Содержание:

Чем старше становится ребенок, тем большее бессилие ощущают многие родители. С маленьким ребенком было проще, ведь тогда они сами все решали. Но власть над подросшим ребенком, возможность его контролировать уменьшаются. Чем заменить контроль? Как постепенно признавать растущую ответственность ребенка и понемногу осознанно ослаблять хватку?

Подросток и родители: что вместо ругани?

К содержанию

Как научиться переносить бессилие

Постоянные вспышки гнева и агрессии — показатели бессилия, с которым не удается справиться. Вам необходимо уметь переживать бессилие, не поддаваясь автоматической реакции гнева и не выражая его руганью. Речь идет не о том, чтобы вычеркнуть переживание бессилия из жизни родителя, а о том, чтобы справляться с естественно возникающим ощущением бессилия, не нападая на ребенка.

Но как же научиться переносить бессилие? Ведь гнев возникает спонтанно и бывает очень силен. Переносить бессилие сложно, но возможно, и для этого необходима осознанная работа. Она начинается с вопроса, который вы можете задать самому себе: неужели бессилие заставляет меня злиться и прибегать к ругани так часто, что мой ребенок отворачивается от меня?

Если ответ положительный, то вы на правильном пути, ведь первый шаг заключается в том, чтобы понять, что бессилие делает с вами и вашим отношением к ребенку. После этого вы можете принять стратегическое решение: я хочу это изменить, я буду использовать ситуацию, в которой ощущаю бессилие, чтобы учиться его переносить. Подумайте, что вы можете сказать самому себе, когда возникнет ощущение бессилия. Например:

  1. Сейчас у меня есть возможность поучиться. Я попробую сделать пару глубоких вдохов.
  2. Не страшно, если я не контролирую ситуацию полностью. Все образуется.
  3. Я хороший родитель, даже если порой я бываю совершенно обескуражен.
  4. Бессилие — это обычное дело. Это нормально. Сейчас я учусь переносить бессилие.
  5. Я попытаюсь быть спокойным, хотя во мне все кипит.

Дайте себе указания, которые помогут вам сохранить спокойствие даже в момент, когда кажется, что чувство бессилия берет верх. Конечно, это будет нелегко, но помните: многократные упражнения приносят свои плоды. И, вероятно, вы вскоре заметите положительный эффект. Вы почувствуете, что не так уж бессильны, когда научитесь справляться с этим чувством, не злясь и не прибегая к ругани. И, кроме того, возможно появление новых неожиданных решений, как происходит в нижеприведенных примерах.

Подросток и родители: что вместо ругани?

К содержанию

Две истории с хорошим концом

Мама останавливает пятнадцатилетнюю Хайди в коридоре и довольно строго говорит: «Не забывай, что завтра с утра в школу. Ты должна быть дома не позже одиннадцати». Хайди вызывающе смотрит на мать: «Я пойду домой, когда все пойдут, но никто не уходит так рано!». Мама чувствует, как бессилие волной захлестывает сердце и опускается вниз к животу (о нет, опять все с начала, с меня хватит!). Она ощущает желание перечислить дочери все дурные последствия такого отношения к делу, замечает в себе желание поставить дочь на место раз и навсегда.

Но мама не следует возникшему импульсу и не прибегает к ругани. Мама, глядя на Хайди, делает глубокий вдох и говорит про себя: «Спокойно, спокойно, спокойно». Она повторяет это как мантру. Хайди дерзко и несколько выжидающе смотрит на мать. Девочка готовится услышать поучения, которые обычно следуют в подобных случаях.

Мама поражает и саму себя, и дочь, когда вдруг восклицает: «О, я так тебя люблю, Хайди!». Выражение лица Хайди тут же меняется. «Что это с мамой такое происходит? Она что, не собирается меня ругать?». Обе начинают смеяться, и ситуация развивается совсем не так, как если бы мама начала ругать свою пятнадцатилетнюю дочь, а та бы ушла, хлопнув дверью.

Папа попытался разбудить шестнадцатилетнего Турда. Как обычно, мальчик ни на что не реагировал. Время поджимало, и папа почувствовал, что сейчас взорвется. Ему уже осточертело каждый раз тратить столько сил и времени на то, чтобы поднять Турда в школу. Он собрался было закричать и растормошить мальчика (как он, собственно, всегда и поступал), но тут напомнил себе о развитии терпимости к бессилию. «Сейчас во мне говорит бессилие, — подумал он. — Сейчас я остановлюсь и попробую успокоиться».

