Содержание:

Валерия Белоцерковская, сентябрь 1999 г.

"МАМА, ЭТО ЖЕ ТЫ — МОНА ЛИЗА"
Как мы с трехлетним сыном изучали историю искусства.

В жизни почти каждой женщины наступает такое время, когда она должна сделать значительный перерыв в работе, связанный с рождением ребенка. Я ушла в декретный отпуск из школы, где вполне успешно преподавала историю изобразительного искусства. Ученики, казавшиеся такими маленькими до появления на свет моего сына, оказались вдруг взрослыми и солидными. А малыш рос, начал ходить и говорить, чуть позже – рисовать, и неожиданно проявил живой интерес к толстыми альбомами по живописи и архитектуре и разноцветным открыткам-репродукциям, в изобилии имевшимся в нашем доме.

До сих пор мне приходилось иметь дело с детьми 4-12 лет. Теперь вдруг оказалось, что 4 года – не так уж и рано для начала знакомства с изобразительным искусством, а может уже и поздно. Могут возразить: не стоит делать выводы из опыта занятий с одним, своим собственным ребенком. Все так, только опыт этот настолько отличен от школьных моих уроков, что я просто не могу им не поделиться – а вдруг это кому-то покажется интересным?

Дело в том, что работая в школе, я всегда следовала программе и поурочным планам, составленным мною же для отчетности. В частных студиях, где также пришлось поработать, больше возможностей для творческого подхода, но родители и там предъявляют вполне справедливые требования: ребенок должен что-то усвоить, чему-то научиться за определенный срок. Поэтому я старалась всеми возможными способами вложить максимум информации в светлые детские головки.

Зато дома нас не стесняли временные рамки (учебный год), планы и программы. Нам некуда было спешить – в запасе у нас безмерный резерв времени (когда я начинала, малышу было всего два года!). Используя все те знания и опыт, что я накопила за эти пять лет работы с учениками, я многому могла научить и своего мальчика – разница лишь в том, что я и мама, и педагог в одном лице, а следовательно, предъявлять какие-то требования могу лишь к самой себе!

К содержанию

Шесть "заповедей" домашнего обучения

Мне предоставлена полная свобода, и я волевым решением освобождаю себя от всего, что так сковывало в работе с чужими детьми. Вот они — наши внутренние правила домашних занятий:

  • Никакой регулярности. Мы будем заниматься лишь тогда, когда этого захочет мой малыш. Не захочет? Осторожно спровоцируем. Подсунем книжку, картинку. Сама сяду смотреть альбом. Включу СД-диск с живописью. Все еще не хочет? Ну и не надо тогда. (Этим правилом пользуюсь во всем – и в занятиях с сыном рисованием и лепкой, и в обучении чтению и счету, и в приобщении к домашнему хозяйству. Исключение — лишь для книг: ни дня без прочитанной страницы!!!)
  • Не стараться "впихнуть" в ребенка большой объем информации за один раз. Я была немного удивлена, прочитав книгу Сесиль Лупан, ее советом при обучении истории искусства показывать малышу много-много разных картинок за один раз и очень быстро. Это непонятно. А если ему понравилась одна, и он только на нее и хочет смотреть? Нет, мы будем смотреть столько, сколько захочет мой мальчик. Если ему понравилась одна картина – будем говорить только о ней.
  • Не выделять предмет "история искусства" в отдельное занятие. "Ну, малыш, что делать будем? Бумагу резать? Давай!" Осторожно подсовываю красную, оранжевую и желтую бумагу. Вместе вырезаем листья. Потом мы наклеим их на ярко-синий картон – получится осенний листопад. И, конечно, поговорим об осени... Посмотри, эта картина называется — "Золотая осень". А эта – "Осенний день". Листья на деревьях написаны крошечными точками золотой и оранжевой краски... А это – "Поздняя осень". Голое, черное дерево – ни одного листочка... (По картинам Левитана можно знакомить с любым временем года).
  • Вообще не разделять "занятия" и игры. Этого, впрочем, я никогда не делала – даже с учениками. Фразы "а теперь будем заниматься" сыну моему слышать не приходилось. Появление "на сцене" картинки-репродукции может произойти в процессе игры.
    Например, мы играем с "леговскими" лошадками и человечками, и тут же всплывает – незаметно так – какая-нибудь картина с изображением всадника (ну, к примеру, "Богатырский скок" Васнецова или, скажем, конный портрет Карла V Тициана).
    ...Из синего махрового полотенца мы соорудили на полу море с кораблями. Вот полотенце сморщилось – на море шторм... Вот разгладилось – штиль... Если в этот момент осторожно положить рядом две открытки-репродукции Айвазовского – на одной бурное, на другой спокойное море, — стопроцентный интерес к картинам гарантирован!
  • Не соблюдать никакой последовательности, не придерживаться хронологического порядка и не строить заранее плана занятий. Этого мне хватает на работе. Дома можно начинать смотреть альбом с любого места, произвольно ставить слайды, из СД-диска с произведениями искусства произвольно "выдергивать" любого художника, подбрасывать картинки из разных мест совершенно стихийно! Просто все должно быть под рукой. У меня для этого случая есть картотека (открытки стоят на полке в хронологическом порядке – строго по стилям и эпохам), видеотека (слайды и СД-диски) и библиотека (художественные альбомы).
  • Обязательно показывать ребенку оригиналы-подлинники. Хоть какие-нибудь. Даже в небольших городах есть картинные галереи и свои городские художники. Для жителей же столичного города просто непростительно держать ребенка на "голодном пайке" репродукций. Практика показала, что дети, не видящие подлинников, относятся к репродукциям также, как к фотографиям из семейных альбомов.
    Когда мой мальчик первый раз попросил показать ему художественную открытку, он сказал: "хочу фотографию". После чего мы немедленно отправились в музей.

