Такое поведение летчиков для таежных уральских людей было вполне нормальным. Пустяк — сбросить что-то над тайгой. Я представил, что было бы, если бы подойти к пилоту в киевских Жулянах и попросить скинуть пакет над лесным лагерем.

Положение было тяжелым, и мы пошли к летчикам. Небольшой двухмоторный самолет «Аэропракт А-37» стоял на ровной, поросшей невысокой травой поляне длиной метров 300. В конце поляны трепыхался на ветру полосатый рукав метеорологов.

Первый пилот внимательно выслушал нас, посочувствовал:

— У меня самого дома такой малой.

Помолчал. Затем с сожалением сказал:

— Это же не вертолет. Пролечу я над лагерем на высоте метров сто, сброшу пакет. Он легкий, и его ветер занесет куда-нибудь в тайгу.

Витя предложил:

— Давайте пакет спрячем в какой-нибудь ящик. Большой и тяжелый. Такой ящик не будет планировать, и можно легко разглядеть, куда он грохнется.

— Вот именно, что грохнется. Что останется от ваших пузырьков?

Я совсем приуныл и сказал:

— Да что это за невезенье такое! Хоть с парашютом прыгай.

Пилот надолго задумался. То он с сомнением кривил лицо, то вытягивал губы, при этом глаза его становились щелочками. Наконец он произнес:

— Ради ребенка. Только гриф «Совершенно секретно». Поняли?

Мы закивали.

— Сделаем так. Кто-нибудь из вас прыгал с парашютом?

Ради святого дела я соврал, хотя по спине пробежал холодок:

— Я два раза прыгал.

Мне действительно два раза рассказывал мой друг, как он, заплатив деньги, прыгал. Есть такое экстремальное развлечение на аэродроме в Бородянке под Киевом.

— Тогда так. Ты прыгаешь, а мой парашют завозишь потом к тетке Марфе в Золотанку. Она женщина надежная. Только абсолютное молчание, и вашим друзьям скажите. Особенно, чтобы малыш не хвастался.

Витя Ильичев во время этого разговора стоял, широко раскрыв глаза, не в силах сказать хоть слово.

Пилот добавил:

— Дождь кончится, и полетим. Не задерживайся!

— Я подожду у вас.

С Витей мы договорились, что он наймет лодку и подплывет к лагерю, как только Улс успокоится.

А дождь шел еще час. За это время второй пилот, совсем молоденький парень, втолковывал мне правила прыжков. Я его об этом попросил, объяснив, что уже немного подзабыл их.

— Дергай за кольцо после счета 501,502,503. Главное, когда долетишь до земли, ни в коем разе не становись на ноги. Падай на бок и гаси купол. На куполе есть дырки сбоку. При приземлении их надо установить по ветру. Чтобы ветер был заслонен от них куполом. Потом бежишь вокруг купола и наваливаешься на него всем телом. Он и погаснет.

Понятно. Я за несколько секунд должен найти эти дырки и каким-то образом установить их по ветру. Хоть бы не забыть, что по ветру, а не против. Всегда путал эти понятия. Потом упасть на бок и при этом бежать вокруг парашюта. Всем телом придавить его. Да!

Паренек добавил:

— Смотри, чтобы стропы вокруг шеи не обвились, а то голову ветер оторвет.

— Ну, спасибо, — подумал я, — успокоил.

А тут и дождь кончился. Взревели моторы, и наш четырехместный остроносый моноплан взлетел. Я обратил внимание, что крылья его расположены выше кабины, поэтому есть надежда, что они не шарахнут по моей бедной голове. Он сделал круг над поселком и, сильно раскачиваясь, полетел на восток вдоль Улса.

Летели мы приблизительно на высоте 500 метров. Скоро показалась поляна с нашим лагерем. Она выглядела с высоты клочком суши среди безбрежного моря тайги. Пилот снизился до 100 метров и прошел над палатками. Потом набрал высоту 400 метров и открыл дверцу. Он определил какое-то место в воздухе и крикнул:

— Приготовься! Прыгай!

Я взмолился:

— А ниже нельзя опуститься?

Летчик пошел на второй круг и прокричал:

— Можно. Но тогда тебе не нужен мой парашют. Он все равно не успеет раскрыться.

И снова прозвучала команда:

— Прыгай!

Я закрыл глаза и прыгнул. Почти сразу, произнеся про себя только 501, дернул за кольцо и почувствовал рывок раскрывшегося парашюта. Слава Богу, что опытный пилот точно учел направление и силу ветра, и я летел точно в середину поляны.

