Обещала я накатать отчетик о недавних родах, вот сейчас попытаюсь.

Роды у меня были вторые, старшей дочери уже 13 лет. Я сразу остановилась на роддоме при 29 больнице, поскольку территориально он к нам ближайший и вроде хороший. Ну и в том, что это будет контракт, тоже сомнений не было, т.к. очень хотелось присутствия мужа на родах. Хотелось, чтобы он тоже узнал, "откуда дети берутся". Младенчество старшей дочери, по-моему, прошло как-то мимо него. Ну и чтобы в случае чего был кто-то способный выловить в коридоре врача и привести за руку в нужное место.

Надо сказать, что первые роды оставили у меня резко негативное впечатление: это был полный хаос и кромешный ад, а последующие зашивание без наркоза — вообще без комментариев. После этого я месяца полтора не могла нормально сидеть и ходить, а кривые швы ощущаю все последующие годы. При этом роды были очень быстрыми. В тот раз у меня в 3 часа дня резко отошли воды, а в 8 вечера уже родилась дочка. Так что я ожидала, что в этот все будет еще быстрее. Поэтому и роддом мне был нужен ближайший.

Врача я выбирала исключительно по отзывам в интернете. Составила себе список, потом в страховой компании выяснила, кто из моего списка берет контракты в нужное время. Сначала оказалось, что никто, и мне предложили другие варианты. Через неделю я прикинулась шлангом и спросила еще раз про врачей из моего списка — оказалось, что Елена Евгеньевна Комарова готова меня взять. Ровно в 36 недель, 11 июня, мы познакомились с врачом и заключили контракт. Врач нам сразу понравилась: спокойная женщина, все только по делу, без лишних сюсюканий. При встрече она выслушала все наши пожелания и опасения, задала все свои вопросы и записала себе в блокнот все, что посчитала нужным. Пощупала живот, посмотрела результаты предыдущих УЗИ и отправила гулять до 1 июля. ПДР в обменке у меня значился 12 июля, хотя по моим подсчетам выходило 9. На деле же я не надеялась доходить и до 1. Однако ближе к концу июня врач в ЖК меня заверила, что головка еще высоко и подвижная, шейка короткая, но закрыта, так что раньше 8 числа или даже 10 я не рожу. 1 июля мы с мужем приехали в роддом, и там врач нам сказала то же самое, отпустив аж до 11 числа. По дороге из роддома мы заехали на рынок, купили фруктов-овощей и вишни на варенье.

Весь следующий день я провела дома на диване. Думала, что раз уж два врача в один голос говорят, что рожать мне еще рано, то можно сорваться и поехать дня на три на дачу. Но сил на это совершенно не было, хотя еще вчера я бодренько водила машину, невзирая на огромный живот. А тут прямо как отрезало, нет сил и все тут. Несколько раз в течение дня бушевала гроза. Но вишневое варенье я все же сварила. А около десяти вечера встала с дивана и поняла, что потекли воды.

Сразу же позвонила мужу, который как обычно застрял на работе. Велела все бросить и немедленно ехать домой. Потом набрала номер врача. К телефону подошел кто-то другой, сказал, что моя врач вышла в магазин и будет через час. Ну что ж, врач тоже человек. Попросила передать, что это ее пациентка и что кажется, это роды. Быстренько поставила подзаряжаться фотоаппарат и мобильник и пошла в ванную наблюдать, что же течет. Воды сначала были прозрачные, потом окрасились в розовый цвет. Текло не ручьем, как в первый раз, но все же довольно сильно. И цвет давал понять, что медлить не стоит. Снова позвонила мужу, сказала, чтоб не ставил машину на стоянку, а подогнал к подъезду. Спустя 15 минут мне перезвонила врач. Я описала симптомы и получила указание ехать в роддом. Кто бы сомневался. Некоторое время ушло на удаление лишней (с точки зрения роддома) растительности. Потом появился муж. Он был отправлен ужинать, чтобы не был на родах голодным.