Итак, руководствуясь этими шестью заповедями, я начала потихоньку подпускать моего мальчика к мировому художественному наследию. Сейчас, спустя год с небольшим после начала, могу уверенно сказать – все "сработало"! Малыш неплохо "приобщился" и совершенно не перегружен. Он запомнил то, что ему было интересно, но где-то в его детском подсознании, хотелось бы верить, сидит и другое, что пока не привлекло его внимания. Но когда-нибудь, став взрослым, мой мальчик увидит, казалось бы, незнакомый памятник и, быть может, вспомнит его...

К содержанию

"История искусства" по-домашнему -

это, прежде всего, "МУЗЕЙ". Так мой сын раньше называл любой художественный альбом. "Смотреть музей" – значило, сесть с альбомом, как с книжкой, в мягкое кресло и перелистывать картинки до тех пор, пока малыш не остановит и не задаст какой-нибудь вопрос. (Естественно, мама должна быть в таком случае готова ответить). Сначала альбомы стояли далеко, под стеклом. Когда я поняла, что отношение сына к книге достаточно трепетное (за три года он не порвал ни одной страницы), стала класть альбомы в более доступные для него места. Теперь он может при желании брать их сам и находить нужные картинки.

"ИГОРЯШИН МУЗЕЙ". Замечательное изобретение, позаимствованное частично у Сесиль Лупан. В фотоальбом на 100 фотографий форматом 10 х 15 вставляю на свой вкус открытки-репродукции разных эпох, стилей, стран и видов искусства (в том числе и архитектура, и прикладное искусство, и графика). На обложке написано слово "музей" большими буквами. Альбом этот кладу на полку, где стоят познавательные книжечки – не для чтения, а просто для просмотра – с животными, растениями, игрушками и т.д. "Музей" хорош тем, что его "экспонаты" легко заменяемы. В основном сын мой смотрит "музей" сам. Иногда тащит его мне, чтобы спросить о чем-то. А иногда просит смотреть вместе. После таких просмотров я уже точно знаю, какие картинки в альбоме нужно заменить.

Кстати, маленькие воспроизведения картин и прочих памятников часто встречаются в разных журналах. Их можно вырезать и наклеивать на белую бумагу форматом 10 х 15 – вот и дополнительные "открытки" в коллекцию.

"АРХИТЕКТУРНЫЕ ЭТЮДЫ". Годится любой строительный материал – от примитивных кубиков и коробок до конструктора "ЛЕГО". Плюс – картинки с изображением каких-нибудь зданий. Картинки ставим рядом и начинаем строить. Поначалу мы строили вместе. Потом сын начал "творить" сам, а затем прибегал на кухню и тянул меня смотреть, какой "хьям" ("храм") он построил – да еще и с куполом!

В результате из "леговского" набора кубиков получался не только "дом" (а также "рынок", "вокзал", "больница" и т.д.) – но и "замок", "арка", "церковь", "дворец с колоннами". Все это внесло в игру немалое разнообразие. Что еще интересно – теперь, после этих игр мой мальчик не проходит равнодушно мимо интересных зданий в Москве – обязательно отметит, "какой красивый храм". (А ведь еще год назад подъемный кран рядом с церковью интересовал куда больше, чем она сама).

"ВЕЛИКИЙ ВАЯТЕЛЬ". Мой малыш скатал из пластилина кривой шар и поставил его на другой кусок пластилина. Я быстро приделываю к нему глаза, нос и уши и объявляю: "Это бюст!" Затем нахожу первый попавшийся бюст в Игоряшином "музее". Оказывается – римский скульптурный портрет. Малыш полистал – нашел еще: "Египтянка" Врубеля. Потихоньку приобщаемся к скульптуре.

Кстати, пластилин – далеко не единственное средство для такого знакомства. Подойдет и липкий снег, и мокрый песок. Гуляя в зимнем лесу, мы радовались каждой оттепели – какие возможности для скульптурных упражнений! Есть и еще рецепт, если вы боитесь пластилина в вашей чистой квартире: смешайте 1 часть муки с 1 частью соли, добавьте немного воды и сухого обойного клея – и готово тесто для ваяния! Отмывается лучше, чем пластилин. Правда, объемные фигурки из теста выходят хуже, но можно делать великолепные рельефы! (Например, розетки, маски, гирлянды, как на классических особняках, или фигурки людей – как на греческих фризах). А если посушить все это пару дней на солнышке, то можно потом раскрасить гуашью – получится цветной рельеф. (Как, например, на воротах древнего Вавилона).

