Содержание:

Ежегодная статистика последнего десятилетия уходящего века в России бесстрастно регистрирует свыше 100 тысяч детей, которые в силу разных обстоятельств остаются без родительского попечения. Поэтому естественно, что вопрос об их жизнеустройстве постоянно актуален.

В общественном сознании постепенно укрепляется мысль о том, что ребенка-сироту необходимо, прежде всего, устраивать не в государственное учреждение (детский дом или школа-интернат), как это было прежде, а в семьи тех людей, которые могли бы поддержать ребенка, заняться его воспитанием, помочь преодолеть жизненные препятствия. Понадобилось около десяти лет для того, чтобы эта идея, заложенная в Конвенции о правах ребенка, стала зримой и внедряться в жизнь. "Дети, оставшиеся без попечения родителей, подлежат передаче на воспитание в семью, - гласит статья 123 Семейного кодекса, - на усыновление (удочерение), под опеку или в приемную семью, а при отсутствии такой возможности в учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, всех типов..."

Не случайно семейные формы устройства стали получать государственную поддержку. Это выгодно не только обществу в целом (не нужно строить новые сиротские учреждения и тратить немалые средства на их содержание), но, прежде всего, семейное воспитание приносит пользу самим детям. Это общеизвестно, доказано судьбами детей и наукой, и не подвергается сомнениям.

Министерство образования РФ, на которое государство возложило основной груз ответственности за судьбы детей-сирот, проводит различного рода мероприятия:

  • разрабатывает планы и программы по профилактике социального сиротства,
  • принимает участие в разработке законов, имеющих отношение к названному вопросу,
  • проводит конференции и семинары, курсы повышения квалификации для тех, кто по долгу службы имеет отношение к проблемам детей-сирот,
  • организует и курирует общероссийский эксперимент по патронатному воспитанию для того, чтобы данная форма устройства получала распространение в регионах.

Естественно возникает вопрос: почему же усилия не всегда неадекватны получаемым результатам?

Всем, кому приходится по долгу службы или в силу жизненных обстоятельств соприкасаться с сиротством, известно, что с одной стороны число детей, оставшихся без попечения родителей, ежегодно увеличивается (в 1999 г. это свыше 112 тыс.), а с другой - уменьшается количество тех детей, которые устраиваются в семьи, практически отсутствует очередь желающих усыновить ребенка.

Ответ, который лежит на поверхности и возникает сразу же - во всем виновата социально-экономическая ситуация в стране. Бедность и обнищание, отсутствие средств и недофинансирование зачастую приводят к тому, что принятые решения, программы, планы остаются на бумаге.

Безусловно, объективная ситуация не способствует тому, чтобы россияне взвалили на себя заботы еще об одном члене семьи. Прожить или выжить бы самим - такая точка зрения является довольно распространенной.

Однако и в этих жизненных обстоятельствах находятся люди, желающие стать усыновителями или приемными родителями, и даже не одному ребенку. Как свидетельствует статистика, в 1999 году 67 % выявленных детей были переданы под опеку, в приемные семьи, на усыновление. Как показывает опыт Самарской области, детского дома № 19 г. Москвы, Старорузского и других детских домов, при целенаправленной работе этот процент может быть увеличен.

Попробуем обозначить причины, тормозящие распространение семейных форм в России. Возможно, не все участники согласятся с изложенным, поэтому и хотелось бы услышать мнения других, возражения, дополнения.

  1. Одно время было модно ссылаться на отсутствие законов. Начиная с 1992 года, постоянно совершенствовались нормативные документы, а позже и статьи Семейного кодекса, связанные с семейными формами устройства, и особенно с усыновлением.
  2. Но практика уже показывает несовершенство недавно принятых законов.

    Так введение законодательных ограничений в ст. 127 СК (требование нормативного уровня дохода и ограничения по жилищным условиям семьи) привело к оттоку россиян со средним достатком, желающих усыновить ребенка. Это противоречит духу и смыслу Конвенции о правах ребенка (ст. 21 в) подчеркивающей, что в стране проживания должны быть приняты все меры для устройства ребенка в семью.

    Отпугивает часть тех людей, которые могли бы стать родителями сложный порядок отбора кандидатов в усыновители, многоступенчатость и длительность процедуры усыновления и создания приемной семьи, предусмотренная законом (постановка на учет как кандидатов, сбор документов, подбор ребенка, суд).

