Чтобы контролировать себя, надо знать себя — кто я? Вот почему подросткам так важно понять, кто они в этом мире.

И поэтому они становятся... легкой добычей для разнообразных религиозных и псевдо-психологических сект и для людей предлагающих прочие способы познания себя, например наркотическое опьянение. Они под разными соусами дают надежду на получение знаний, которых подростку так не хватает, знаний, которых ему не дала ни семья, ни школа. Ведь ответы ребят говорят не только о том, чем интересуются школьники, но и о том, что этот интерес невозможно удовлетворить в школе, о том, что этих знаний они не смогли получить в ее стенах...

Вот он хвостик одной из причин. Но что же с ней можно сделать?!

Родителям важно знать об «опасности» желания ребенка познавать философию, психологи, религию. Я бы посоветовал, если есть такая возможность, хотя бы познакомить подростка с различными религиями мира, провести по ним некий экскурс. Почаще приглашайте в гости его друзей, поощряйте домашние диспуты на философские темы, на темы психологии поведения — пока ребенок не пошел обсуждать это в какую-нибудь секту. Во дворе, в компании сверстников он вряд ли об этом будет говорить — начнут подтрунивать, но все, что касается мироздания, Бога, бытия, старшим школьникам, повторюсь, судя по опросам, очень интересно. И они должны получить эти знания до того, как наркотики поманят их призрачной возможностью получить ответы на все вопросы жизни.

Кстати, говоря, есть в проблеме самопознания еще один интересный момент. Все познается в сравнении. Чтобы понять себя, подросток должен себя с кем-то сравнивать. И тут возникает парадокс, в который мамы и папы никак не могут «врубиться». Почему ты берешь пример с кого-то с улицы, а не с нас — умных родителей?! Ответ простой: родители — старые и большие. И ребенок, естественно, идентифицирует себя не с ними, а со сверстниками. С ними он и хочет себя сравнивать. Он полагает, что родители не дают ему самовыразиться, насильно сдерживая в оковах своего «стариковского» воспитания. Отсюда агрессия подростка.

При этом ребенок идентифицирует себя не только со сверстниками, но и с миром. Подросток — маленький философ. Он хочет познать не только себя, но и свое место в мире, который он исследует эмпирически — «трогает» одно, потом другое. Это — колется, то — жжется, и он заново открывает для себя мир человеческих отношений... Любое «ассоциальное», с точки зрения взрослых, поведение сам подросток рассматривает, скорее, как исследовательское.

И большая ошибка воспринимать личностную нестабильность характерную для этого возраста как агрессивность. В подростке борются противоположные черты и устремления, определяя противоречивость характера и поведения. Настроение подростка колеблется между невероятным оптимизмом и самым мрачным пессимизмом. В этот период школьники начинают вести дневники, составляют программы саморазвития, самовоспитания. Они стремятся ко «взрослым типам» проведения времени.

Ребенок впитывает образцы и эталоны «взрослости» и подравнивает их под себя. Ему хочется, чтобы окружающие относились к нему не как к маленькому, а как ко взрослому человеку. Не встречая такого отношения к себе, ребенок в наших глазах становится... «трудновоспитуемым», грубым. Иногда, стремясь к самостоятельности, он буквально «отпихивает» от себя людей, завоевывая себе «место под солнцем». А так как поблизости обычно оказываются близкие люди, то подросток начинает именно с них, не осознавая почему он это делает. Он яростно пытается оградить некоторые сферы своей жизни от вмешательства взрослых, потому что хочет жить чем-то своим. Иногда причины хамского поведения подростка понять не так уж и сложно: «Зачем ты грубишь? Хочешь быть круче всех? А для кого?..» Здесь мелькает еще один хвостик искомой мной причины.

Прямо по Фрейду: выясняется, что парень выделывается для привлечения внимания девчонок. Идет гормональная перестройка организма, очень велик интерес к противоположному полу. Чем он чреват? Как ни странно, он провоцирует подростковое курение и алкоголизм. Курящей девчонке кажется, что она выглядит более современно в глазах мальчишек. А те, в свою очередь, замечают, что в нетрезвом виде они могут вести себя более раскованно. (Оставляю за рамками нашего разговора то, что дети видят на улицах и по телевидению.) Если подросток заметил, что на дискотеке молодые люди ведут себя «отвязно» друг с другом и в состоянии наркотического опьянения легко достигают желаемого от девчонок, то он приходит к убеждению, что наркотик — хороший способ сближения с противоположным полом. Умные родители вместо чтения нотаций сыну о том, что с девочкой надо за ручку ходить, учат его, как не краснея разговаривать с ней на свободные темы, как не обидеть ее. Учат говорить «нет» и распознавать тех людей, которые, используют совесть, как плетку, для достижения своих целей.