Он встал, затем опустился на пол, сделал вдох и постепенно успокоился. Потом спросил себя: что является противоположностью ругани? Может, проявление заботы? Папа спокойно сел на край кровати и погладил сына по волосам, говоря при этом мягко: «Да-а, по утрам так тяжело вставать... Под одеялом ведь так уютно и хорошо, как нигде». Он повторил это пару раз, сын крякнул и оттолкнул руку отца, но тот остался сидеть рядом. Вдруг заспанный Турд повернулся к папе: «Ты чего это делаешь? Ты совсем того, что ли?» — «Да нет, но я нашел другой способ будить тебя», — улыбнулся папа. Он сидел на краю кровати сына и был необычайно доволен тем, как ему удалось справиться с собственным бессилием. «Завтрак через пять минут!»

Терпимость и умение переносить свое бессилие приводят к улучшению настроения и появлению новых возможностей. Вместо авторитарной и уничижающей вспышки агрессии, коей и является ругань, мы создаем совсем иное настроение, которое позволяет нам искать решение вместе с нашим взрослеющим ребенком. И в конце концов именно спокойный, а не рассерженный родитель обладает значительно большим контролем.

Однако здесь нам следует остановиться и обратить внимание на то, что мы не должны требовать от себя слишком многого. Трудно сохранять ясный рассудок и трезво воспринимать чувство своего бессилия все время. Подростки выдерживают наши промахи. Иногда им даже полезно видеть, что взрослые тоже теряют голову и делают глупости, что не все и всегда удается одинаково хорошо.

Подросток и родители: что вместо ругани?

К содержанию

Выбирайте, за что стоит побороться

Мы должны осознанно определить для себя, чего мы требуем и ожидаем от подростка, а на что готовы посмотреть сквозь пальцы. Разумно принимать такие решения совместно со своим взрослеющим ребенком: за что ты возьмешь ответственность на себя, а в чем мы по-прежнему будем тебе помогать? Тогда подросток как будто получает разрешение на то, чтобы быть в процессе, быть там, где он фактически находится, и это полезно для самооценки.

Однако порой необходимо предъявлять подростку и абсолютные требования — те, которые взрослые формулируют и предъявляют без каких-либо обсуждений. Лично у меня есть конкретное требование, касающееся домашнего быта. Это здорово, что девочки и их друзья готовят, когда приходят домой из школы, но я жду от них того, что они все за собой уберут. Я их об этом проинформировала, сказав, что за наведение порядка отвечает тот, кто готовит. Это требование сформулировано мной настолько четко и определенно, что оно по большому счету всегда выполняется.

Речь идет не только о практической стороне вопроса, но в равной степени и о том, что меня и мои потребности также следует принимать в расчет. О том, чтобы дети воспринимали свою маму как человека, который иногда принимает что-то, иногда — нет и может об этом сказать. Это позволяет им самим выражать то, что им по душе, а что — нет.

Бывает, что «борьба» между родителями и взрослеющими детьми связана с ответственностью подростков за самих себя. Порой им хочется следовать детской привычке, полагаться на маму и папу, на то, что они все за них уладят. В некоторых случаях тот факт, что ребенок на самом деле уже не маленький и может сам о многом позаботиться, становится для обеих сторон неожиданным открытием. Как в тот момент, например, когда папа трогательно будил шестнадцатилетнего Турда, который счел, что у папы ум за разум зашел. Вот продолжение этой истории.

Когда у папы появился опыт самоуспокоения и использования новой стратегии вместо обычной ругани, он задумался об утреннем пробуждении и ответственности. Его вдруг осенило, что сын уже давно не маленький и вполне может взять ответственность за собственное утреннее пробуждение на себя.

За завтраком он сказал Турду: «Я думаю, что и для тебя, и для меня будет лучше, если ты сам начнешь вставать по утрам. Ты можешь использовать будильник в своем мобильнике или взять будильник у меня. Я могу контролировать процесс некоторое время, пока ты не привыкнешь вставать самостоятельно, — если ты не выходишь в течение пятнадцати минут после того, как прозвенит будильник, я прихожу и треплю тебя по волосам».

Папа с улыбкой посмотрел на сына. Турд бросил на отца быстрый взгляд и ответил ироничной улыбкой — оба помнили дивную утреннюю побудку. «Ладно, — сказал Турд. — Просто вставать так тяжело! Но я могу завести мобильник. Все мои друзья с седьмого класса встают сами». — «Ладно, значит, и твое время пришло», — сказал папа, все еще улыбаясь.