    Распространение такой формы устройства как приемная семья тормозит отсутствие региональных законов, определяющих размер оплаты труда и льготы, предоставляемые приемной семье, приводит к тому, что данный институт устройства детей не развивается. Местные власти "забывают" заложить в бюджет средства на содержание таких семей, ссылаясь на плохую наполняемость бюджета, и уповают на то, что о сиротах позаботятся региональные или федеральные власти.

  3. Еще одной причиной-тормозом является слабая информированность населения о том, что есть дети, нуждающиеся в семейном уходе. Граждане, желающие взять в семью мальчика или девочку, фактически не имеют доступа к информации о детях. В связи с этим хотелось бы поставить вопрос о том, для чего был создан банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей? Доступ к имеющейся в нем информации имеют и будут иметь (по проекту нового закона) только ограниченный круг людей - специалистов и кандидатов в усыновители, так как информация о детях в банке конфиденциальная. А почему информация о тех детях, которые могут быть помещены в семью, не может широко публиковаться и доводиться до сведения граждан. Я подчеркиваю - широко, а не через ведомственные издания? Ведь мы обязаны приложить все усилия, чтобы найти ребенку семью. Сейчас же получается, есть потребитель (кандидат), он хочет мальчика или девочку, определенного возраста, внешности? А почему не сделать так. У нас есть вот такие дети, с такой историей, и с такими проблемами, посмотрите, пообщайтесь с ними, узнайте их поближе. Мы тоже посмотрим на вас, познакомимся с вами, особенностями характера, и вместе решим, кто вам подходит, и подскажем, как нужно воспитывать его.
  4. Реально ли это? Да, именно так поступают при подборе патронатных воспитателей в детском доме № 19 г. Москвы.

    Руководители детских учреждений дают очень негативную оценку складывающейся сейчас практике, когда кандидаты в приемные родители (усыновители) приходят с направлением на конкретного ребенка. "Мы знаем детей, их особенности. Знаем, какого типа родители подойдут этому ребенку, - говорят они, - но нам из органов опеки не разрешают предлагать других детей".

    Дело доходит до абсурда. Братья 9 и 10 лет из детского дома были 6 недель летом на отдыхе в семье американских граждан. Когда документы поступили в Департамент образования, специалист заявила, что она не даст направление на этих детей, потому что они только "недавно вышли из федерального банка данных".

    Наверное, практика подбора семьи для ребенка будет хороша тогда, когда детей-сирот у нас будет единицы, а желающих принять его в свою семью будет десятки либо сотни. Пока же нужно налаживать систему передачи информации о таких детях и через Интернет и другие средства информации.

    Мы неоднократно убеждались в том, что население и даже социальные педагоги слабо информированы о том, что кроме усыновления, над ребенком может быть установлена опека или создана приемная семья, которая будет не только получать пособие на опекаемого, но и работать, получая заработную плату. Именно слабая информированность населения о том, что дети, лишенные родительской заботы, могут помещаться в семьи на разных условиях, является еще одной причиной-тормозом.

  5. Убеждены мы и в том, что помимо социально-экономического фактора не последнюю роль играет и личностный. В тех территориях, где руководитель администрации знаком с сиротскими проблемами, не забывают в бюджет заложить средства на содержание приемных семей и опекаемых детей, находятся средства на создание служб по профилактике и реабилитации сиротства, центров помощи семье или центров усыновления и опеки. Там, где за решение этого вопроса берется человек неравнодушный к детским проблемам, энергичный и смелый, для которого судьбы детей важнее собственной карьеры, личного времени видны и результаты. Несмотря на то, что практически все регионы России разработали и приняли программы борьбы с социальным сиротством, декларируют приоритетность семейных форм устройства детей-сирот, похвастаться успехами могут очень немногие.

Пример Самарской области, создавшей комитет по делам женщин, семьи и детства, основной целью которого является реализация политики профилактики социального сиротства, подтверждает, что попытки реализовать их опыт в других регионах (даже там, где создавались подобные комитеты), что дело движется с трудом без поддержки идеи "в верхах" или отсутствия человека-лидера.