Я уже подумал, что сейчас врежусь в палатку и выбежавших на гул самолета друзей, но какой-то шальной порыв ветра вдруг потянул меня в сторону реки.

Мелькнула мысль: «Не спросил, что делать, если попаду в воду».

Я был уже в двух метрах от земли. Вода приближалась. Вдруг Руслан каким-то диким броском прыгнул ко мне и схватил меня за ноги. Ветер теперь хоть и медленнее, но уже нас двоих тянул к мутному Улсу. Но тут Таня кинулась на помощь, и ветер сдался. Все упали в кучу. Руслан быстро погасил купол парашюта. Я лежал и не верил, что все кончилось.

Я рассказал друзьям про все перипетии, которые выпали нам с Витей. Игорек по-прежнему чувствовал себя плохо, несмотря на все старания Тани и ее настои из трав. Он только слабо улыбнулся мне, но было видно, что при моем появлении его глаза стали веселее. Он даже слегка засмеялся, когда я рассказывал о курсах молодого парашютиста, которые прошел за час перед полетом.

После укола антибиотика мальчик через день уже был почти здоров. К этому времени Улс стал постепенно очищаться и успокаиваться. Появилось солнце. Как-то к вечеру подошла лодка с подвесным мотором, и Витя выбрался на берег.

Мы все пожитки сложили в лодку, а плотики привязали к ее бортам. Это сооружение поплыло вниз до поселка. Там мы вернули лодку, отдали «надежному человеку — Марфе» парашют, закупили продуктов, опять сели на наш сдвоенный плот и поплыли к Вишере.

Скоро экспедиция достигла брошенного поселка Усть-Улс. Здесь Улс вливался в большую реку Вишеру

В 1581-1596 гг. по Вишере проходил старинный путь в Сибирь. Шел он из Москвы на Ярославль — Вологду — Великий Устюг — Кайгород — Соликамск, затем по Каме, Вишере и ее притокам Велсу и Посьмаку. Потом суда и грузы волоком переправляли в реку Тальтию — правый приток Ивдели, которая впадает в Лозьву. Здесь начинался бассейн Оби. Этим путем в декабре 1583 г. гонец Ермака Иван Кольцо вез известие Ивану Грозному о покорении Сибири.

Когда-то Вишера называлась Пассер-Я, что по мансийски значит «большая вода». Новгородские ушкуйники еще в Х-XI веках пытались проникнуть в богатые верховья Камы и Вишеры.

Длина реки 415 км, площадь водосбора более 31200 кв км. Река имеет, особенно в верхнем течении, много каменистых перекатов.

Бассейн Вишеры расположен в основном среди известняков, которые подвержены карстовым процессам. Реку условно делят на три части. Верхняя Вишера-горная часть-от истока до поселка Усть-Улс. Ширина реки здесь до 70 м. Весь участок изобилует перекатами. Средняя Вишера-от Усть-Улса до впадения реки Колвы. Перекатов по-прежнему много, но много и плесов. Ширина реки доходит до 150 метров. Нижняя — до впадения ее в Каму.

Дальнейший наш путь лежал по средней Вишере.

Нежилой поселок Усть-Улс во время существования Кутимского завода являлся крупной пристанью, где строились баржи для перевозки металла вниз по Вишере.

Сразу после призрачного поселка мы поплыли посередине Вишеры. Один за другим встретились три небольших островка. Слева показалось устье речки, которая (согласно карте) имела название Меленки. Перед и в конце Меленковских островов прошли перекаты. Вдоль левого берега тянулась громада камня Ветряного. В конце острова Ветряного опять прошли перекат. После этого повернули к правому берегу и справа обогнули остров Вайский.

На правом берегу расположился поселок Вая. Здесь находится центр леспромхоза, снабжающего Вишерский бумажный комбинат лесом. В поселке есть школа, столовая, магазин, почта, клуб. Отсюда самолеты летают в Красновишерск, Соликамск и Пермь. Мы зашли на почту, так как хотели купить свежих газет. Вдруг девушка в окошке громко спросила:

— Среди вас нет Солухи?

Мы с Ильичевым остолбенели. Такая же реакция была бы, если бы со мной вдруг заговорил вышедший из тайги медведь. Кто может искать меня в поселке, куда я решил заплыть только вчера?

