Женя с Пашей были нашими соседями по университетскому общежитию. Мы только-только поступили на филфак, а они уже были корифеями-пятикурсниками, смотрели на нас снисходительно, но не без интереса. Женя с Пашей учились на юридическом, традиционно мужском факультете, выпускники которого также традиционно женятся на филологинях. Причина этой традиции проста: два наших факультета находятся в одном корпусе, который расположен в двух трамвайных остановках от основного. В общежитии филологов и юристов тоже селят рядом. Вот и получается, что волей-неволей мы все время вместе.

Первый курс событиями богат не был. Сначала мы привыкали к новой жизни и каждую неделю мотались домой, потом у пятикурсников началась преддипломная практика, потом дипломы, выпуск. Словом, как ни хотелось нам начать бурную студенческую жизнь сразу, как только мы вырвались от родителей, не получалось ничего. Как бы то ни было, Женя и Паша быстро стали своими людьми в нашей комнате. Они оказывались просто незаменимыми, когда надо было что-то перенести, прибить, передвинуть. Вместе мы пили чай, и даже пару раз сходили всей компанией в театр. Но дальше дело не шло. Мы с Ольгой были совершенно убеждены, что Женя с Пашей - закоренелые холостяки. Посудите сами, как можно: престарелые типы 25 лет (нам было по 17) - и вдруг не женаты!

После выпуска наши друзья разъехались по домам, и года три мы о них ничего не слышали. Как вдруг однажды весенним вечером в гости зашел Женя. Он был в Самаре по делам и решил зайти в общежитие, поискать старых знакомых. Разговор зашел о Паше, и неожиданно Женя сказал:

- Да, он все-таки встретился с Ленкой.
- С какой Ленкой? - при нас ни Паша, ни Женя никогда не говорили о женщинах.
- Да со своей роковой любовью.
- ?!!
- Ну, вы же ее знаете, она на немецком филфаке училась. Закончила в том же году, что и мы.
- Нет, мы ее не знаем, - с какой стати мне знать девушек с немецкого филфака, к тому же на пять лет старше меня? Я гораздо больше интересовалась парнями, а их на немецком филфаке не было.
- Оль, а ты? - Женя, кажется, удивился.
- Нет, и я не знаю, - Ольга тоже отдавала предпочтение противоположному полу.
- Ну, Лена, высокая блондинка, подруга Аньки Калининой.

Ни о какой Аньке Калининой мы тоже не слышали.
- Подруга Гули, моей бывшей жены.
- Женя, а ты разве был женат? - воистину, нам предстоял вечер открытий.
- Был, конечно, - слегка недоуменно ответил Женя.
- Фиктивно? - предположила Оля.
- Почему фиктивно? По-настоящему. Даже свадьба была в "теремке", - теремком в Самаре называют дворец бракосочетаний. - С кольцами, с фатой, платьем. Правда, у меня костюма подходящего не было. Гулька так и не простила мне этого. Так вот, Гуля дружила с Анькой Калининой...
- Нет, подожди! - прервала его я. - А куда делась твоя жена?
- Никуда не делась, - в Женином голосе снова послышались нотки недоумения. - Живет и здравствует. Кажется, даже осталась в Самаре.
- А почему мы никогда о ней не слышали?
- Потому что к тому времени, как вы в универ поступили, мы уже развелись!
- А почему? - протянула Ольга. Она как раз собиралась замуж, и сообщения о чьих-либо разводах очень огорчали ее.
- Мы оказались разными людьми, - Женя пожал плечами. - Так вот, об Аньке Калининой.
- Все равно мы ее не знаем, - взмолилась я. - Давай лучше про Пашину большую любовь.
- Успеем. Лучше про Аньку, - решительно отозвался Женя. - Так вот, Анька была женой Вовки Земскова из 812-ой, его-то вы помните?

Ну конечно, мы помнили Вовку Земскова! Была у него мерзкая привычка по воскресеньям вставать с утра пораньше и в коридоре в горн трубить! Побудку пионерскую устраивать! И не лень ведь самому было в шесть утра подниматься! Удивительно, как ему ни разу морду не набили... Но Вовка не был женат!
- Он не был женат, когда вы познакомились. Но вообще, на третьем курсе он женился на Аньке Калининой, потому что у нее были длинные ноги, высокий бюст и круглая попа!
- А потом все это исчезло? - недоуменно спросила я.
- Почему исчезло? - удивился в свою очередь Жена.
- Ну, когда Вовка учился на пятом курсе, он уже женат не был. А на третьем - был, значит, он развелся.
- Ну да, развелся!
- А почему?
- Не знаю, как-то не думал об этом, - вопрос явно поставил Женю в тупик. - Наверное, они оказались разными людьми, - немного подумав, предположил он.
- Чудесно! Но при чем здесь они все?! - неожиданно возопила Ольга. - Кой черт нам надо знать про эту Аньку Калинину, которую мы никогда в жизни не видели и, скорее всего, не увидим?!!