"СМОТРЕТЬ ХУДОЖНИКОВ". Так мой сын называет пятиминутки у монитора компьютера, когда я ставлю СД-диск с живописью и позволяю ему пять минут смотреть картины. Он бы смотрел и дольше! Естественно, предпочтительнее – диапроектор. (Я просто свой унесла в школу, а купить нынче сложно). Показывать слайды – если они у вас есть — можно где угодно: на двери, на однотонных светлых обоях, на листе ватмана, повешенном на стену, на белой простыне или большой наволочке, приколотой к ковру. Особый шик – на потолке (если диапроектор небольшой – можно устроить и это: детям страшно нравится!). Слайды дают возможность "интерактивного" общения с шедевром: можно потрогать руками, потыкать пальцем, погладить. Интересно рассказывать о картине, показывая, что и где находится.

"ЕДЕМ В ГАЛЕРЕЮ". Мы "погружаемся" в искусство уже больше года, и периодически я слышу от сына: "Мама, когда мы опять поедем в настоящий музей?". Значит, клиент созрел. Без подготовки отправляться туда нет особого смысла – в этом случае вероятность того, что ребенку будет интересно, значительно меньше. Есть особое удовольствие в узнавании. "Мама, смотри – "Демон"! Мой любимый! А этот Демон разбился... А это тоже Демон? А почему у нас дома нет такой картины?". Итак, заранее объяснить, куда мы идем. Показать, если возможно, как здание выглядит снаружи и изнутри. Посмотреть репродукции того, что предстоит увидеть – и желательно не один раз. Заранее (а не по ходу посещения) предупредить о том, что нельзя бегать, шуметь, трогать экспонаты руками!!! (Смотрительницы в музее не слишком доброжелательно расположены к столь юным посетителям).

У нас есть два правила при посещении музеев. Первое – ребенок сам выбирает маршрут. Заинтересовала картина – сам остановится, посмотрит. Можно, правда, тихонько посоветовать, что посмотреть, но не тащить, если не хочет.

Второе – при первых признаках усталости (присаживается в каждом зале на скамейки, бежит через весь зал, ни обращая ни на что внимания, ноет или канючит) – немедленно домой, как бы нам не хотелось посмотреть что-то еще.

Этим, конечно, наше знакомство с изобразительным искусством не ограничивается. В нашей жизни оно прочно заняло место доброго друга в знакомстве с окружающим миром. Я уже рассказывала, что по пейзажам можно рассказывать о временах года. А еще – о смене дня и ночи, о погодных явлениях... Причем, имея альбом одного только Саврасова (Васильева, Куинджи).

Анималисты изображают животных; натюрморты и пейзажи демонстрируют флору во всей ее красе. (Натюрморт, помимо этого, — еще и знакомство с миром старинных вещей).

С помощью репродукций можно путешествовать по разным странам. Есть такой жанр – ведута, архитектурный пейзаж. В московском Музее Изящных искусств (им. Пушкина) есть картина Каналетто "Обручение венецианского дожа с Адриатическим морем". Мой сын впервые узнал о Венеции именно по ней.

Кстати, о явлениях природы. Мы тут с Игорем устроили с помощью соды, уксуса и красной краски небольшое домашнее извержение вулкана (Нашли задание в английской "Энциклопедии для дошкольника"). Вышло убедительно. А потом долго разглядывали "Последний день Помпеи" Брюллова. Сильное впечатление!

Сюжетная картина помогает знакомиться с историей, религией, литературой. Мы к евангельским историям подошли именно через живопись. Сначала были ренессансные мадонны, затем – картины жизни и Страстей Христовых. Потом – иконы. А теперь я потихоньку начала рассказывать о Благовещении и Рождестве, Крещении и Преображении, Распятии и Воскресении. Когда перед глазами – образы Марии и маленького Иисуса, Бога-Отца и ангелов, апостолов и пророков, рассказ становится понятным даже трехлетке.

Теперь мы так же начинаем осваивать античную мифологию и русский былинный эпос. А сколько еще впереди интересного!

Есть произведения, неизменно восхищающие всякого, кто их впервые видит. Это шедевры (в переводе с французского – "шедевр" – совершенство). Для нас "Девочка с персиками" или "Сикстинская мадонна" – растиражированные, привычные глазу образы. А малыш смотрит свежим, незамутненным взглядом. Порой, вместе с ним взглянув на знакомую картину как в первый раз, удавалось увидеть то, на что раньше не обращала внимания. Например, огромную прозрачную слезу, что дрожит в уголке глаза врубелевского "Сидящего Демона"...

...Замечательным подтверждением того, что все мои старания не были напрасными, стало подслушанное однажды вечером у постели уже почти заснувшего сына: "Мама, а ведь это ты – Мона Лиза"...