Сумерки сгущались, и я торопила окопать многолетники,
чтобы на другое утро жаркое солнце не успело
превратить землю газона в камень.
Вскоре копать уже стало невозможно,
и я перевела дух, опершись на черенок лопаты.
Вдруг из сумерек возникли две девочки.
У одной волосы были растрепаны и торчали во все стороны, как солома.
У другой - расплелась одна косичка.
- Вы не знаете, который час? - спросили они.
- Нет.
- А вы знаете, что сегодня день земли?
- Нет.
Они засмеялись тихонько и словно растворились в воздухе.
Из личных воспоминаний автора.

Были уже сумерки, и из старинного овального зеркала на Олю смотрела красавица. Распущенные волнистые волосы, сорочка с кружевами - это напоминало портрет сказочной принцессы. Оля любила эти летние вечерние часы. Время позднее, бабушка уже спит, можно повертеться у зеркала и полюбоваться на себя без помех.

Днем Оля старалась в зеркало не смотреться: оно бесстрастно отражало бледное лицо, синеватые губы и безжалостно напоминало, что у девочки больное сердце. Что ж, не всем дается здоровье от рождения.

Мама жила в другом месте с новым мужем и новым ребеночком, а Оля с бабушкой - в городе Муроме, в домике с маленьким садиком. Бабушка, как могла, ухаживала и за Олей, и за садиком. Оля в саду не работала - она и ходила-то с трудом. Неприятные слова "порок сердца", словно гири, повисали на ногах, мешали двигаться.

Но сейчас, в середине июня, когда сумерки были долгими, а ночи короткими, Оля играла у зеркала в принцессу - повелительницу сказочного королевства. Здесь она была сильной, доброй, справедливой и всегда защищала своих подданных.

Неожиданно ей показалось, будто за окном в саду что-то движется. Большая птица? Оля потихоньку вышла на крылечко. Громадная луна освещала сад. Было тихо, только звенели в траве неугомонные ночные цикады. В развилках яблоневых ветвей неподвижно сидели коты (откуда их столько собралось?) и смотрели на Олю широко раскрытыми светящимися глазами. А по тропинке навстречу ей шли две девочки в простых платьицах. У одной волосы торчали во все стороны, точно солома. У другой - расплелась одна косичка. Девочки передвигались совершенно бесшумно и о чем-то шептались, словно листья шелестели... Увидев Олю, они заулыбались:
- Привет, принцесса, - сказала одна, а другая стала смущенно теребить косичку.
- Привет, - ответила Оля, и спросила, - кто вы?
- Мы - дриады, ответила та, что посмелей.
- Не может быть! Я читала сказки о дриадах, это - девы деревьев. Они высокие, красивые и танцуют в полнолуние в своих рощах...

Девочки засмеялись:
- Да когда это было? И где? В священных рощах, где деревья не рубили и не ломали. Там можно было вырасти большой и красивой. А мы, городские, не успеваем.
- Посмотри на мою черемуху: одна ветка целая, а другую, над улицей, мальчишки всю ободрали. И хоть бы ели они эти ягоды, а то стреляют из трубок, - пожаловалась та, что была с одной косичкой.
- А моя - вон та сирень. Видишь, как ветки обломаны, - сказала растрепанная.
- А почему я вас ни разу не видела? - спросила Оля.
- Да ты и в саду почти не бываешь, ответила хозяйка сирени.
- А я помню, - вмешалась Черемуха, - как ты говорила бабушке, что когда солнце клонится к западу, ты видишь в воздухе крохотные существа с крылышками. Бабушка тогда забеспокоилась, думала, у тебя что-то с глазами. А это тоже из наших. Ведь у каждой былинки - своя дриада, только у трав и цветов это эльфы. Эльфам хорошо, они малюсенькие: взлети повыше - и видят тебя одни невинные дети. А мы только под луной гуляем.
- А взрослых у нас мало, - вздохнула сирень, - в городе деревья долго не живут. И мы уходим, куда и все живые души.
- Пойдем, принцесса, с нами гулять, - позвала Черемуха.
- Почему вы зовете меня принцессой? - спросила Оля.
- Потому, что знаем тебя с самого младенчества. Этот сад - бабушкино королевство, а ты в нем - принцесса. Ну, так идем?
- Мне трудно ходить, - сказала Оля, - сердце...
- Ничего, мы потихонечку.