Женя задумался.
- Так вы же меня сами стали спрашивать, кто такая Анька Калинина, - вспомнил он.
- Да, мы спросили, потому что ты сказал, что она - подруга какой-то Ленки, с которой Паша все-таки встретился, - разрулила ситуацию я.
- А-а-а, - протянул Женя. - Конечно, он встретился с Ленкой! Через три года!
- Через три года после чего?
- После выпуска.
- Но кто такая Ленка? И почему ты сказал, будто она - Пашина роковая любовь?!! - с этими мужиками надо железное терпение иметь.
- Я сказал, потому что она действительно Пашина роковая любовь, - спокойно ответил Женя.
- А у Паши была роковая любовь?- поинтересовалась я.
- Была. С первого курса. Вы разве не знали? По-моему, об этом весь универ знал.
- Мы не учились с вами на первом курсе.
- Ах, да. Ну, тогда вам неинтересно, - заключил Женя.
- Ну, уж нет! - воспротивились мы. - Очень интересно! После того, как ты тут нам полчаса про всех знакомых рассказываешь, мы очень даже хотим знать, кто такая эта Ленка, с которой все началось.
- Что началось? - искренне удивился Женя.
- Я больше не могу! - простонала я. - Ты нам сказал, что Паша наконец-то встретился с Ленкой.
- Конечно, встретился! Я им помог! Без меня фиг бы они встретились!
- Когда: на первом курсе или сейчас?
- Что - на первом курсе или сейчас? - Женя смотрел на меня как-то странно.
- Ну, без тебя они бы не встретились на первом курсе или сейчас?
- И сейчас, и на первом курсе тоже.
- Ну и расскажи! - потребовала Ольга.
- Что расскажи? - у нас и раньше бывало ощущение, будто мы с Женей разговариваем на разных языках.
- Расскажи, как они встретились, почему она - его роковая любовь, и при чем здесь ты?
- Неужели интересно? - совершенно искренне удивился Женя. - Лучше я вам про себя что-нибудь расскажу.
- О, Господи! Да конечно интересно! - решительно заявила я. - Рассказывай.
- Про себя? С удовольствием! - Женя положил руку на спинку моего стула. Ужасно неудобно, по-моему. Стул деревянный, рука быстро устала бы.
- Женя, ты невыносим! - завыла я. - Рассказывай про Пашу!!!
- Да, колись, - поддержала меня подруга.
- Ладно, - Женя пожал плечами и убрал руку с моего стула. - Дело было так. У меня близорукость - минус пять. А у Паши - сколиоз. Вот такая штука, - наш рассказчик задумался.
- При чем тут твой сколиоз и Пашина близорукость? - поинтересовалась я.
- Наоборот: моя близорукость и Пашин сколиоз, - поправил Женя.
- Ладно, пусть наоборот, все равно: при чем здесь это?
- Не перебивай, тогда узнаешь, при чем, - назидательно сказал Женя. - Так вот, у меня - близорукость - минус пять, а у Паши - сколиоз. Поэтому мы оба на физкультуре ходили не в основную, а в спецгруппу. На первом же занятии нас отправили в лесопосадку на пробежку. Ну, мы, естественно, идем нога за ногу. Видим - красавица-блондинка с большим бюстом и круглой попой.
- Они что: все с большим бюстом и круглой попой? - теперь была очередь Оли прервать нашего акына.
- Почему все? Только Анька Калинина!
- Хватит! - не выдержала я. - Хватит уже про Аньку Калинину! Лучше про эту вашу Ленку рассказывай!
- Я и рассказываю, - обиделся Женя. - Короче, видим - блондинка с большим бюстом и круглой попой. Говорю: "Паш, смотри какая ягодка!". Пашка посмотрел и говорит: "Я ее знаю, это Анька Калинина, мы вместе на подготовительные курсы ходили. Она с немецкого филфака".
- Опять - Анька Калинина?! И потом, как они могли вместе на подготовительные курсы ходить? Или Паша сначала на филфак хотел поступать? - я почувствовала, что мозги у меня начинают потихоньку плавиться от Жениной манеры рассказывать.
- Я же сказал: не перебивай! - видимо, у Жени мозги начали плавиться от нашей манеры слушать. - На курсы они вместе ходили, потому что, да будет тебе известно, на филфак и на юрфак сдают одни и те же предметы. А Анька Калинина здесь очень даже при чем. Вместе с Анькой бежала такая невзрачная худышка в очках и с хвостиком.
- С каким хвостиком? - не поняла Ольга.
- С обыкновенным - на голове, - объяснил Женя. - Так вот, Паша показывает на эту худышку и говорит: "Лучше на эту посмотри! Вот это женщина!". Что он в ней нашел - не знаю. Говорит: "Вот бы познакомиться!". Я ему: "Что проще? Ты же знаешь ее подружку, подойди да попроси познакомить". А Пашка, олух, говорит: "Как я подойду? Я просто знаю, что это - Анька Калинина, а так мы с ней ни разу не разговаривали даже". Ну тут я взял инициативу в свои руки. Подошел к девчонкам и говорю: "Леди, позвольте вам представить меня и моего друга". Девочки засмеялись и говорят: "Представляй!" - "Я - Евгений Орлов, а это мой друг Павел Огнев. А вы кто? Извините за необузданное любопытство?".
- Что, так и спросил? - не поверила Ольга. - А не боялся, что они тебя за дурака примут?
- Почему за дурака? - обиделся Женя.
- Ну, можно было просто подойти и познакомиться, - объяснила Ольга.
- А я что - сложно подошел? Я и подошел просто. Ногами.
- Хочешь сказать, что мог бы и руками подойти, - мне вдруг стало смешно, я представила себе, как неуклюжий долговязый Женя становится на руки и подходит так к девушкам, при этом с него падают очки, а из карманов вываливаются многочисленные ручки, которые он с собой почему-то всегда носил, и мелочь.
- Зачем на руках? - не понял Женя. - Вы чего меня путаете? Вам интересно или нет?
- Ну конечно интересно, - постаралась заверить его Ольга.
- А раз интересно, то слушайте. Так мы и познакомились. Ту, что понравилась Пашке, звали Лена. Я заметил у нее на пальце обручальное кольцо. "Ты когда замуж успела выйти", - спрашиваю. Она говорит: "Еще в педучилище. Мы проводили вечера вместе с курсантами. У нас многие за военных повыходили". Смотрю, у Пашки в глазах отчаянье: "А ты в общежитии живешь?" - спрашивает, грустно так. Она смеется: "В общежитии. Для семей военнослужащих". Короче, Паша в нее влюбился по уши. Но - без толку. Она оказалась верной женой, что случается крайне редко. Мужьям не изменяла.
- А сколько у нее их было? - удивилась я.
- Не считал, - честно ответил Женя. - Ну да ладно, дело не в этом. Тот летчик был первым. А Пашка...
- А Пашка - последним? - с надеждой в голосе поинтересовалась Ольга.
- Последний перед смертью будет! Пойду-ка я покурю, потом доскажу.

