Содержание:

Из того, что человек приобретает, нет ничего дороже знаний. Овладение знаниями — нелегкий труд, поскольку он сопряжен с самой тяжелой обязанностью: думать. Отношение человека к окружающему миру определяется силой его внутреннего стремления познавать этот мир. Нередко это простое любопытство, которое, слегка удовлетворившись, быстро гаснет. Более высокий уровень — любознательность, любовь к знаниям, когда учеба становиться естественным и радостным делом. Но наиболее яркий, напряженный огонь жажды знаний — природная пытливость души и ума человека.

Дорога к знаниям начинается с первого шага: вначале я узнаю, т.е. вижу, слышу. Формальная система образования приучает человека к мысли, что, увидев или услышав что-либо, он уже овладел новым настолько, что может свободно применить это на практике. В действительности человек только приблизился к знаниям. Необходим второй шаг — я понимаю, т.е. осознаю то, что вижу или слышу. Если информация попала только в мозг, то это еще не знание, а лишь распространенное школьное запоминание с тем, чтобы ответить на вопрос учителя, а там будь что будет. Вот почему информация, воспринятая нами легко, без умственного усилия и без душевного напряжения, с такой же легкостью и покидает нас, забывается, поскольку не стала понятной. Только то становится знанием, что приобретается путем опыта, переживания, осознания. Кроме ума в работу должна включиться и сила воли. Далее следует обязательная практика.

Практика — единственная жизненная цель получения знаний. Если мы только слышим, то забываем, слышим и видим — понимаем изучаемый предмет, но если еще делаем, то знаем и умеем, т.е. владеем предметом. Отсюда очевидно, что обучение может проходить весь названный путь или решать промежуточную задачу. Таким образом, выделяют две цели обучения. Первая — передать знания о предмете, т.е. приобщить к предмету через повествование о нем в виде теорий, принципов, слов, знаков. В настоящее время преобладает именно такая репродуктивная форма передачи знаний. Единственное, до чего поднимается такой тип обучения — это передать набор символов, а также приложить к ним способ действия, определенный алгоритм, как общаться с ними в заданной системе. И пока обучаемому хватает багажа символов и алгоритмов, он это действие выполняет. Повторительные действия ума при репродуктивной форме передачи знаний в виде символов не развивают способность ума вникать в сущность явлений. Человек не заставляет действовать свой ум так, чтобы улавливать сущностную сторону предмета, но видит только безжизненные символы. Реальность же, стоящая за ними, остается для него скрытой.

Вот почему более высокая цель обучения — научить владеть предметом, т.е. обращаться с ним. А это возможно не через разумное восприятие предмета, а обязательное разумно-чувственное его восприятие, когда информация о предмете становится своей, родной и переходит на подсознание. В первом подходе к обучению работает только ум без включения тех областей, которые отвечают за познавательные способности человека. Но чтобы развить эти способности, надо затрачивать чувства и, наряду с умом, сделать их главными помощниками в познании предмета.

В учебе, как в жизни, все усваивается не в приятно-легком созерцании, а только в переживании. Информация, воспринимаемая бесцельно, — это информационный шум. Опыт, практика — это закрепление того, что проникло в сознание, но еще не нашло окончательного места в соответствующей ячейке, т.е. не запечатлелось в ней. В результате практики информация окончательно переходит в наше подсознание и остается с нами навсегда. Сильнейший катализатор в реакции закрепления знаний — положительные эмоции, переживаемая радость в познании мира, радость творческого труда.

Чтобы вместить в себя новые знания, необходимо трудиться. Здесь, как при подъеме на гору, на одном желании без приложения воли не обойтись. И как только мы почувствуем, что начинаем что-то понимать, процесс освоения нового ускоряется. Интерес к делу возрастает по мере познания его.

Истинные знания приобретаются лишь путем напряжения ума, осознания и опыта. И на этом пути нет предела, как нет предела совершенствованию в любом деянии человека. Но здесь, как и во всем, должно присутствовать чувство меры, которое может определяться необходимостью и достаточностью информации для решения конкретной задачи.

На языке мудрости знать — это значит уметь, а понимать — это значит действовать. Тот, кто говорит, что он знает и понимает, а не умеет действовать в своем трудовом дне, в действительности ничего не знает. Спросите себя честно, все ли из того, что в вашем представлении стало для вас знанием, вы можете свободно передать другим или применить на практике.

Незнание и невежество — сходные понятия, но между ними существует граница. Так, неведение излечимо, т.е. легко может быть обращено в ведение, если имеется хотя бы малая склонность к знаниям. Невежество неисправимо, поскольку невежда всегда самомнителен и напыщен, он нетерпим к чужому мнению. Этими "достоинствами" отличаются много читающие, но ничего не усваивающие. Вообще невежды бывают разные: одни — по безграмотности, другие — по учености. Вторые самые опасные, т.к. не признают возражений. Вот почему часто лучше иметь дело с незнающими, но доброжелательными. Мир уважает и ценит образованных людей. Вместе с тем, чем больше человек знает, тем больше мы ждем от него проявления лучших человеческих качеств.