Оля медленно спустилась по ступенькам и пошла по саду. Девочки шли рядом.
- Сверни сюда, - сказала Сирень, - видишь - ландыши?

Под кустом гордо топорщились широкие плотные листья.

- Положи на них руки, только не сомни.

Оля опустила ладони на острые верхушки листьев. Через несколько мгновений она почувствовала, что сердце не частит, а бьется ровно.

- Теперь сюда - звали дриады, - это боярышник. Обними его, не бойся колючек.

Девочка ласково обняла куст. Из ветвей ей улыбалась еще одна дриада. Как хорошо дышится! Оле захотелось петь и кружиться.
- Побереги силы, - остановили ее новые подружки, - мы не можем излечить тебя сразу. Сегодня просто погуляй с нами, а потом каждое утро выходи в сад и работай.
- А я смогу?
- Да ведь ничего особенного и не надо. Смотри, хищный вьюнок душит лилию. Много ли нужно сил. Чтобы помочь ей? Вырви сорняк, прогони жука, срежь увядшие цветы. Ведь мы - твои подданные, ты должна заботиться о нас. А мы заплатим дань, ты не бойся!

Никогда еще Оля не спала так крепко и спокойно!

Наутро она сказала бабушке, что хочет что-нибудь делать в саду. Бабушка сначала руками замахала: как можно! Потом немного подумала, принесла из сарая маленький складной стульчик, с которым дедушка когда-то ходил на рыбалку, и поставила на дорожку возле клумбы. Оля села и стала вырывать сорняки, убирать засохшие листья, рыхлить землю маленькими грабельками.

В первые дни она быстро уставала и возвращалась в дом. Но постепенно сил у нее прибавлялось. Может быть, это и была дань, о которой говорили дриады? Утром и вечером Оля понемножку работала в саду, а в лунные ночи встречалась со своими подругами.

Прошло несколько лет. Оля окрепла, на щеках у нее появился румянец, и в зеркало она заглядывала не только в сумерках.

Наконец и принц появился. Ведь это был город Муром, а там хоть тридцать три года на печи сиди, а кому суждено - найдет тебя и там.

Увидел Олю в окне молодой паренек - он после института служил здесь в армии - и обомлел: отродясь такой красавицы нигде не встречал! Как только армию отслужил, сыграли свадьбу. И увез он Олю в Москву.

Хороший город Москва - большой, красивый. Много там парков, но с девятого этажа, сколько не гляди, даже в самую лунную ночь ни одной дриады не увидишь.

Стала Оленька бледнеть и слабеть. Врачи прописывали таблетки, но ничего не обещали. Противные слова "порок сердца" снова стали главными.

Оля сидела дома и читала книги. И вот попалась ей книжка про Маленького Принца, который из самого прекрасного розового сада всем сердцем стремился на свою крохотную планету, где росла одна единственная роза. Но эта роза любила принца и он был за нее в ответе.

Оля долго проплакала над книгой, а вечером сказала мужу:
- Отвези меня к бабушке.

И вот ранней весной вернулась Оля в Муром. С каким нетерпением ждала она пробуждения земли, появления первых листочков и ростков! Пришлось снова пользоваться складным стульчиком, но Оля старалась, как могла. Силы. Хоть и медленно, возвращались к ней, но в лунные ночи больше не видела она своих подружек-дриад.
- Наверное, они считают меня предательницей, - думала Оля, и это было для нее горше всего.

Прошло еще два года и у Оли родился сын.

В каждом королевстве, рано или поздно, должен появиться наследник.

Оля сидела в тени большого дерева, Слушала, как стучит молоток - король отец продал свою комнату в Москве и теперь делал к дому пристрой для сына - и смотрела, как в закатных лучах теснятся и толкаются, стараясь заглянуть в коляску, эльфы. Наверное, младенцу было щекотно от их крылышек, и он засмеялся во сне - заливисто, как умеют только младенцы.
- В народе говорят, - сказала королева-бабушка, - что, когда младенец так смеется, это ангелы с ним играют.

А Оля, сквозь дневной шум и стрекотание кузнечиков, слышала звонкие, тоненькие голоса эльфов, которые дружно повторяли:
- Принц! Принц! Принц!

Елена Панфилова, varvara@dtc.syzran.ru.