Содержание:

Начало

К содержанию

Дорога в горы

Прогноз обещал снег, и это не могло не радовать. Ранней весной в горах хочется покататься на лыжах, санках, зарядиться морозным воздухом, растягивая зимние удовольствия.

Он и она, или Большое путешествие на двоих. Часть 2Они выехали поздно вечером, по пути заглянув в супермаркет за продуктами и выпив по чашечке кофе в кафе на выезде из города. Остановиться планировали ночью на базе, а утром на весь день поехать в Лаго-Наки.

Выехав на трассу, они захрустели чипсами и разговорились. Точнее, говорила она, а он слушал, спрашивал, уточнял и снова переводил тему разговора с себя на неё, отвечая на вопросы скупыми "да", "нет", "я не люблю об этом говорить", "давай о другом". Её удивляло, что общались они уже второй час, а она о нём практически ничего не узнала. Только то, что он живёт с братом и сестрой, имеет две машины, часто путешествует, не любит проводить выходные дома. Особенно смущало то, что тема его работы была "на замке". Он всеми правдами и неправдами уходил от разговоров о работе. Вся эта таинственность настораживала и, чувствуя это, он старался отвлекать её рассказами о своих приключениях.

Одет он был в точности так же, как и в вечер знакомства, часто курил, открывая окно машины и запуская в салон морозный воздух, перемешанный с дымом сигареты. Они должны были остановиться в том месте, где он уже бывал с друзьями. Он хорошо знал эту дорогу, и время от времени комментировал достопримечательности. Ей нравилось то, что самой практически ничего не пришлось решать: продукты были куплены, гостиница заказана, всё продумано до мелочей. Это было немножко непривычно, но приятно. Она чувствовала себя слабой, но защищённой и надеялась, что поездку не омрачит никакая неприятность, внедорожник на превратится в тыкву, а принц — в монстра.

Закончились посёлки, огни домов, фонарей и магазинов. Машина свернула на просёлочную горную дорогу. Она стала подниматься выше, приближаясь к перевалу. Начал срываться снежок. Он усиливался по мере подъёма в гору. Некоторое время они ехали молча, комментируя только редко проезжающие машины и отсутствие снега, который мог нарушить дальнейшие планы. Изменять или корректировать свои планы он не любил. Сказал твёрдо и непреклонно, что обязательно поедет в Лаго-Наки при любой погоде.

Дорога немного утомила. Деревья окружали дорогу, которая петляла, углубляясь в лес и постепенно всё сильнее освещаясь белой пеленой мокрого снега. Они почти приехали, благополучно преодолев крутой перевал по скользкой грязи. Оставалось минут пятнадцать. Сверху из машины было видно, как далеко за лесом начинали мерцать огни горного посёлка Мезмай. Она вздохнула с облегчением.

Машина заехала в посёлок и стала медленно продвигаться по узким улочкам между старых домишек. Удивительно, как в такой глуши могли жить люди — вдали от цивилизации, от магазинов, театров, развлечений?! Во дворах через покосившиеся заборы были видны навесы с дровами, где-то вдалеке гавкала собака. Казалось, они потревожили гулом и чавканьем колёс, своим вторжением покой этой размеренной жизни. Преодолев два мостика через реку, внедорожник подкатил к самой окраине посёлка и остановился у ворот металлического забора. Он позвонил по телефону, и через несколько минут ворота были открыты. Добродушный сонный сторож поздоровался с гостями, распорядился относительно домика, вручил ключи и удалился спать.

База представляла собой небольшую освещённую ухоженную территорию, на которой в ряд стояли красивые новые деревянные домики на два хозяина с окошками и крылечками. Между ними располагались уютные беседки со столами, лавками и мангалами. Вдалеке за домиками находилась дровяная баня и небольшой искусственный пруд с деревянным мостиком. Окна домов выходили во двор, на котором стоял накрытый брезентом квадроцикл и были аккуратно сложены дрова под навесом. Она вышла из машины, посмотрела на тёмное небо, покрытое тучами, и глубоко вздохнула. Воздух бодрил, стояла просто звенящая тишина. Снег закончился, оставив на земле мокрые белые пятна. Была глубокая ночь, но спать совсем не хотелось. Наоборот, настроение было приподнятое.

Они открыли дверь домика и осмотрелись. Это был четырёхместный номер с деревянными стенами и полом, большим окном, электрическим отоплением, душем с горячей и холодной водой, раковиной и туалетом. В углу комнаты стоял буфет с посудой, электрической плитой и всякой самой необходимой домашней утварью. Отопление администратор включила заранее; запахло теплом, уютом и каким-то таинственным приключением, которое ещё было впереди.

Выгрузив вещи, он оставил её наедине с новой обстановкой, а сам остался во дворе возиться с машиной.

И вот стол накрыт. На салфетках появилась одноразовая яркая посуда, салаты, грибы, бутерброды, свечи и бутылка дорогого коньяка. К появлению "хозяина" всё было готово. Войдя в дом, он стал суетиться, будто не замечая приготовлений. Она ждала похвалы, молча продолжая наблюдать за ним. Он вымыл руки, снял плащ, оглянулся. Казалось, он только сейчас заметил накрытый стол... Одобрительно кивнул и распорядился относительно кофе.

Чайник закипел, он приготовил себе кофе... И только когда в чашке задымился ароматный напиток, уселся за стол и вздохнул с облегчением. Пить он почему-то не собирался, приступив к еде и запивая её кофе. Потом она уже знала эту его привычку — пить только в середине застолья, после того, как аппетит был немного сбит едой. Тосты он говорить не умел, всячески открещиваясь от этой процедурной обязанности, а после настойчивых просьб предлагал выпить за всякую ерунду. Это очень умиляло. И вызывало улыбку у обоих. Постепенно он как-то начинал "оттаивать". Коньяк немного расслабил, и он разговорился, даже стал шутить и улыбаться.

Наконец он заговорил о себе. Однако делал это, контролируя каждое слово. Будто он боялся чего-то, мысленно натыкаясь на что-то... Он старался держать дистанцию, не впуская в свой внутренний мир, оставляя пути к отступлению в любой момент, не связывая себя с новой знакомой ничем, кроме этой поездки и сиюминутного общения, не оставляя никакой надежды на продолжение отношений. Зачем он делает это? И снова любопытство боролось в ней с настороженностью.

В какие-то минуты ей казалось, что он вот-вот откроется. Но напрасно. Его защитный панцирь с грохотом захлопывался, он становился чужим, погружаясь глубоко в своё "я". И уже требовались новые усилия, чтобы его выудить оттуда, заглянув только одним глазком издалека туда, куда не было входа никому, где было навешано много замков, от которых, возможно, он и сам уже потерял ключи, но был твёрдо уверен, что туда дороги не должно быть никому. Это была его тайна, его территория, его личное пространство, нарушить которое не смел никто, никогда и ни при каких обстоятельствах. Алкоголь, вкусная еда и тепло сделали своё дело. Разморившиеся и уставшие, они постепенно свернули застолье, уточнили планы на завтра и стали готовиться ко сну...

Днём их ждали снежные горы, продолжение знакомства и новые приключения...

Продолжение следует...