Примерно через час от начала я почувствовала схватки. Засекла время — идут через 10 минут. Без четверти двенадцать под проливным дождем мы погрузились в машину. На сиденье пришлось положить большое полотенце — роды родами, а портить салон машины не хотелось. Спинку кресла откинула до конца назад так, чтобы ехать лежа. Очень аккуратненько, со скоростью не больше 50 км/час, через 12 минут мы были на пороге приемного отделения. Еще раз отзвонилась врачу. Она сказала, кто из врачей меня сейчас встретит, и что она сама выезжает.

Дальше была стандартная процедура заполнения бумажек и переодевания, потом осмотр врача и УЗИ. По УЗИ сказали, что ребенок маленький, примерно 3100 гр, и вод мало. Конечно, воды уже наполовину вытекли, а ребенок потом оказался 3550 гр. Потом позвали мужа, переодели его в больничную спецодежду (штаны, конечно же, оказались коротки, ну да ладно), положили документы и ключи в сейф, все остальное в шкаф, и в сопровождении спустившейся акушерки Лены Эловой отправили на 3 этаж, сразу в родблок. Схватки шли уже минуты через три, и я их пережидала, вцепившись в мужа, или в стенку, или в то, что попадалось под руку. Дальше клизма, потом несколько схваток "верхом на белом коне". Раковина рядом с унитазом подозрительно отклонилась от стенки и грозила рухнуть, видимо, в нее тоже неоднократно вцеплялись, пережидая схватки. Время — около часа ночи. Появилась моя врач.

Решили померить КТГ, привязали меня проводами к аппарату. Муж обсуждает с врачом показания прибора, каждые две минуты я вцепляюсь в его руки и стараюсь дышать, как написано в книжках. Вдох на 4 счета, выдох на 6. Минут через 15 монитор отсоединили, все идет нормально. На всякий случай мне в руку втыкают катетер — возражать уже нет возможности, да и может действительно так надо… Схватки идут очень часто, дышать глубоко не получается, начинаю по-собачьи. Чувствую, что это уже не просто схватки. Врач тоже замечает, что меня начинает подтуживать. Надо бы перебраться на кресло или как там эта конструкция называется. Между схватками слушаю последовательность действий — эту ногу сюда, потом попу туда, потом ту ногу сюда. После очередной схватки все это проделываю. Понимаю, что откуда-то взялась еще одна врач, педиатр, вестимо. Ее прихода я не заметила вовсе. Анестезиолога нет, но я с самого начала отказалась от анестезии в родах.

Все занимают свои места, мужа задвигают в угол в районе моей головы. Дальше уже ничего не вижу кроме ламп на потолке, только выполняю команды врача. Спустя несколько дней пытались с мужем восстановить ход событий, поняли, что помним по-разному. "Не тужься в голову, а то лицо будет в красную крапинку! Тужься вниз!" Точно, в прошлый раз не только лицо, но и глаза были красные как у вампира, т.к. все сосуды полопались. "Вот так, молодец. Теперь еще раз, быстренько надо чтобы плечи вышли, нет, без потуги не надо, вот сейчас, давай, молодец! И еще разок!" И вот акушерка хватает круглый чумазый комочек и резким движением относит его назад. Вот он, мой мальчик!

И это все, представляете? Я сама себе не верю, я готова терпеть еще три раза по столько, а уже все! Почему он не кричит? "Да подожди ты, мамашка, вот же, уже кричит, отличный мальчик". Ребенка плюхают мне на живот, а мужа выпускают из его угла за фотоаппаратом. Два часа ночи. Прошло всего четыре часа, а уже почти все закончилось. Еще осталась плацента. "Давай, милая, еще разок надо потужиться". Еще? Да нет, все уже. Уже все?! (Или сначала была плацента, а потом ребенка на живот? Уже не помню).

