Они познакомились в Интернете. Он привлёк её внимание фоткой своего внедорожника, которую прислал вместе с приглашением поехать в горы. Она уже давно мечтала о зимнем отдыхе, однако с некоторой осторожностью отнеслась к этому предложению: ехать с незнакомым человеком было не в её правилах. И всё же на следующий день они договорились встретиться.

Конец февраля выдался необычно морозным и снежным для юга, но зима уже понемногу медленно сдавала свои права, отстаивая свою власть только по ночам, а днём отступая под теплыми лучами весеннего ласкового солнышка. На улице стемнело, дул порывистый холодный ветер, на земле ещё лежал мокрый снег, шумно чавкая под ногами. Он подъехал и остановился недалеко от её дома, там, где она обычно назначала встречи — вне поля зрения соседей и с тем расчётом, чтобы новому знакомому нельзя было догадаться, где она живёт. Худенькая, уверенная в себе, симпатичная, с большими карими глазами, она с некоторой опаской подошла к дверке внедорожника. Он быстро вышел навстречу, поздоровался, поёжился, как-то сжав плечи, и пригласил поговорить в машине. Она приветливо улыбнулась, согласилась и, похоже, сразу ему понравилась: белая куртка, белые сапожки на шпильках, короткая чёрная облегающая юбка, прямые длинные модно подстриженные волосы, ямочки на щеках, лёгкий аромат дорогих духов — это было в его вкусе.

Он перешёл сразу к делу: разложив карту на руле, стал в подробностях рассказывать об особенностях дороги в горы. Худощавый, по-мальчишески угловатый, слегка сутулящийся, он старался не смотреть на неё своими светлыми, круглыми глазами оливкового цвета. Прямые короткие тёмно-русые волосы сходились на лбу прореженной треугольной чёлкой. Слегка сросшиеся брови придавали взгляду выразительность и сосредоточенность. С первых минут разговора он показался ей скрытным, хотя внешне привлекательным, был одет в кожаный чёрный плащ, чёрную с рисунком майку, синие джинсы, приличные туфли, выглядел аккуратно. Бледное лицо было чисто выбрито, но запаха парфюма не ощущалось.

Они разговорились. Его взгляды на жизнь, на отношения были немного странными. Будто это был не молодой мужчина, а убелённый сединами старик, повидавший женщин, умудрённый опытом, переживший душевную травму, связанную с изменой, разлукой и муками любви. Как-то не вязались немного детские мальчишеские замашки с серьёзностью старика, но эта двойственность крепко сидела в нём, привлекая и отталкивая одновременно.

Она же не доверяла мужчинам, замечая все детали, анализируя поступки и складывая о них своё независимое и часто негативное мнение. Но сейчас это мнение удивительным образом менялось каждую минуту, путая мысли и никак не складываясь в единую картину.

Он закурил. Вдруг после небольшой паузы неуверенно и глядя куда-то в окно, спросил: "А ты не против, если с нами поедут ещё две девушки?" Она не растерялась. Конечно же, она была "против". К общению с мужчинами ей было не привыкать, но она не переставала удивляться их умению неожиданно шокировать одной фразой, ввести, так сказать, "в ступор", из которого нужно было уметь выйти так же быстро, не моргнув глазом. Предложение было отметено напрочь, взгляд подтвердил категоричность отказа, выказал её настороженность и нежелание продолжать беседу в подобном ключе. Больше к этому разговору они не возвращались. Обсудив ещё немного планы на предстоящие праздничные выходные, они попрощались, договорившись ещё созвониться.

Её мучили сомнения. С одной стороны, молодой человек был холост, не имел за плечами опыта семейной жизни, детей, ему нравилось путешествовать, он казался интересным собеседником.

С другой стороны, её настораживало его неожиданное предложение. В этот вечер ей почти ничего не удалось о нём узнать. На все вопросы о работе, личной жизни он отвечал очень скользко, как бы боялся вторжения в свой внутренний мир, он совершенно не желал открывать его незнакомке. Он ни разу не улыбнулся... Её любопытство гасилось его уклончивыми ответами и неопределёнными фразами. Глаза его наполнялись искорками при упоминании о горах и резко потухали при переходе на личные темы.

Она решила не думать о нём. Впереди было чуть больше недели до предстоящей поездки... За эту неделю он ни разу не позвонил, в Интернете появлялся регулярно, был частым гостем социальных сетей, водительского форума и чатов. Он не обращал никакого внимания на её заходы на сайт. Ей казалось, что он о ней просто забыл, но сама она не звонила, занималась делами, продолжала общаться с другими мужчинами и терялась в догадках о планах на праздники. Звонок раздался поздно вечером непосредственно перед выходными. Как ни в чём не бывало, он деловито распорядился насчёт подготовки, подтвердив намерение ехать. И получил её окончательное согласие. Это согласие далось ей нелегко — опасения оставались. И только его шуточная реплика, что он боится её не меньше, чем она его, придал немного спокойствия. Она начинала приятные сборы и больше не хотела думать ни о чём плохом. Всё ведь только начиналось...

Продолжение следует...