Девушка передала мне конверт. В нем мы прочли: «Пишет Вам Галина Голованева. Мне передали из Екатеринбурга, что Вы из Киева и меня ищете. Я буду находиться еще неделю в поселке Щугор. Можно спросить в конторе алмазодобытчиков. Не удивляйтесь, что письмо в Вае. Я оставляла такие во всех поселках по пути».

Лицо коллеги светилось радостью:

— Все. Нашли. Теперь бы не потерять.

Радостная весть была сообщена всей экспедиции, и мы поплыли к поселку Щугор. Наш путь можно проследить по путевому журналу, который вела Таня Крылова.

«За Ваей реку преграждает понтонный мост. Миновав мост, мы попали на почти 600-метровый перекат. За ним Вишера круто повернула на юг. А что ей еще оставалось делать, если на правом берегу появился темный камень Голосковский Чурок. Вдоль левого берега длинной стеной тянется высокий камень Гостиновский. Попробуй пробиться среди всех этих камней.

Остров перед ним обошли слева, причем Витя оборвал блесну спиннинга, который ему дал порыбачить Руслан. Преодолев несколько перекатов и островов, на правом берегу увидели камень Ябрус. Около него впадают Малая и Большая Ябруски, но дельта их из-за островов не видна, поэтому мы долго искали, как к ним пройти. Не нашли, а планировали там заночевать.

За камнем процарапались через Ябрусский перекат длиной около километра. Начало смеркаться. Через 500 м от него на Моховом перекате Василь потерял кормовое весло. Надо срочно останавливаться и делать новое, так как плот стал плохо управляем.

Перед камнем Моховой в Вишеру глубоким омутом впадает небольшая речка. Тут около камня остановились на ночевку. Вечером посмотрели несколько небольших пещер, расположенных неподалеку.

Утром увидели, что у подножия камня есть огромный камин, это такое углубление в скале. Над камином сохранились рисунки, сделанные красной краской; ясно виден медведь, собака, человек и несколько неясных рисунков. Согласно путеводителю, профессор Кротов говорит о них так: „Сделанные фигурные надписи по типу сходны с надписями на Писаном камне Вишеры, на скалах Онежского озера, на берегах речки Томи и во многих местах на утесистых берегах Енисея“.

Поплыли дальше. За камнем Моховым идут подряд камни Косотуриха, Лысая скала и Безымянный, в котором есть небольшая пещера. От этих камней Вишера поворачивает на север. А что бы вы сделали на ее месте? Везде камни — не протолкнутся. Заметила, что говорю уже о Вишере как о живой. Наверное, это влияние Урала и его сказок.

Плывем посередине реки. Слева ряд береговых скал, а справа надвигается огромный Писаный камень, который тянется по берегу на 2 км. Мы решили приостановиться и подняться на вершину. Подъем шел сначала по крутой осыпи, затем влево по тропе к вершине. Сверху открылся такой вид на реку, которая терялась далеко в темно-зеленых лесах, окутанная синим туманом, что Игорек предложил тут переночевать. Потом передумал:

— Надо догнать маму.

Камень Писаный сложен из известняка. В нем можно найти остатки окаменелостей морской фауны. Здесь есть две пещеры. Камень считается одной из красивейших скал Вишеры. Свое название он получил из-за многочисленных древних рисунков и надписей, которые были обнаружены на скалах.

На вертикальной труднодоступной скале люди каменного века создали темно-красной краской рисунки, хорошо видимые с реки. Рисунки изображают медведя, лося, куницу, соболя, рыбу, человека. У основания скалы находилось жертвенное место. Здесь найдены кости жертвенных животных, кремневые орудия, обломки глиняной посуды. После Великой Отечественной войны профессор О. Н. Бадер проводил раскопки в районе камня. И выяснилось, что народы, населяющие эти места, пользовались жертвенным местом на протяжении более четырех тысячелетий. Вот это постоянство!

Поплыли дальше и к вечеру остановились на правом берегу возле нежилой деревни Потаскуево. Интересно, за что ей когда-то было дано такое название. Но спросить было не у кого — безлюдье. Деревня расположена в устье речки Большая Шелюга.

Утром прошли остров Голосковский.

Левый берег Вишеры низкий, по правому тянется камень Столбы. Через час плаванья среди леса увидели 40-метровый камень Притон. Старожилы соседней деревни Велгур название камня связывают со временем гражданской войны. Белогвардейский отряд на лодках сплавлялся по Вишере, грабя на пути деревни. Жители деревни Велгур, узнав о приближении отряда, натянули веревки через реку. Лодки, гонимые течением, со всей скорости налетели на веревки и перевернулись, увлекая за собой белогвардейцев (тех, которые не умели плавать). Весь отряд нашел себе гибель у камня. Очевидно, плавать не умели все. Вывод один: не грабь, если не умеешь плавать.