Еще одна причина. Как это ни парадоксально, но специалисты органов опеки не заинтересованы в расширении семейных форм устройства. Почему? Прежде всего, потому что это приведет к увеличению объема работы и накладывает дополнительные обязанности без увеличения заработной платы:

  • создание банка данных о детях (это не только анкеты, журнал учета, но сбор подробной информации о ребенке - характеристика, медицинские сведения, фотографии или видеозаписи), оставшихся без родительского попечения, а так же банка данных о кандидатах в усыновители, приемных родителях, опекунах,
  • постановка на учет, подбор ребенка и выдача направлений в учреждение, где он находится,
  • присутствие на встрече кандидатов с ребенком,
  • составление заключений о возможности быть усыновителем, приемным родителем,
  • посещение семьи кандидатов, составление акта обследования, изучение и экспертиза представленных документов,
  • подготовка проектов распоряжений главы администрации, составление договора с приемными родителями,
  • участие в судебном заседании,
  • составление заключения для суда о соответствии данного усыновления интересам ребенка,
  • контроль за условиями жизни усыновленного, приемного, опекаемого ребенка.

Видимо назрела необходимость реорганизации деятельности органов опеки. Хотя закон, в котором это предусматривается, так и не был принят на федеральном уровне. Отдельные регионы пытаются реализовать основные положения этого закона, вводя изменения и дополнения в уже действующие.

Довольно часто встречается субъективизм специалистов, когда разговор с кандидатом в приемные родители и работа с ним строится по принципу - нравится - не нравится. По этой причине процедура устройства в семью подается так, что кандидаты, испугавшись, отказываются от замысла. Субъективизм проявляется и при подборе ребенка. Вина ли в этом специалистов? Нет, это беда, поскольку разработка технологии работы с кандидатами в приемные родители у нас находится в зачаточном состоянии, не существуют критерии оценки и отбора.

Нельзя сбрасывать со счетов и такой фактор, как скрытое сопротивление руководителей детских учреждений процедуре передачи детей в семьи. Они боятся того, что учреждение будет недоукомплектовано, а отсюда сокращение кадров, урезание финансирования. Скрытое сопротивление проявляется в том, как внешне оформляется процедура встречи кандидатов в детском доме. Встречаются пренебрежение, грубость или необоснованный отказ (у нас нет для вас детей). И в том, как "подаются" дети (и кого вы хотите взять, да ни один нормальный ребенок не воспитывается в детском доме! Не было проблем, так вы их получите).

Имеют место факты, когда сведения о детях умышленно не передаются в банк данных (хорошие самим нужны) или когда считают, что этого ребенка все равно никто не возьмет в семью.

Итак, мы назвали, на наш взгляд основные причины являющиеся тормозом в реализации права ребенка на семью. Можно ли что-то изменить?

  1. Хотя преобразования стоят денег, отсутствие финансов, не самая большая проблема. Следует убедить органы власти всех уровней, что социальное обслуживание наиболее обездоленных групп населения является одной из самых приоритетных задач. Нужно доказать руководителям субъекта федерации (с расчетами и конкретными фактами), муниципальным службам, что передача детей на воспитание в семьи не требует больших дополнительных затрат.
  2. Реорганизация существующих служб. Чтобы помочь семьям не расставаться со своими детьми, нужны специальные заинтересованные социальные службы профилактики, работу которых направляло бы и координировало государство с опорой и при поддержке общественности на местах. Необходимо создавать такие виды социальных услуг как семейные центры, консультации, службы сопровождения семей, принявших ребенка, оставшегося без родительской заботы, в свою между которыми четко распределит ответственность в решении вопросов устройства детей, оставшихся без родительского попечения. При этом специалисты, которые возьмутся за реализацию этих задач должны твердо знать, что эти преобразования не оставят их без работы и средств.
  3. Открытость и информированность населения. Необходим общественный контроль за процедурой устройства детей, за условиями содержания детей в детских учреждениях. Почему бы вопрос подбора семьи ребенку решать не единолично тому, кто владеет банком данных, а коллегиально, как это делается в центрах усыновления, в детском доме № 19.
  4. Переподготовка и подготовка новых специалистов, способных осуществлять подбор, поддержку приемным семьям.

К содержанию

Отдельно о проблемах усыновления

  1. В анализе, проведенном МОРФ в 2000 году, отмечается, что уменьшается количество усыновлений россиянами и увеличиваются усыновления иностранными гражданами. И это происходит вопреки всем законным и незаконным мораториям и препятствиям. В чем же дело?

    Неправда, что иностранцам легче усыновить, чем россиянам. Специалисты знают, сколько времени, сил и средств тратят кандидаты на оформление документов, приезд в Россию и оформление установления усыновления не только через суд, но и в посольстве Иностранные кандидаты в усыновители проходят весь долгий путь сбора документов, изучения семейной жизни, этап подготовки к принятию ребенка.

