Разговоры о детях у нас с мужем были уже давно, но всегда как-то в шутку и в будущем времени. Серьезно мы заговорили об этом через год после свадьбы. Тогда мы решили, что вот съездим второй раз на Бали, "оторвемся" как следует напоследок и будем активно работать над зачатием ребенка.

Работу мы начали прямо там, на Бали, в связи с чем я себя ограничивала в количестве и крепости выпитого. Ну и, конечно, когда мы возвращались через три недели домой, были уверены, что у нас все получилось. Почему-то я всегда думала, что у нас получится с первого раза и очень переживала на счет предохранения (в период, когда мы еще не планировали детей). Я отказалась от кофе, казалось, что меня тошнит, и я испытываю недомогание. В общем началось...

Я каждый вечер сидела на форумах, читала статьи о признаках беременности, ну и, конечно же, все они присутствовали у меня. Ими я делилась с мужем, мы, довольные, ходили, улыбались и с нетерпением ждали задержки. Не дождавшись её, я на 10-й день после предполагаемого зачатия побежала за тестом. Результат отрицательный — ничего, мы не расстраиваемся, ведь еще рано, ждем дальше.

Как же я плакала, когда пришли "монстры". У меня была настоящая истерика. Дима меня кое-как успокоил, хотя было видно, что сам очень расстроился. А потом таких месяцев было еще очень много, и каждый раз я ревела. Сколько я перевела тестов на беременность, даже сосчитать трудно. Каждый раз вглядывалась в них с надеждой. Рассматривала под разным углом и мне казалось, что вот она, вторая полосочка, просто еще рано, и её плохо видно, — но нет, злые "монстры" приходили снова и снова.

С третьего месяца нашего активного планирования я пошла к врачу. Так как у меня всегда были проблемы с циклом, меня отправили к гинекологу-эндокринологу Ирине Александровне, и мы начали моё обследование. Она успокоила меня, сказав, что три месяца — это еще ерунда, что только после года планирования можно говорить о бесплодии.

Я сдала все необходимые анализы (на ТОРЧ, на гормоны и еще что-то, уже не помню), денег, конечно, за это заплатила уйму, но ради того, чтобы забеременеть, я была готова на все. И вот по результатам анализов выяснилось, что у меня повышен пролактин (точнее, он на верхней границе — 495). Ирина Александровна выписала мне бромокриптин (к этому моменту мы уже полгода как не могли забеременеть). Я, начитавшись отзывов об этом препарате и прочитав ужасный список побочных эффектов от него, решила, что не такой уж и высокий у меня пролактин, чтобы так над собой издеваться. И мы начали обследование мужа.

Надо отдать ему должное, он даже не обсуждал необходимость своего обследования, сам записался к андрологу, сдал спермограмму. И все это с пониманием и большим желанием помочь нам стать родителями. И когда я читала, как у других девочек мужья не хотят обследоваться, я ужасно возмущалась, ведь в зачатии участвуют двое и результат зависит от обоих!

Результаты его анализов тоже были не идеальны, была повышена вязкость, и количество активных сперматозоидов было на границе нормы, в общем, ему прописали пить спеман. Как назло этого лекарства не было ни в одной аптеке (что-то случилось с поставщиком, и его даже нельзя было заказать), и ему заменили его на простонорм. Он пропил его почти два месяца и пересдал анализ, но результат сильно не улучшился.

К этому времени мы уже активно планировали почти год (10 месяцев). Я стала строить графики базальной температуры (БТ), так мне было легче отследить день "Х" и понять, получилось или нет. Таким образом я уже не испытывала пустых надежд, когда у меня были задержки (а они у меня были постоянно, из-за нарушенного цикла). Да, кстати, по графикам БТ овуляция происходила у меня каждый месяц, и это было еще одной причиной, по которой я не начинала пить бромокриптин.

Так вот, после повторной сдачи спермограммы и уже угасающей надежды увидеть когда-нибудь две полосочки на тесте, мы решили сделать все от нас зависящее, чтобы наконец-то свершилось это чудо! И вот Дима решил, что он не будет совсем пить алкоголь и не будет ходить в баню (т.к. высокая температура плохо сказывается на сперме), а я все-таки решилась на бромокриптин (что тоже исключает прием алкоголя). И так мы прожили еще три месяца (было немного тяжело на отдыхе по программе "все включено", но мы алкоголь заменяли фруктами).

В сентябре (планированию было год и месяц) я решила, что хватит нам парить мозги по этому поводу, и мы пустили все на самотек. Я решила открыть магазин детской одежды, Дима поменял место работы. И как-то мы переключились на трудовые будни. Я слетала в Корею, открыла магазин (благодаря чему переборола наконец-то страх вождения), вся отдалась своему делу, и даже некогда было отслеживать БТ. Поэтому октябрь у нас в плане зачатия, как мы считали, был упущен...

Мы собрались на выходные (8-10 ноября) ехать в Шерегеш кататься на бордах, а у меня как раз должны "монстры" прийти. Думаю: померяю температуру (БТ), ну, чтоб знать, начнутся они у меня там или нет. Меряю: в пятницу 37, в субботу 37, в воскресенье 37... У меня возникают подозрения, так как никогда дольше одного дня у меня такая температура не держалась. В понедельник утром решаю на всякий случай, для успокоения души, сделать тест (я его делала только с одной целью: убедиться, что я не беременна) и — о Боже! — две полоски!

Нет, я не поверила своим глазам, с трясущимися руками металась по квартире, не понимая, что мне делать. Через десять минут полоска не исчезла, и я стала немного верить в её существование. Позвонила Диме на работу:

— Ты сидишь?
— Сижу, а что?
— Кажется, я беременна.

И дальше минутное молчание... и море радости.

Потом я звонила маме и спрашивала, как дальше жить. Мне казалось, все, я не могу больше ничего делать. Не хотела даже из кровати вылезать. Мне хотелось спрятаться под одеялом и быть наедине с моим счастьем и наслаждаться им вечно! Но мама привела меня в чувство, и я пошла на работу.

Разумеется, этим вечером и следующим утром я сделала еще два теста, для убеждения себя. Через пять дней я пошла на прием к Ирине Александровне, она подтвердила мою беременность, сказала, что она маточная, и от души поздравила меня с этим замечательным событием. Еще через неделю мы с Димой сидели в кабинете УЗИ и слушали сердцебиение нашего крошки. Наше чудо случилось, и оно теперь жило внутри меня.