И Женя вышел на лестницу.
- Что же ты его не задержала?! - возмутилась Ольга. - А вдруг убежит, и мы так и не узнаем, что дальше было?!
- Как я его задержать должна была? За штаны ухватиться? - огрызнулась я.
- Да хоть и за штаны! Ты ему нравишься, он тебе все простит!
- С чего ты взяла, будто я ему нравлюсь?
- Да про это вся общага говорила еще три года назад! Только такая зубрила, как ты, могла не заметить! - возмутилась Оля.
- Ладно, проехали. Лучше представь себе картинку: я держу Женьку за штаны, а он вырывается. Или нет, лучше мы обе держим его за штаны, он вырывается, а тут входит Дима? - Дима был Олиным женихом.

В этот момент дверь открылась, и вошел Дима.
- А-а-а, это ты, - разочарованно протянула Ольга.
- Ты ждешь еще кого-то? - в Димином голосе послышались ревнивые нотки.
- Нет, просто, понимаешь, Димыч, к нам тут старый знакомый зашел.
- Та-а-а-ак, - в воздухе запахло скандалом. - Знакомый, значит. И что, зашел и вышел?
- Ну да, вышел покурить, - начала объяснять Ольга.
- А тут пришел я и помешал?! Прекрасно, сейчас уйду! - он действительно собрался уйти.
- Да нет, ты не понял, - вступила в разговор я. - Он просто начал нам тут такое рассказывать и вышел покурить, а мы ждем продолжения!
- Знаю я ваши продолжения! - негодовал Дима. - Все, хватит, я поехал домой! Думал, ты мне рада будешь, а раз мешаю - пожалуйста! - он развернулся и хлопнул дверью.

