Лето — это радость для школьников и головная боль для меня и всех работающих родителей, у которых нет своего домика в деревне. Дома скучно, на улице пыльно, душно и небезопасно — издержки мегаполиса. Знакомая предложила путёвку. На море в лагере детям будет хорошо — уютные корпуса, 5-разовое питание, место проверенное, отзывы положительные. Вердикт семейного совета — отправляем.

Сзади Алиса казалась особенно высокой и взрослой для того, чтобы отправиться с подружкой-одноклассницей в лагерь в Анапу. Но чем ближе надвигался день отъезда, тем стремительнее в моём животе порхали взволнованные бабочки. На сайте лагеря я прочитала: «Лагерю срочно требуется врач, желательно травматолог», а в памятке для родителей: «Проведите с ребёнком беседу о вреде курения и алкоголя».

Алису, оканчивающую второй класс, порядком забавляло моё беспокойство, и она мужественно меня утешала: не волнуйся, мама, всё будет о’кей.

Каждый день на бумаге я отмечала пункты, которые было бы неплохо обсудить с дочкой, и составляла список запретных действий. Хотелось предусмотреть всё, уберечь от всего. Работа с молодёжью началась недели за две до отъезда. Перво-наперво показала девочкам документальный фильм BBC про паразитов (на порядок эффективнее фразы «Дети, мойте руки!»). Научила делать закрепляющие обмёточные стежки (на случай, если порвется что-то из одежды), показала, как смотреть срок годности продуктов (если соберутся покупать что-то из еды). В красках объяснила, почему у скунса не бывает друзей, и запретила строго-настрого все финансовые операции, как-то: продажа, аренда, а также кредитные операции, обмен и игры на желания.

Отправлять ли ребёнка в лагерь? Опыт поездки в Анапу

Под девизом «Багаж Алисы не должен превышать веса сытой Алисы» я стала вспоминать, что во времена моего детства у меня было в лагере из вещей, а заодно окунулась в свои детские воспоминания. Классно было! Правда, мои лагеря были в часе езды на электричке.

Ах да, багаж. В итоге решила дать только самое необходимое, однако учитывая, что лагерь в полутора тысячах километров от дома. Во избежание детских недоразумений, скрытыми стежками вышила на вещах инициалы дочки. В итоге с гигиеническо-вещевой точки зрения всё прошло гладко.

Шероховатость возникла откуда не ждали и довольно быстро превратилась в серьезную проблему.

Мне казалось, что я хорошо знаю своего ребёнка. Я жестоко ошиблась, недооценила, переоценила, короче — самостоятельность оказалась иллюзией. Алиса, как оказалось, комфортно и уверенно себя чувствует только с хорошо знакомыми людьми. В детских компаниях на даче, во дворе, с одноклассниками, но не с незнакомыми/малознакомыми/чужими детьми.

У дочки был богатый, но недостаточный опыт пребывания вне дома. Она очень медленно заводила дружбу и оказалась совершенно не в состоянии защитить себя от старших агрессивных детей. В отряде она оказалась почти самой маленькой. Шустрые 12-летние девочки учинили грандиозный произвол, от которого директор лагеря избавила других детей только через неделю. Если бы не подружка, которая защищала Алису, даже не знаю, что бы было. Общаться дочка предпочитала с одноклассницей, новой подружкой-ровесницей и с одной вожатой, которую очень полюбила за доброту и умение плести браслетики.

С вожатой я поддерживала контакт. Она уверяла, что проблем у Алисы нет. Снова наступал вечер, и из телефонной трубки раздавался страдальческий плач.

Лагерь оказался для моего ребёнка стрессом. Дошло до того, что если дочь звонила вечером без слёз, мы уже радовались. Я утешала себя, что дело в адаптации. Нужно подождать, скоро она привыкнет, разживётся друзьями и попросится ещё на одну смену. Но — увы. С одной стороны, она получила урок социализации, с другой, цена такого жизненного опыта оказалась слишком высока.

P.S. Отзыв написан в марте, спустя 9 месяцев после пребывания дочери в лагере. Я постаралась быть максимально объективной. На вопрос «Хотела бы ты поехать в этом году?» ребёнок ответил: «Нет».