детства мечтала стать писателем. И принялась писать. Не стану лукавить, пока это занятие не принесло мне достойного заработка. Но я здорова и счастлива, я люблю своего сына и любима им. И я ощущаю себя достаточно сильной и активной, чтобы найти разумный компромисс, когда бы материальное благополучие гармонично сосуществовало с душевным и физическим здоровьем.

Виктория Гизирь

Статья из октябрьского номера журнала.