Полезно знать различие и связь между знанием и мудростью, хотя в обыденной речи они часто являются взаимозаменяемыми понятиями.

Знание может быть определено как совокупность человеческих открытий и опыта, т.е. всего того, что может быть классифицировано и анализировано посредствам человеческого интеллекта. Это то, в чем мы умственно уверены и что мы можем экспериментально проверить. Это свод наук и искусств, изучающих формальную сторону вещей.

Мудрость связана с развитием жизни внутри формы, с расширением осознания. Мудрость имеет дело с сутью вещей, а не с вещами как таковыми. Она есть интуитивное восприятие жизни, которое способно отличать ложь от правды и реальное от нереального. Если знание выделяет, разделяет и само по себе объективно, то мудрость сочетает, объединяет и она субъективна. Естественно, что любые знания имеют ценность только тогда, когда ведут к созиданию. По словам М. Монтеня, сказанным более четырех веков назад, кто не постиг науки добра, тому всякая другая наука принесет лишь вред. А еще намного раньше, в другой части света Конфуций заметил, что учение без размышления вредно, а размышление без учения опасно.

К содержанию

О системном подходе

Организованный по натуре человек не согласится жить и работать в условиях хаоса. Он обязательно попытается создать определенный порядок, т.е. такую систему бытия, в которой жизнь будет более здоровой, а труд — более эффективным. Проследим, насколько системный подход к решению различных задач помогает человеку успешнее учиться и работать.

Развитие личности происходит по спирали: восприятие мира — осознание — принятие решений — действие — анализ результатов — новое восприятие — и т.д.

Человек принимает лишь то, что соответствует его сознанию. Если мы задумаемся о причинах наших неудач — это первый признак роста нашего сознания.

Как хочется видеть причины поражения только на стороне, вне нас. Таковые действительно могут существовать, но главные причины всех потерь — в нас самих. Иногда наше даже малое неэтичное проявление может вызвать сильное внешнее противодействие нашей цели. Не ссылаться на помехи в работе, а искать более эффективные способы ее выполнения. Кто хочет работать — ищет способы, кто не хочет — причины. В любом деле может проявиться элемент случайности, но, как говорится, лучший экспромт, тот, который лучше подготовлен.

Анализ факторов, определяющих результаты нашего труда, — лучший путь к реализации своих способностей. Такой анализ начинается с выбора важнейших факторов. Чем больше будет учтено условий, тем больше результаты труда будут соответствовать нашим потенциальным возможностям. Естественно, здесь, как и во всем, должно присутствовать чувство меры.

Поведение человека в учебе — следствие поведения в жизни. Например, организованность и ответственность в жизни обязательно проявляется и в учебе.

Обучение, которое оканчивалось неудачей, проваливалось лишь потому, что в голове обучаемых оставалось состояние беспорядка. По словам К.Д. Ушинского, голова, наполненная отрывочными, бессвязными знаниями, похожа на кладовую, в которой все в беспорядке и где сам хозяин ничего не отыщет; голова, где только система без знания, похожа на лавку, в которой на всех ящиках есть надписи, а в ящиках пусто. Хаотическое соединение элементов не поддается изучению до тех пор, пока не будет выбран один элемент, один фактор, один предмет в хаосе, который становится стабильным данным для всего остального. Так образуется ясная для восприятия система.

Любая система знаний построена на выборе какого-то одного данного, на которое ориентированы другие элементы. Это означает, что в обучении сначала надо донести один факт и, только усвоив его, надо идти дальше. Каким бы ни было большим число элементов, образующих систему, оно все равно конечно. Значит, последовательно разбирая работу элементов вокруг одного из них, мы будем постепенно двигаться от беспорядка к порядку. Выбор основного, но единичного — лучший способ исключить обрушение на обучающихся лавины бессистемных сведений и избежать многих ошибок на этом трудном, тернистом пути.

Практически ни одна сложная задача не может быть успешно решена без использования системного подхода. Так, архитектор, проектируя для семьи особняк с приусадебным участком, должен учитывать множество факторов, связанных с воплощением его творческого замысла — начиная от ландшафта и кончая выбором подходящих строительных материалов и техническими возможностями строителей. Даже профессия и экономическое положение заказчика — будущего хозяина дома — архитектором должны быть приняты во внимание.

Естественно, что не все условия всегда взаимодополняют друг друга, между ними могут быть и противоречия. В таком случае из пары или тройки выбирается тот фактор, который более весомо действует на желаемый конечный результат.

Люди любят сложность и ищут в ней глубины мудрости. Глядя зачастую на поверхность вещей, а не в суть их, они прибавляют сложность к сложности и называют это "знанием", в то время как знания — это не сложность, а именно ее отсутствие.