Кстати, слово „притон“, оказывается, связано с рекой, а не с людьми плохого поведения.

Ниже камня сделали остановку, чтобы обследовать интересную пещеру Органную. В пещере 9 гротов. Вход в нее винтообразный. Сама пещера состоит из 2 ярусов.

Отсюда Вишера поворачивает на север и подходит к камню Неточному. Интересно, есть ли где-то камень Точный. Сразу за камнем (Неточным) она принимает реку Малый Щугор. За ней Верхне-Щугорский перекат, который оказался последним на нашем пути.

На правом берегу видны домики деревни Щугор. С левой стороны впадает река Большой Щугор. Ниже устья поселок Большой Щугор. Здесь живут алмазодобытчики. Это теперь наша цель».

Когда Ильичев прочитал этот отрывок журнала, то сказал:

— Блестяще. Предлагаю переименовать одну из брошенных деревень в Танекрыловатую.

Мы приплыли. Справа после устья маленькой речонки на берегу виднелось несколько строений. А на противоположном левом берегу Вишеры стояли современные домики — это рабочий поселок. Наш плот пристал к левому берегу.

На совете было решено, что сначала в поселок пойду я с Витей. Долгожданную встречу нельзя проводить в случайном месте, на улице или в магазине. К встрече надо подготовиться морально и сыну, и маме, и Руслану. Ведь с этой минуты начнется у них совсем другая жизнь. Неясно, как эта жизнь будет им нравиться. В общем, мы с Ильичевым, философом и математиком, пошли на разведку.

Первым делом зашли на почту и получили конверт. «Зайдите в магазин и найдите продавщицу Наташу. Я живу у нее в доме. Галина Голованева».

Нашли шуструю девчонку Наташу, которая провела нас к своему дому. Девчонка с огромным интересом рассматривала нас, очевидно, прикидывая, кто мы для Галины Петровны (так Наташа величала Голованеву).

Честно сказать, в мою голову закрадывалась коварная мысль. А что делать, если мы с Витей сейчас увидим взбалмошную, истеричную тетку?

Мы зашли в небольшую комнатку, где у окошка женщина в футболке что-то писала. При нашем появлении она встала и улыбнулась:

— Вот меня и обнаружили. Здравствуйте, киевляне. Давайте знакомиться.

Среднего роста, со спортивной фигурой, она казалась очень женственной. А улыбка у нее была какая-то обезоруживающая и бесхитростная.

— Вот, Галина Петровна, привезли вам сына, — сказал Витя

Радостное смущение появилось на ее лице

Она тихо спросила:

— Где он?

Я попросил:

— Давайте сядем и поговорим. Почему у вас изменилась фамилия?

— Голованева — это моя девичья фамилия.

Наша беседа длилась около часа. Галина узнала все события, которые происходили с Игорьком. Потом заговорила она:

— Чтобы больше об этом не говорить. Моя прабабушка из станицы Крымской была ясновидящей. И я с детства за собой начала замечать такое. В том году, пять лет назад, я чувствовала, что сыну плохо без меня. Написала письмо его отцу, что хочу вернуться в Киев ради спокойствия сына. Но получила в ответ огромное послание, где давались рекомендации, как должна себя вести современная женщина. Человек такой был — очень правильный, очень упрямый. Ну, это было давно. Конечно, я перестала писать. Как-то в предпраздничный вечер я вдруг почувствовала, что сыну очень-очень плохо. Что его все-все забыли. Что он может погибнуть. Я вспоминала всех людей вокруг него и мысленно обращалась за их помощью. Это был такой выброс в его сторону душевной энергии, что она задела и других людей. Самые чувствительные среагировали. Над нами жил одинокий мужчина, нервный такой. Я и его вспомнила. Всех, кто мог быть рядом с сыном. Конкретных действий я не навязывала. То, что произошло — пожар, приезд Руслана и все последующие события — это уже не я. Кто — не могу понять. Но не я.

Галина секунду помолчала. Потом бесцветным голосом произнесла:

— А потом я почувствовала, что Игорьку стала хорошо, что он успокоился. Я подумала, что, наверное, ему нашли новую маму. И решила не мешать. Дура.