Это конечно не просто. Попробуйте научить этому подростка! Вот вам такой диалог.

« — Па-а-аслушай, Колян, гадом будешь, если не найдешь денег на наркотик. Мы с тобой столько дружили, а ты подлецом оказался, не хочешь мне помочь...

— А ты что, Иисус Христос, чтобы меня здесь морали учить?»

Вроде неплохо.

Подростков интересуют не только психология взаимоотношений, но и психология сексуальных отношений. Да, они друг перед другом хорохорятся, что все знают и все умеют, но на самом деле это не так. Спросите их, сколько длится половой акт. Типичный ответ мальчиков — «три — пять минут». Говорю им, девчонки ответили — «восемнадцать лет». Парни не смеются, ждут объяснения. Объясняю. Перед тем, как согласиться на интимные отношения, девушка думает, что может родиться ребенок и будет ли он красив, на что она будет жить и как она будет растить маленького... У нее это обязательно проносится в голове. Именно этим объясняется «несовременность» некоторых дам в подходе к «постельному процессу». Хорошо бы рассказать подросткам — не назидательно, а в «жанре» констатации фактов — о трудности излечения венерических заболеваний и о стоимости антибиотиков. Поверьте мне, иногда достаточно продемонстрировать одну таблетку стоимостью в тысячу рублей, чтобы настроение в классе кардинально изменилось. Постоянно приходится слышать о том, что подростки такие-сякие: они-то и агрессивные, и невоспитанные, они старушкам место в автобусе не уступают. Но никто не хочет задуматься, отчего так происходит. В этот период у ребят идет гормональная перестройка в организме и потому они, поверьте им, просто очень быстро устают. Не стоит ругать подростка, который занял в автобусе сидячее место.

Когда у ребенка наступает подростковый возраст, мудрые родители запасаются терпением. Так как ему хочется самостоятельности, то они стараются доверять ему какие-то важные дела и разговаривать с ним как бы на равных.

Причем важно именно «как бы» на равных. Общаться с детьми действительно «на равных» — большая родительская ошибка. Расскажу случай из своей практики. Однажды женщина привела ко мне дочь с сильным неврозом. На мои расспросы дама отвечала, что у них с дочерью замечательные отношения, нет никаких проблем. Только вот у дочери почему-то щека дергается. Когда я попросил женщину выйти из кабинета, ее дочка рассказала мне леденящую душу историю. Оказалось, что мама переваливает на дочь свои проблемы. То есть она советуется с ней действительно, как со взрослой: «Решай, какие нам сюда обои купить», «А на день рождения нам пригласить этого дядю или того? Как скажешь, так и сделаем». То есть вот в такой форме девочка привлекалась к решению проблем взрослых, и она постоянно напрягалась, опасаясь промахнуться. В психологическом плане передо мной сидела маленькая 10-летняя женщина, и было очень сложно объяснить маме, что так она может изуродовать ребенка.

«На равных» — значит распределить обязанности, снять с себя и передать ребенку часть ответственности за него. Он должен сам отвечать за какой-то участок своей жизни. А по мере того, как дети из подросткового периода переходят в пору юности и взрослеют, опека родителей постепенно уходит из их жизни. Папа с мамой перестают контролировать ребенка и становятся... справочным органом.

Пока же до этого далеко... По крайней мере в семьях тех школьников, что стали авторами ответов на наши вопросы в Москве и Московской области. Кстати, помимо тех вопросов, о которых уже рассказано, подросткам задавались и такие: «Вы всегда пытаетесь объяснить то, что вам непонятно?» «Как вы поступаете, если не можете что-то объяснить?» Оказалось, что более 80-ти процентов ответивших ребят хотят самостоятельно разбираться в возникающих вопросах, а вот собственные «познавательные стратегии», как говорят психологи, есть только у 17 процентов опрошенных.

Резюмируя, самый обобщенный вывод, который я сделал о причинах подростковой наркозависимости, таков: у выпускников школ нет достаточных навыков и знаний для социального приспособления к условиям реальной жизни, для борьбы с искушением наркотиками. Если же говорить о готовности самим принимать решения, то здесь прослеживается явная тенденция к несамостоятельности.

И именно совместная помощь взрослых в обретении самостоятельности, уверенности и социальных навыков поможет подросткам избежать беды. Это тонкая и кропотливая работа, требующая от нас с вами знаний, мудрости и терпения. Но, как я уже говорил, предотвратить, легче, чем лечить. И это наше с вами общее дело.

Николай Васильевич Подхватилин, психолог,
тренер Учебного Центра практической психологии «Катарсис»,
автор курса «Психокоррекционная профилактика подростковой наркомании и алкоголизма».