Ольга метнулась бежать за ним, но притормозила и умоляюще посмотрела на меня:
- Пожалуйста, заставь Женьку рассказать до конца! И запомни все! Ничего не перепутай! - с этими словами она выбежала из комнаты.

Тут вернулся Женя.
- Там что, пожар? - поинтересовался он.
- Да нет, просто к Ольге зашел жених, узнал, что ты здесь и приревновал, - начала объяснять я.
- Да он же меня не видел! - удивился Женя.
- Правильно, не видел, но Ольга ждала тебя, а зашел Дима, ее жених, он увидел, что она разочарована, и приревновал.
- А ему не пришло в голову, что я к тебе пришел, а не к ней?
- Не знаю, просто я ничего не сказала, когда он вошел...
- Как, даже не поздоровалась?!
- Не успела. В другой раз поздороваюсь. Ну вот, когда он вошел...
- А если не будет другого раза? - казалось, Женя был искренно возмущен моим поведением.
- Ну, не будет, значит он будет всю оставшуюся жизнь считать меня невежливой. Вот и все. Ничего страшного.
- Ты уверена?
- Абсолютно. И вообще: хватит про Диму! Лучше давай дальше про Пашу, - потребовала я.
- Как это хватит? Они что, поссорились?
- Да. Они поссорились. Не знаю, надолго ли, но поссорились. Расскажи про Пашу.
- Хм-м-м, - протянул Женя. - Может быть, благодаря мне они поймут, что оказались разными людьми. Надо еще покурить.
- Ну уж нет! Ты уже курил! Рассказывай, что дальше было! - я побоялась, что если он выйдет на лестницу, здесь произойдет еще что-нибудь.
- Нет, погоди. Так мы, получается, вдвоем остались?
- Да, вдвоем. И что? Рассказывай!
- Зачем? Мы вдвоем, а я должен про Пашку рассказывать.
- Жень, ну расскажи. Мы еще долго вдвоем будем. Расскажи, - попросила я.
- Ладно, если ты настаиваешь, - согласился Женя. - Тебе я отказать не могу. Только знать бы точно, что надолго я с тобой тут вдвоем оказался.
- Надолго, надолго, рассказывай.
- Так вот, Пашка вздыхал по ней, вздыхал, а тут Вовка собрался жениться на Аньке Калининой.
- И что, Пашка понял, что его мечта - Анька Калинина?
- Да нет, просто я собрался жениться на Гуле.
- И что? Не вижу связи, - опять встряла я.
- Не будешь перебивать - увидишь, - Женя вздохнул. - Ну и публика у меня! Абсолютно недисциплинированная! Так вот, мы все собрались жениться, и Пашка решил не отставать от товарищей . Мы думали, он тоже найдет себе девочку с филфака. Ну, такую...
- С большим бюстом и круглой попой? - съехидничала я.
- Почему бы и нет? - философски сказал Женя. - Большой бюст и круглая попа для женщины - большие достоинства.
- А для мужчины?
- Почему ты об этом спрашиваешь?
- Ну, ты же сказал: большие достоинства для женщины. Вот я и спрашиваю: а для мужчины?
- Не морочь мне голову, - отмахнулся Женя. - Пашке все равно такие не нравятся. Он нашел себе замухрышку очкастую, вроде Ленки. Только с тремя детьми. Хотел даже на заочку перевестись, чтобы их всех кормить, но, к счастью, передумал. Они быстро поняли, что оказались разными людьми и разошлись.
- Кто?
- Что - кто?
- Кто с кем разошелся: Пашка с замухрышкой или замухрышка с детьми? - у меня в глазах уже начинало двоиться и троиться от матримониальной активности моих приятелей.
- Разве с детьми расходятся? - совершенно справедливо удивился Женя. - С детьми можно разойтись разве что во взглядах. А замухрышка разошлась с Пашей. Но когда Паша был на ней женат, Ленка развелась с летчиком. И стала интересоваться Пашей. Но ей сказали: мол, так и так, облом. Уже занят. Она махнула на него рукой. А тут и Паша разводится и начинает интересоваться Ленкой.
- И тут они поженились? - наивно спросила я.
- Почему? - в очередной раз удивился Женя.
- Раз оба разошлись, значит, могли пожениться!
- Это Паша разошелся!
- Но ты же сказал, что и Ленка разошлась!
- Ну да, разошлась! А потом опять сошлась.
- С летчиком?
- Да, с летчиком. Но с другим. С героем Афганистана.
- С арабом? - не поняла я.
- Почему с арабом? С нашим воином-интернационалистом. Они квартиру получили на Ново-Садовой.
- Не хило, - заметила я. - В центре города!
- Да, в то время герои еще успевали что-то получить, - согласился Женя. - А потом она с ним развелась, а квартиру поделили.
- И тут они поженились с Пашей?
- Чего ради?
- Ради любви, наверное, я не знаю, ради чего вообще люди женятся?
- Нет, я хотел сказать, с чего ты так решила? - спросил Женя.
- Я так решила, потому что Лена развелась с героем Афганистана, а Паша с замухрышкой, и они смогли пожениться.
- Паша к тому времени закончил универ и женился на другой замухрышке.
- С тремя детьми? - поинтересовалась я.
- Нет, на беременной, - уточнил Женя.
- В смысле, они подзалетели? - спросила я.
- Нет, подзалетели не они, а она. Но Паша узнал об этом уже после свадьбы. Они поженились через полтора месяца после знакомства, и тут выяснилось, что она на пятом месяце. Сколько-то еще они пожили, оказались разными людьми и разошлись.
- И тут Пашка встретился с Ленкой благодаря тебе, и они поженились? - я наивно думала, что дождалась хэппи-энда.
- Нет. Ленка к тому времени вышла замуж и уехала в Москву. Но в этом году развелась и приехала в гости к родственникам, к нам, в Тольятти. И тут я ее встречаю на улице. Разговорились. Спрашиваю: "Помнишь Пашку?" - "А как же! У него кто - сын, дочь?". Я говорю: "Ленка! Да он свободен! Разведен, понимаешь! И ты тоже!". Ленка сначала не поняла, к чему я клоню, потом обрадовалась, говорит: "Ой, как хорошо! Встретиться бы!". Я говорю: "Все устрою! Будет вам встреча в лучшем виде". Короче, организовал я им поездку в лес, на шашлыки. Потом они уже сами начали встречаться, без моей помощи. Рестораны, театр, цветы, шампанское рекой... - Женя мечтательно прикрыл глаза.
- Ну, и когда же у них свадьба? - полушепотом спросила я.
- А никогда, - отрезал Женя.
- Почему?!!
- Понимаешь, солнце мое, они оказались разными людьми, - сказал Женя, будто поставил жирную точку.

