Содержание:

"Не корчи из себя англичанина!" — осекает учитель второклашку, который, вместо того чтобы просто повторить за учительницей "вот из ё нэйм", продемонстрировал безукоризненное произношение. Ребенок недоуменно хлопает глазами — у него и в мыслях не было хвастаться. Просто он только что приехал с родителями с Кипра, где они провели отпуск, и эта фраза, как и многие другие, осела у него в голове в своем естественном звучании.

В этом маленьком фрагменте прячется суть большого, давно назревшего конфликта, именуемого "иностранный язык в школе".

Ни в одном школьном предмете эта проблема не стоит так остро, как в иностранном языке. Разумеется, ив тематике есть дети, опережающие и отстающие, но такого огромного разброса в уровне знаний нет, наверное, нигде. Ведь одни начинают учить язык с трех лет, а другие — с 5-го класса, и иногда те и другие, за неимением альтернативы, попадают в одну группу. Крылатое "Повторенье — мать ученья" — слабое утешение. Вряд ли математик счел бы целесообразным посадить семиклассника, к тому же хорошо успевающего, вместе с первоклашками с целью повторения! Хотя в данном случае речь идет только о разнице в 6 лет внутри одной программы. А в языках мы имеем дело еще и с принципиальным различием программ. Из множества таковых выделим две противоположные:

  • традиционная — преподавание на родном языке по отечественным учебникам, перевод и заучивание слов;
  • аутентичная — преподавание ведется только на английском языке по английским учебникам.

Задумывался ли хоть кто-нибудь из психологов, что происходит в голове ребенка? Как уживаются эти два подхода к изучению языка в его еще не окрепшем мозгу? Школьные и внешкольные учителя скрытую борьбу идей, используя мозг ребенка как поле боя. Одни заставляют делать то, что другие запрещают, т. е. переводить, чеканить слова и.т.д. А ведь ЕГЭ — это аналог Кембриджского экзамена: цель одна — пути разные!

Как победить страх быть "не как все"? Расскажите ребенку о том, что все мы — очень разные. Каждому природа дает что-то свое, индивидуальное. И совсем не обязательно, например, распрямлять утюгом курчавые волосы. Или фальшиво петь, если имеешь хороший слух и красивый голос. С другой стороны, задача родителя — погасить возможное чувство превосходства над одноклассниками. Подобно тому, как занимающийся в музыкальной школе ребенок выступает за честь класса на концертах, аккомпанирует другим, наш "англичанин" вносит свою лепту в жизнь класса. Это могут быть и подвижные игры на переменах, и постановка спектаклей, и разучивание песен, и много-много другого интересного.

Начало конфликта — 90-е годы: падение железного занавеса, изменения в стране, повлекшие за собой новые возможности освоения языка, в том числе с его носителями. Одним из следствий новой эпохи явилось и социальное расслоение общества. Поэтому во фразе учительницы звучит и обида (вполне, кстати, справедливая) за то, что она на Кипре никогда не была. Ей, отработавшей 30 лет, по карману лишь отпуск в деревне. А еще обида на то, что она, посвятив свою жизнь английскому языку, овладела огромным багажом знаний о языке, но так и не смогла овладеть самим языком (мы ни в коем случае не обобщаем, просто говорим о большинстве). Тысячи таких без вины виноватых учителей по всей России продолжают строить нашим детям языковой барьер, который когда-то строили им самим.

К содержанию

Мед и пед

Педагогика всегда была сродни медицине. Базовый принцип — "Не навреди!" И там, и там с перестройкой появились платные альтернативы. Но у медиков платная и бесплатная медицина нашли способ сосуществования, потому, наверное, что вторая из них не является обязательной. Представьте себе, что пациент, купивший антибиотик нового поколения, получает дополнительно инъекцию бесплатного пенициллина только за то, что он занимает бесплатное койко-место. В случае же со школой разница лишь в том, что инъекция эта не внутривенная или внутримышечная, а... внутри мозговая. И никто не думает о "совместимости" этих препаратов в мозгу ребенка. Кто виноват, допустим, понятно. Но что же делать?

К содержанию

Настройтесь на позитив

Прежде всего, нужно подойти к проблеме с позиции здравого смысла. Разумеется, нас волнует здоровье ребенка, и делать его мишенью никто не хочет. В конце концов, оно того не стоит. Лучше уж потихоньку, как говорил Райкин, в середочке, в серединочке учить со всеми слова и правила, получать свои пятерки... Ну, а язык? В конце концов, это не панацея и даже не профессия, а всего лишь аксессуар к ней.

Ну а если все-таки в ваши планы входит, чтобы ребенок языком владел, попробуйте решить эту проблему мирным путем. Сначала убедите себя в своей правоте. Если вы сами поймете несовместимость двух "препаратов" (по аналогии с медициной), то ваша уверенность передастся учителю. Попробуйте, изменив традиции, послать в школу папу, который так не любит касаться школьных проблем. Вам нужно не требовать что-то и даже не просить, а просто объяснить ситуацию, посоветоваться, прийти к обоюдному согласию. Настройте себя очень позитивно, ни в коем случае не говорите о том, что могло бы обидеть учителя, тем более что он действительно не виноват. Помните: хороших, чутких людей гораздо больше, чем мы себе представляем. И еще: вы должны абсолютно четко осознавать, что закон на вашей стороне! Оказывается, проблемы "опережающих детей", индивидуальный ученику — все это предусмотрено Законом "Об образовании", который нужно только внимательно прочитать и правильно толковать. Мы стучимся в открытую дверь, уверяют нас в Минобре. Если вам таки удалось договориться с учителем и перевести ребенка на индивидуальную программу обучения (скорее всего, ребенок будет на уроке аудировать, те тихонько сидеть на последней парте с плеером), то давайте попробуем заранее предвидеть и другие проблемы психологического плана.

Итак, попробуйте! И знайте, что такие прецеденты уже есть. И те дети, которым удалось избежать мешанины двух методик, достигли несравнимо больших результатов с гораздо меньшими затратами времени и сил. Читая неадаптированную литературу уже с 4-го класса, сдавая Кембриджские экзамены с огромным опережением по возрасту, эти дети тратят времени на язык намного меньше, чем сверстники. Они учатся в математических школах, в музыкальных, спортивных и художественных, и при этом находят время дышать свежим воздухом.

Ольга Соболева