    Вероятнее всего, причина кроется в том, что кандидатам помогают люди, у которых есть стимул, заинтересованность в этом либо материальная, либо психологическая. Привлекает внимание тот факт, что практически все руководители иностранных организаций имели личное отношение к процедуре усыновления: либо в детстве были усыновлены, либо сами усыновили ребенка и даже не одного.

    Существуют специальные службы, занимающиеся только усыновлением, а не всем, что имеет отношение к детям-сиротам - центры, агентства, организации. Так шведский центр усыновления (штат свыше 40 человек) выполняет тот объем работы, который у нас выполняют 3 специалиста областного уровня. Здесь отработана технология работы с кандидатами, технология подбора ребенка, продумана система работы с разными странами, откуда усыновляются дети.

    Вольно или невольно наши специалисты органа опеки отдают предпочтение иностранным усыновителям. В чем причины этого?

    Дело в том, что кандидаты-иностранцы в большинстве своем приезжают более подготовленными, и потому меньше риска. Россиян же никто специально не готовит. А специалист не вооруженный технологией подбора кандидатов, изучения семьи и семейных отношений, полагается на личную интуицию, симпатии-антипатии, знакомства, рекомендации известных ему людей, невольно как бы пытается разделить ответственность за судьбу ребенка.

  2. Многие специалисты боятся отмены усыновлений, так как портится статистика. Отмена рассматривается как недоработка специалиста, брак в работе, да и каждый случай отмены это большое испытание для нервной системы (переживания за судьбу ребенка, проблемы с его устройством, неприятные разговоры с усыновителями). В иностранном усыновлении опять же ответственность делится с той организацией, которая готовила усыновителей. Хотя, как показывает мировая практика, в любом деле есть риск и заранее предусматриваются издержки, а тем более это неизбежно в сфере человеческих отношений.
  3. Усложнило работу органов опеки введение в 1998 году поправки в ст. 124 СК о том, что "усыновление иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представилась возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации". Это привело к тому, что некоторые областные суды стали требовать от органов опеки проведения следственных действий по поиску родственников не только на территории России, но и других странах, которые либо забыли о рожденных детях, либо не знали и не хотели знать об их существовании. Ни судьи, ни прокуратура зачастую не могут ответить на вопрос, а какие нужно представить для этого доказательства того, что такая возможность не представилась. Известны случаи, когда судьи вызывали повестками в суд кандидатов в усыновители, которым предлагался этот ребенок.

    Каждый специалист органа опеки, имеющий отношение к международному усыновлению, может рассказать о трагедиях, которые разыгрывались на его глазах в суде, когда на нем представали так называемые "мать или отец". Или о том, как из-за длительного ожидания оформления документов дети умирали, потому, что им во время не была сделана операция, или в доме ребенка не было средств для лечения.

  4. Тем людям, кто принимает участие в процедуре международного усыновления (специалистам, судьям, представителям агентств, переводчикам) довольно часто приходится слышать упреки типа "продаете детей" или слышать разговоры о том, что детей заграницей разбирают на части, используют в неблаговидных целях. Тем более что довольно часто это делается не на кухне, а в масштабах страны через средства массовой информации. Трудно найти статьи о благополучных усыновлениях, в российской прессе муссируются "жареные факты" об огромных суммах, которые тратят иностранцы при усыновлении. Эта практика также не способствует увеличению желающих стать приемным родителем. Рикошетом "страшилки" про усыновление откликаются на процедуре усыновления вообще. У россиян складывается впечатление, что эта процедура им не по карману. Люди, обращающиеся к нам за консультациями, не верят, что она ничего не стоит. Складывается легенда, что поскольку иностранцы платят, им в первую очередь и дают детей.

    Некоторые специалисты испытывают колебания, что в интересах ребенка - оставить его на неласковой родине, нагрузив себя и его через несколько лет проблемами постинтернатной адаптации или передать на усыновление иностранцам. Но как свидетельствует реальность - сомнения исчезают, когда появляется стимул. Не секрет, что многие иностранные организации имеют фонды, за счет которых они поддерживают региональные программы развития учреждений для детей-сирот, профилактики сиротства, организации детского лечения или отдыха. Опыт тех агентств, которые регулярно поддерживают региональные программы, свидетельствует, что они в числе первых получили аккредитацию. Специалисты знают, что эти партнеры надежны, выполняют все условия и потому не хотят рисковать, проводить так называемые "независимые усыновления".

Красницкая Г.С.