Вдруг она улыбнулась:

— Ясновидящая дура. Забавно. Ну, да ладно. Идем к сыну.

Она встала и пошла к выходу. Меня удивило, что Галина даже не попыталась как-то проверить свою внешность перед этим довольно волнующим событием. Просто встала и пошла.

Еще с горки при подходе к реке мы увидели Игорька, который сидел на берегу и смотрел в нашу сторону. Вот он нас увидел и помчался навстречу. Мы с Витей прошли мимо него, чтобы хоть на капельку не отвлечь мать и сына от этой встречи.

Они потом минут 20 сидели на пригорке и про что-то говорили. Потом подошли к нам. Во время этой «встречи на берегу Вишеры» больше всех смущался Руслан. Он просто стоял и растеряно молчал. Галина подошла и обняла его:

— Спасибо, Руслан.

А потом Голованева, чтобы немного ослабить напряжение от встречи, повела нас на плавучий алмазный завод — драгу.

Среди таежной болотистой балки возвышается огромная землечерпалка. Игорек сравнил ее с гигантским кораблем, который ищет выход отсюда на простор широкой Вишеры.

Непрерывная цепь ковшей черпает со дна грунт.

Мы прошли в обогатительное отделение, где огромный вертящийся барабан выбирает полезную часть грунта. Обогащенная порода промывается и попадает на ленту, которая протягивает ее через рентгеновский аппарат. С помощью такого просвечивания находятся в породе алмазы.

Конечно, объем добычи алмазов Урала нельзя сравнить с огромными трубками Якутии, где на месте разработок вырастали современные города. Но по красоте добытые алмазы здесь и в Сибири мало отличаются.

Кстати, рельеф местности вокруг Вишеры напоминает рельеф вокруг Вилюя в Якутии. Хотя там холмы понижи, нет высоких скал. Когда-то ученые предсказали существование якутских алмазов, сравнив рельеф Вилюя и африканской Кимберлитовой области. По своей геологии они очень похожи.

С Галиной договорились, что мы возвращаемся в Киев, а она приедет туда после окончания своей экспедиции. Обняв на прощание сына, она посадила нас в микроавтобус алмазодобытчиков, который шел в Красновишерск.

Красновишерск лежит на левом берегу Вишеры. Город в глухой тайге построен вместе с Вишерским целлюлозно-бумажным комбинатом. Комбинат выпускает высококачественную бумагу.

Из Красновишерска два часа полета, и мы очутились в Перми. Потом Москва. Потом Киев.

Через неделю после возвращения мы втроем и Руслан, как обычно, обсудили с нашим экспертом Кириллом Шаповаловым этот случай телепатической помощи матери сыну.

Он рассказал, что такая помощь живых людей друг другу — достаточно редкое явление. А вот случаев, когда умершие помогали живым, много.

Это случилось в Англии в 1993 году. Загорелся дом семьи Дугганов. Муж и жена, схватив маленьких детей, выскочили из дома. В это время огонь охватил все здание, а на втором этаже оставалась восьмилетняя дочь Мишель. Через стекло видели, как мечется в дыму ребенок, Но пробраться к нему уже было невозможно. Внезапно окно комнаты, в которой погибал ребенок, разбилось, из него вылетел чайник, а за ним через образовавшееся отверстие и Мишель. Она упала с высоты 5 метров на асфальт, но, когда родители подняли ее, то увидели, что девочка почти не пострадала. Несколько царапин и ссадин. Дугганы посчитали, что Мишель сама разбила окно и выпрыгнула из горящей комнаты, но дочка утверждала, что ее спас дедушка, точнее, призрак дедушки, который умер пару лет назад. Она четко видела, как в комнате появилась его светящаяся фигура, когда дом стал наполняться дымом.

Пожарные, потушившие пожар, не обнаружили в комнате Мишель у окна предметов, которые девочка могла бы использовать, чтобы выскочить через отверстие в стекле.

Правда, известно, что в стрессовом состоянии люди могут показывать удивительные способности, например, прыгать на такую высоту, которую в нормальном состоянии человек не мог преодолеть.

В России тоже есть примеры помощи приведений живым людям. Такое приведение, по информации газет, иногда встречают жители одной башкирской деревни. В лесу обитает душа девушки, которая по неизвестной причине повесилась в местной больнице. Свой приветливый нрав она сохранила и после смерти.