Мелкого забирают на обработку в другой угол, муж перемещается туда же. 3550 гр, 53 см, 8/9 по Апгар. Спрашиваю, сильно ли порвалась. Заранее договаривались, что штопать только с наркозом. Порвалась не сильно, чуть-чуть надрыв по старому шву. Потом оказалось, что нужна еще парочка внутренних швов, тоже из-за кривых старых. Еще несколько минут врач возится со швами. Вот и все. Сидеть можно будет сразу. Мне объясняют, как перелечь на каталку, муж помогает это проделать. Переезжаем поближе к ребенку, лед на живот, пару часов полежать. Потом в палату. "Ребеночек с вами будет или отдельно?" Со мной конечно. "Вот и правильно".

Все уходят. Мы остаемся втроем, малыш греется под лампой, я охлаждаюсь под льдиной, муж сидит рядом. Хочется горячего чаю с сахаром. Но чая нет, только вода. В прошлый раз, помнится, зверски хотелось пить, а не давали. А сейчас есть литр воды, а хочется именно сладкого чая. Тишина. Позвонить родственникам? Да ну, пусть поспят спокойно, утром позвоним. Наслаждаемся наблюдением за малышом. Через некоторое время в коридоре начинается беготня, в нашу комнату прибегают за какими-то предметами разные люди, становится понятно, что в соседнем блоке женщина с отслойкой плаценты, и всем не до нас. Стараемся не мешать, терпеливо ждем. Часа в четыре приходит педиатр и забирает малыша на обработку. Меня отвозят в палату, муж идет следом. В пять детская сестра привозит ребенка обратно, чистенького и смазанного маслом. В начале шестого с трудом держащаяся на ногах после суток работы акушерка Лена провожает мужа к выходу, еще через 15 минут мне передают пакет с вещами на "после родов". Все, началась новая жизнь. Если бы первые роды прошли также легко, я бы может и не думала 13 лет, прежде чем решиться на вторые.

Дальше началась обычная роддомовская жизнь — кормления, пеленания, врачебные обходы, процедуры, анализы, назначения. Бытовые условия очень хорошие: блоки из двух комнат с общей прихожей, туалетом и ванной. Соседка по блоку очень симпатичная, по очереди караулим детей, если кого-то отправляют на процедуры. Детские медсестры — душевные женщины, соседка их постоянно о чем-то спрашивает и просит, они всегда помогают. Мне проще, у меня второй ребенок. Акушерки разные, но в среднем тоже вполне ничего. Еду приносят прямо в комнату, она вполне нормальная, не понимаю, за что ее ругают во многих отзывах. Мужья приходят каждый день.

Через 4 дня педиатр была готова выписать моего ребенка, однако возникли осложнения со мной. Матка сокращалась плохо, УЗИ это подтверждало. Пришлось делать выскабливание. Задержалась в роддоме еще на пару дней. Процедура эта не из приятных, но быстрая: 5 минут на кресле и довольно больно, потом 30 минут сокращающая капельница и лед, потом еще час полежать. И все, можно вставать. "Голова не кружится? Вот и отлично". К счастью, ребенок все это время проспал. В качестве компенсации за страдания получила больничный лист на продление декретного отпуска на 16 дней. Пустячок, а приятно.

Негативный осадок оставила выписка, об этом хочу предупредить. Я уже сказала, что была на 3 этаже. Это 3 акушерское отделение, Е.Е.Комарова — заведующая этим отделением. Насколько я поняла, это отделение — какое-то специальное. Наверное, туда попадают с какими-то заболеваниями или осложнениями. Оно несколько обособлено от других подразделений роддома. Но я-то там оказалась не из-за болезни, а из-за того, что выбрала по контракту именно этого врача (о чем, еще раз подчеркну, ни разу не пожалела). Так вот, у этого отделения выписка происходит отдельно, в другой комнате, через другой выход. Когда я об этом узнала — сильно расстроилась, рассказала мужу, он вообще разозлился, в итоге получилась небольшая семейная драма. