Содержание:

Как только мы с Леной поняли, что у нас будет ребёнок, то сразу решили обойтись без каких-либо "родовых экспериментов" в собственной ванной, а родить в нормальном стерильном роддоме, но при моём непременном присутствии.

К содержанию

Подготовка к родам

Чтобы во всеоружии подготовиться к предстоящему событию, мы обратились в один из не очень (в то время) дорогих медико-педагогических центров по ведению беременности и подготовке к родам. Там на нас сразу свалился новый термин — "беременная пара"...

В течение нескольких месяцев мы посещали занятия в Центре "САНЯ" (Страна абсолютно нового Я), где Лена обучалась дыхательной гимнастике, родовому аутотренингу, конспектировала лекции по всевозможным диетам, а Ваш покорный слуга изучал специальный обезболивающий массаж и вообще: что происходит, как реагировать, и что делать. Для будущих пап в Центре организовали отдельный курс, где по видеокассетам приучали к зрелищу родов. Впрочем, снято всё было очень ненавязчиво — вот роды в Бразилии, вот роды во Франции, вот роды в Германии. А вот как не надо рожать! И — бац! — вот вам, дорогие папочки, кадры с патологическими родами!..

Когда шок миновал, я утёр выступивший пот (впервые в жизни он был холодным!), и подумал про себя, что теперь мне уже ничего не страшно. Наверное...

Потом было ультразвуковое исследование. Я немного опоздал не него, так как ехал с работы, и, вбежал в кабинет, когда Лена уже лежала на кушетке (помню, что в этот момент она была необыкновенно красива!), а молодая врач водила по её животу внушительным прибором, смазанным чем-то скользким. На небольшом тёмном экране танцевали причудливые комбинации точек и изломы линий. Пришлось прищуриться, чтобы согнать их в осмысленную картинку. Постепенно из абстрактного нагромождения символов на экране чётко вырисовался профиль головы и плеч нашего 24-недельного младенца (мозги не повернулись назвать его "плод"). Он сосал пальчик и… улыбался! Допускаю, что последнее могло мне показаться, но каким-то внутренним чувством я знал, что это именно так — он улыбается потому, что ему хорошо! Потрясающее ощущение... Конечно, я тут же задал извечный вопрос, почему-то всегда волнующий будущих пап: "Мальчик или девочка?". Врач вновь поводила датчиком, помолчала и с неопределённостью в голосе сообщила, что ничего ТАМ разглядеть не может, и вполне вероятно, что: "...да вы, главное, не расстраивайтесь... и... не передумайте, пожалуйста, хорошо? Смотрите, какая... какой он у там вас красивый, здоровый!". Ребёнок на экране шевельнулся, всем своим видом как бы отвечая на эти слова. Разговорились с врачом. Оказалось, что несколько дней назад одна странная пара, несмотря ни на какие уговоры ("Да вы что, в Бога не верите, своих детей убивать??"), как раз по этому поводу взяла и передумала. А у них была совершенно здоровая, красивая малышка... Я заверил, что мы здесь не за этим, и, вообще говоря, это не та тема, которую "передумывают". Врач очень обрадовалась. Я подсел поближе к монитору, и мы все вместе с интересом рассматривали крошечные ручки, ножки, с удовлетворением убеждаясь, что развитие идёт так, как нужно.

Параллельно нас учили общаться с ещё не рождённым малышом, — рассказывать ему как прекрасен мир. Не знаю почему, но ещё в детстве, когда я думал, что у меня когда-нибудь будут дети, то всё время представлял себе сына. То, что может родиться девочка, почему-то даже не приходило мне в голову. Интересно, что даже после слов врача, меня не покидало какое-то странное детское ощущение (а может быть надежда?), что вдруг ТАМ, всё-таки... впрочем, я тут же гнал прочь эти мысли и даже ругал себя — какая разница, в конце концов! Кого Бог даст, тот и будет!

Каждый вечер я старался общаться с нашим будущим ребёнком, рассказывая ему сказки. Поначалу это выглядело довольно странно, но вскоре я уже не представлял себе вечера без такого вот импровизированного общения. Через большой живот ощущалось, как маленькое существо нежно толкается и явно положительно реагирует на папин голос. Особенно мне нравилось легонько щекотать пяточку, которая иногда проступала вверху маминого живота. Пяточка сразу убиралась, и мне казалось, что малыш там внутри улыбается. А может быть, даже смеётся.

В нашем доме постоянно звучала классическая музыка — и в записях, и "в живом исполнении", т.к. Лена на 7-м месяце беременности решила "слегка поготовиться" к поступлению в один из московских музыкальных вузов на дирижёрско-хоровое отделение. Конечно, я помогал ей, но не мог же я выучить и сдать за неё программу по фортепиано и дирижированию! Впрочем, выучить, наверное, мог бы, но вот сдать... Забегая вперёд, скажу, что уже на 8-м месяце Лена поступила и теперь ещё и учится. Но это совсем другая история.

Увы, обещанный нам в Центре подготовки к родам специальный и недорогой родильный дом в самый неподходящий момент закрыли на плановую дезинфекцию. А ведь там нас ждала бы специально оборудованная Центром отдельная палата "на троих": с музыкой, свечами, цветами... в общем, со всеми атрибутами, чтобы сделать роды романтическим семейным праздником. Согласитесь, это блестящая идея!

К содержанию

В роддом!