Не раз встречали ее в лесу, и всегда она с улыбкой указывала людям, где найти больше грибов и ягод, или выводила заблудившихся путников из лесной чащи. Хотел бы я увидеть реакцию этих путников, что знали ее живой.

Есть люди, которые слышат предупреждающий об опасности голос. Газеты писали, что Марина Павлова из Ростова-на-Дону уже несколько лет находится под такой охраной. Кто это, живой человек или призрак, она не знает.

Первый раз этот голос появился в 1997 года. Марина собиралась завернуть за угол улицы, когда голос внезапно остановил ее. Женщина замерла и в тот же миг услышала, как впереди нее с грохотом обрушилась с крыши сосулька. Женщина поблагодарила того, кто спас ее, и с тех пор неведомый хранитель всегда рядом с ней.

Однажды голос предупредил ее, что автобус, на котором ее дочь должна ехать в загородный лагерь, попадет в аварию. Марина задержала девочку, и они поехали в лагерь на поезде. В лагере Марина узнала, что предупреждение сбылось, и есть пострадавшие.

Как объяснить этот голос, трудно сказать. Почему он спас только ее ребенка, а не всех, кто должен был ехать в том несчастном автобусе. Или, может быть, он предупреждал и остальных, но его послушала только Марина? Или он имел возможность выходить на связь только с Мариной? А может быть, этот голос — слуховая реализация мощной интуиции этой женщины.

Когда Кирилл кончил, Асламов задал вопрос о сознании растений. Шаповалов отправился в другую комнату и принес стопку ксерокопий.

— Вот тут есть некоторые сообщения. Например, что с помощью детектора лжи установлено — растения различают людей, чувствительны к музыке, имеют память, воспринимают ненависть и любовь. А это все называется сознание.

Российский физик Виктор Адаменко предположил, что некоторые растения, бывшие немыми свидетелями преступлений, могут быть приняты в расчет, и даже изложить свою, особую «версию» происшедшего, если подключить их листья к детектору лжи во время допроса обвиняемых.

Адаменко утверждал, что растения способны отвечать на мысли своего хозяина даже на расстоянии до 200 километров.

Психолог  В. Пушкин изучал эмоции растений в начале 70-х годов. Пушкин гипнотизировал свою студентку, а эмоциональные изменения, которым она подвергалась, регистрировались растением — геранью, с которым девушка была соединена. Именно таким образом этот исследователь пришел к заключению, что растение имеет память, регистрирует в своих клетках чувства и мысли человека, с которым связано. Через какое-то время человек может установить устойчивый контакт с растительными клетками, выступающими в роли мозга растений.

Психиатр Джон Мейес утверждал, что рост растений зависит от степени душевной близости между растением и его хозяином. Утверждают, чтобы войти в контакт с растениями, не нужен человеческий словесный язык; иногда достаточно молитвы и медитации. Опыт по использованию молитвы был осуществлен целителями Балтимора с рожью. Всю операцию возглавлял доктор Роберт  Н. Миллер, который убедился, что путем молитв, обращенных специально ко ржи, она выросла на 84 процента больше по сравнению с обычной.

Это же утверждает и преподобный Франклин Лоер, автор книги «Сила молитвы и растения». Его рассуждения были такими: если Христос мог сделать так, что фиговое дерево засохло на корню от одного проклятья (Евангелие от Марка, II, 12-24), то, обращая на какое-то растение благую молитву, можно увеличить его рост.

Растения чувствуют музыку. В Канаде на кукурузных полях поставили громкоговорители, транслировавшие весной классическую музыку, и в результате размеры початка увеличились на 20 — 100 процентов. Тогда же было установлено, что современные бешеные ритмы растения не любят.

Кстати, растения сами могут создавать звуки. Это — «ботаническая музыка». Такой эффект открыл американец Джон Кейдж в 1975 году, преобразовав и усилив слабые электрические сигналы, испускаемые иголками сухих кактусов в пустыне.

Я думаю, что исцеление садовода с помощью любимого дерева возможно, если человек в это будет очень верить. Эта вера может мобилизовать скрытые силы организма. А может, и таинственные силы дерева.

А история, начавшаяся для Игорька так трагически, кончилась вполне благополучно благодаря телепатическим способностям Галины, благодаря ее любви к сыну, а также хорошему человеку Руслану Асламову.

А однажды нас пригласили на свадьбу, где подросший Игорек заявил Ильичеву, что станет работать у нас, как только вырастет.

Это хорошо — у «МДА» есть будущее.

Юрий Ефремов, seur@ukr.net