Содержание:

Пока ребенок находится рядом с любящей мамой, он может быть на сто процентов уверен: она обязательно догадается о том, что ему нужно. Но чем дальше, тем чаще ему придется доносить свои мысли и желания до посторонних людей. А если не получается? Об одном из методов, которыми современная медицина решает проблему задержки речи, нам рассказали специалисты Института мозга человека РАН (Санкт-Петербург).

Что сказать, если ... еще не умеешь говорить? Что делать малышу, если даже родная бабушка его не понимает, хотя он так старательно объясняет ей, что "тютяка" - это любимый игрушечный паровоз! Маленькому становиться еще сложнее, когда он попадает в детский сад. Непонимание начинает существенно портить жизнь: окружающим нужно объяснить, чего именно хочется - попить, поиграть, одеться или сходить в туалет...

К содержанию

Стартовый возраст

Итак, малышу уже больше трех, а он еще не говорит. То есть не произносит ничего, кроме "мама", "баба" и еще десятка таких же простых слов. Время бежит, а словарный запас пополняется в час по чайной ложке. Невропатолог говорит, что ребенок здоров, а занятия с логопедом идут трудно: малыш не хочет работать, убегает. Если же его удается усадить за стол, он не может свернуть язык трубочкой, вытянуть губки дудочкой, да и другие логопедические приемы отнюдь не кажутся ему игрой. А время идет...

Вот у кого-то из маленьких молчунов наконец-то происходит "прорыв", и родители, с облегчением вздохнув (чадо заговорило, "как все"!), довольно скоро начинают мечтать о том, чтобы фонтан бесконечных "почему" и "зачем" хотя бы изредка регулировался невидимым краном. А кому-то везет меньше, и воз молчания остается на прежнем месте. "Ну и что? Насколько это серьезно?" - спросите вы. Дело в том, что три года - возраст непростой, по научному его называют "сензитивным периодом": мозг ребенка уже готов к речи и очень чувствителен ко всему, что связано с ее развитием. Этот возраст проходит, как поезд, и потом догнать его можно, но под силу это только тем, кто будет усиленно набирать обороты. Как раз для того, чтобы помочь малышам "ускориться", в лаборатории Института мозга человека РАН (Санкт-Петербург) применяют метод транскраниальных микрополяризаций, сокращенно ТКМП. Звучит сложно, но на самом деле это всего лишь одна из вариации на тему физиотерапии (детские неврологи часто рекомендуют близкий метод "электрофорез"), а физиотерапия - вещь известная, опробованная и безопасная.

К содержанию

Законы ускорения

Чем же отличается ТКМП от обычного электрофореза? Во-первых, эта процедура не требует никаких лекарств, во-вторых, ее делают не каждый день, а раз в неделю или даже реже. В-третьих, электроды, то есть два "пятачка", которые кладут на мягкую фланелевую подкладочку, а потом прикладывают к коже головы, берут поменьше. В-четвертых, ток используют в 3-5 раз слабее, чем во время других процедур. Один сеанс ТКМП длится 20 минут и никаких неприятных ощущений (вроде покалывания или жжения) не вызывает. Особо впечатлительные юные пациенты на первом сеансе могут оставаться в безопасном месте - у мамы на коленях. Позднее большинство малышей устраиваются на стуле самостоятельно. Благодаря этому ТКМП удается совмещать с занятиями психолога-дефектолога; они нужны для того, чтобы врач знал, куда отправился "поезд перемен".

Курс лечения состоит из 3-6 процедур, то есть за 1-2 месяца в сумме получается всего 1-2 часа воздействия. Чего можно добиться за это время? Если ребенок пришел с диагнозом "задержка речевого развития", у него есть реальный шанс уже в ближайшем будущем покинуть ряды отстающих. Если отклонение сочетается с задержкой психического развития (увы, подобные нарушения часто складываются в "несладкие парочки" и прочно держатся друг за друга), процесс "ускорения" займет больше времени. Наконец, если в карте малыша стоит слово "аутизм", дела пойдут намного медленнее (но все же пойдут!), чем всем бы того хотелось.

Какие обстоятельства могут особо усложнить лечение? Во время обследования, которое проводят перед курсом ТКМП, у ребенка может быть обнаружен низкий уровень активности мозга, замедление ритмов ее развития, плохой кровоток. Другая причина - сложная психологическая ситуация в семье: допустим, родители развелись, малыш живет у бабушки, плачет по ночам, боится оставаться один даже у себя и комнате, - к сожалению, подобные обстоятельства негативно сказываются на скорости развития способностей ребенка. В особых случаях. кроме ТКМП, врачи Института мозга человека используют еще два метода - акустико- и песочную терапию. Но это уже отдельная история.

К содержанию

Как это делается

Чтобы было понятнее, как работает метод ТКМП, приведем пример. Пятилетний Саша пришел в Институт из специализированного детского сада для детей с задержкой психического развития (ЗПР). В садик он начал ходить с двух лет и все это время отличался стойкостью оловянного солдатика: несмотря на усилия родителей и специалистов, каждый новый учебный год после каникул начинал практически с нуля, будто забыв все то, чего прежде достиг. Вот несколько нелестных отзывов, которые получил Саша от специалистов сада: "стойкое нежелание заниматься, крайняя истощаемость умственной деятельности (3-5 минут - и то под песни и танцы психолога), плохая память".

Как шло лечение? После первого сеанса мама заметила, что сыну "как будто прибавили энергии": малыш стал эмоциональнее, чаще смеялся, задавал вопросы, высказывал свои желания и комментировал происходящее. После третьего сеанса, зайдя в кабинет психолога и увидев на столе машинки и цветные картинки для работы, выбрал картинки вместо машинок. Вскоре у Саши появились и собственные шутки, что очень порадовало врачей, поскольку юмор - одни из признаков интеллекта. Через 12 месяцев (после одного курса ТКМП, состоявшего из пяти сеансов), мама рассказала, что Саше разрешили провести в саду лишний год, чтобы потом он смог попробовать пойти на учебу в обычную школу.

Сашин случай - далеко не самый сложный в практике Института мозга человека. Его Специалисты настаивают: даже с серьезными отставаниями в психическом развитии можно успешно работать. Медицинская помощь возможна, главное - с ней не опоздать.

Надежда Кожушко
кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института мозга человека РАН
Статья из майского номера журнала
Счастливые родители