За окном стемнело. Мы сидели вдвоем, чай давно остыл, Ольга все не возвращалась.
- Да, кстати, где твоя подружка? - вдруг вспомнил Женя.
- Не знаю, наверное, помирилась с женихом, и они пошли гулять, - предположила я. - Вряд ли она носится за ним по городу, вымаливая прощение.
- Ну да, он, наверное, не дурак. Понимает, что не только к ней мужики могут ходить, но и к тебе. Ведь я, по сути, к тебе пришел. Зачем мне чужая невеста?

Мне показалось, он на что-то намекает. Не могу сказать, что этот намек мне не понравился, но почему-то вдруг вспомнились огромные карие глаза Кости с биофака, который жил на два этажа ниже. Как бы мне хотелось, чтобы на месте Жени сейчас был он!
- Да ты не слушаешь меня, солнышко! - Женя вздохнул, я и не заметила, что он что-то говорил, пока я думала про Костю. - Ладно, раз не хочешь шампанского, пойду на автовокзал, а то последний автобус на Тольятти пропущу. Хорошо еще, идти не далеко.
И он ушел. Ольга вернулась к одиннадцати, веселая, довольная.
- Ну как прошел вечер? - спросила она меня. - Вы целовались?! - Пашина история ее, видимо, больше не волновала.
- Нет, он сказал, что ему пора домой.
- Во, козел! - возмутилась Ольга.
- Да почему? Лучше скажи: вы помирились?
- Да, через пять минут, буквально, - Ольга словно отмахнулась от меня. - Мы специально подольше гуляли, чтобы вам возможность дать, а он...
- Ладно, ты все сама выдумала, - мне было так смешно слушать ее.
- Нет, ну почему? Он же всегда к тебе неровно дышал? Почему вы не воспользовались моментом? - Ольга настоятельно требовала ответа. Я подумала, Ольгины слова были для меня откровением. До сегодняшнего вечера я как-то и не предполагала, что Женя может ко мне неровно дышать. Впрочем, говорил же он что-то о шампанском? Хотя, скорее всего, просто хотел воспользоваться предоставленным Ольгой шансом. Вот если бы им попытался воспользоваться Костя с биофака... В конце концов, Ольге я сказала:
- Наверное, мы оказались разными людьми.

Варвара Галицкая, varvara@dtc.syzran.ru.