Когда-то А.И. Герцен — один из образованнейших людей России — заметил, что трудных предметов нет, но есть бездна вещей, которых мы просто не знаем, и еще больше таких, которые знаем дурно, бессвязно, отрывочно, даже ложно. И эти-то ложные сведения еще больше нас останавливают и сбивают, чем те, которых мы совсем не знаем. Все сказанное относится и к работе с учебной информацией. Знания начинаются с полного и ясного понимания простых определений. Но как простому, так и сложному человека научить вопреки его желанию невозможно. Можно лишь помочь ему научиться, если он захочет этого сам. Естественно, что, кроме желания, нужна еще самодисциплина и организованность.

Невозможно втиснуть информацию о предмете в ум человека без его желания. Можно только пробудить ответную силу, заключенную в уме, и благодаря взаимосвязи воссоздать форму этого предмета. Информация не внушается, а отображаясь умом, принимается или отвергается.

Действующая система образования в школах и вузах развивает стремление к наибольшему познанию числа различных предметов (об этом свидетельствуют перегруженные информацией учебные программы практически по всем дисциплинам, изучаемым в вузах). Предполагается, что чем больше мы узнаем элементов внешнего мира, тем полнее будут наши знания о нем. А истинная цель образования — знать не как можно больше предметов, а как можно лучше каждый открываемый, познаваемый предмет. Еще великий Платон сказал, что круглое невежество — не самое большое зло: накопление плохо усвоенных знаний еще хуже. Попробуем это объяснить.

Например, я узнал лучше или хуже тысячу разнообразных элементов. Если я начну создавать из них какие-либо системы, то они получатся неустойчивыми, ненадежными, нежизненными. Как известно, надежность любой системы определяется надежностью, а скорее ненадежностью самого слабого звена, и таких звеньев в моем багаже окажется немало. Вот одна из основных причин "рыхлых" знаний у многих школьников и студентов.

А, предположим, я узнал только сто элементов, но подобно тому, как каменщик прекрасно знает свойства каждого кирпича, а именно: его размеры, сопротивление при ударе и изгибе, морозостойкость и водопоглощение. В итоге практически все системы, образованные из известных в совершенстве элементов, будут сами приближаться к совершенству, начиная с их главной функции — надежности. Конечно, в этом случае возможное общее количество создаваемых систем будет значительно меньше, чем у "многознайки", зато надежных, устойчивых, истинных систем будет намного больше.

К содержанию

Как лучше работать с учебной информацией

Любой предмет — это в первую очередь словарь новых терминов. Как в лингвистике без знания словаря не научишься новому языку, так при изучении любой дисциплины в вузе или решении задач на производстве все начинается со знания ключевых, базовых понятий и определений.

Разбирая новый учебный материал, не оставлять ни одного неясного слова. Это и трудно, и для многих непривычно. Зато последующие шаги по информационному полю новой дисциплины или проблемы будут более уверенными и легкими, поскольку приращение информации происходит на базе надежных предыдущих знаний. Новая ветка на дереве с более крепким стволом всегда будет устойчива.

Нет лучшего способа закрепления учебного материала, чем объяснение его вслух с моделированием информации на бумаге в виде формул, рисунков и схем. Речь, зрение и слух объединяются в этот момент с одной целью — осознания и запоминания информации. В шутке: "Объяснял, объяснял и сам понял" — только правда.

По словам немецкого философа Г. Лихтенберга, люди запоминают мало из прочитанного потому, что слишком мало думают сами. А для этого лучше всего найти в тексте главный смысл и на него последовательно, как на ствол дерева навесить ветви — отдельные детали. Если перед вами большой материал, предварительно разберите его на локальные информационные блоки, а затем обобщите их в единую логическую структуру. Только так станут понятными и быстрее запомнятся связи второстепенных элементов с главным. Таким образом, активный повтор текста с осмысленными и без спешки записями — самый краткий путь к пониманию и запоминанию. Берясь за работу над новым материалом, не забудьте спросить себя: зачем мне его читать и что я хочу найти в нем?

Что бы ни сделали — проверьте! Люди чаще совершают ошибки не по причине незнания, а из-за невнимательности и несобранности во время работы.

Чем меньше интервал времени между получением задания и началом его выполнения, тем меньше усилий будет затрачено на работу. Срабатывает поразительный эффект свежей памяти.

По возможности никогда не оставляйте начатое на полпути. Брошенная легкая работа превращается в трудную, а трудная — в невыполнимую. Приступая вновь к заданию, кроме преодоления морального фактора, мы будем вынуждены восстанавливать большой объем исходной информации. Не откладывая, начинайте делать работу сейчас и не делайте ее два раза.

Также смотрите:

При обучении по индивидуальной программе вы можете составить свой учебный план и изучать в удобном темпе те дисциплины, которые вам интересны и нужны.

Анатолий Иванович Трушкевич,
кандидат технических наук,
доцент Государственного института
управления и социальных технологий
Белорусского государственного университета.
Статья предоставлена сайтом Элитариум: Центр дистанционного образования