Всё началось с того, что в одно прекрасное утро Лена проснулась в мокрой постели — отошли воды! Мне пришлось брать ноги в руки и мчаться, что есть скорости, за направлением в "резервный роддом". Роддом, оказался совершенно обыкновенным, но бригада врачей уже была предупреждена, что прибудет "подготовленная пара". Но всё это было несколько позже, а пока мы, памятуя данный нам в Центре инструктаж, суетливо упаковывали магнитофон, свечи, альбомы с красивыми пейзажами (а как же! Ведь нас научили, что во время схваток надо обязательно смотреть под музыку на что-нибудь красивое!) и много-много всяких вещей, которые, по нашему тогдашнему разумению, непременно должны были пригодиться в роддоме. Огромный чемодан разбух, как свиноматка, и долго не хотел застёгиваться.

Вызвав такси и кое-как в него погрузившись, мы отправились туда, где должно было появиться на свет наше долгожданное чудо.

Общий вид: в приёмное отделение одного из московских родильных домов вваливается странного вида пара — дама на сносях и вспотевший молодой мужчина, сладострастно обнимающий большой чемодан с округлыми боками (ручка приказала долго жить ещё перед посадкой в такси). Пожилая нянечка отложила вязание, посмотрела на нас поверх очков и гостеприимно поинтересовалась: "Ну! Чё пришли?" "А угадайте с трёх раз!", — ответствовала будущая мама, положив руки на огромный живот. Похоже, что весь этот балаган вокруг предстоящих родов её здорово развлекал…

В процессе регистрации данных о поступившей роженице, в приёмный покой зашёл зав. родильным отделением и, глядя на наш чемодан, поинтересовался: "Простите, вы, что, сразу с вокзала?". "Да нет, мы... ну, вроде как...". "А! Вы, наоборот, на вокзал...". "Да нет же... здесь просто всякие необходимы вещи... ну, магнитофон там, свечи, ...чтоб красиво... футболки всякие... альбомы...". Судя по выражению, которое приняло лицо доктора, он решил сбегать за дежурным психиатром. Но тут медсестра, которая оформляла наши бумаги, будничным тоном сообщила: "Да не обращайте внимания, это же те самые, подготовленные!". "Ну что же Вы сразу не сказали!", — доктор улыбнулся мне как родному брату, и через несколько минут мы уже были в родильном блоке. Одни. То ли рожениц в этот день было мало, то ли... нет, не знаю, почему.

К содержанию

Роды с мужем

В течение нескольких часов я делал Лене обезболивающий массаж, как учили, и, похоже, много в том преуспел. Конечно, ни о какой музыке и свечах речи быть не могло, но альбом с пейзажами нам милостиво оставили, также как и наши небольшие венчальные иконы, которые мы тут же водрузили на подоконник.

Схватки шли, но слабые. Мы немного поприседали. Впрочем, приседал я, а Лена повисала у меня на руках — так нас научили в Центре. И всё же не обошлось без капельницы, наполненной родовспомогающим препаратом с труднопроизносимым названием, и без простодушного заявления врача: "Не будете стараться родить — сделаем вот такое кесарево!". При этом он впечатляюще воздел руки в интернациональном жесте "Вот такой вышины, вот такой ширины". Лена, конечно, сразу начала "стараться", а я утроил свои массажные усилия. Вдвоём мы наперебой уговаривали нашего малыша не тянуть со свиданием с Белым Светом, и родиться побыстрее.

Сам момент родов отложился у меня в памяти на все сто: Лена полулежит на специальном столе, я стою рядом, делаю ей массаж обезболивающих точек и слежу, чтобы она не напрягала лицо. Вокруг нас колдует бригада врачей и акушерок. Роды шли минут двадцать. Вот вынырнула очаровательная слегка вытянутая головка, затем правая ручка, левая, и вот наш малыш изящным движением "вывинчен" из родового прохода и на руках врача предстаёт перед нами во всей своей новорождённой красе — мальчик!!! "Борис Борисович!", — выдыхает Лена, а я буквально немею от охватившего меня чувства нежности и благодарности. На лице у неё слезинки и — Счастье! Говорят, что на моём лице в этот момент было тоже самое. И вот наш Борис Борисович уже лежит у мамы на животе и своим "А-а-а-а..." сообщает о приходе в этот мир.

Потом был визит неонатолога, всякие осмотры, замеры-взвешивания, оценка по шкале Апгар, после чего свёрток, весом в 3 килограмма 150 грамм перекочевал ко мне на руки. Это сопровождалось словами старшей акушерки: "Папаша, погуляй-ка с сынком в коридоре — мы вашу маму пока осмотрим, а это лучше без посторонних глаз". И вот держу я на руках это маленькое, но безумно красивое существо, с которым так долго имел только "невидимое общение", и пытаюсь вглядеться в его личико. Глаза наши встретились. И в этот момент мир перевернулся. Я вдруг совершенно осознал, что я не только муж и хозяин, но ещё и отец — кажется, мне открылось одно из истинных значений этого слова...

Около получаса я ходил с новорождённым сыном по коридору, что-то рассказывал ему, по-моему, даже пел... Потом мы вернулись к нашей маме, усталой, но очень радостной. Я подсел к ней на родильный стол так, чтобы наш сын оказался одновременно и у неё и у меня на руках. "На тебя похож...", сказала Лена, а Борис Борисович сладко позёвывал. Он был совершенно спокоен, — ведь рядом были и мама, и папа.

Похоже, что ему сразу понравился этот мир.

Об авторе: Борис Игоревич Тараканов, родился в 1968 году, окончил Государственную Академию управления и дирижёрско-хоровое отделение Московского государственного университета культуры (творческая мастерская доцента Е.М. Круговой). Работает в Центральном банке России.

HOME: http://tarakanov.net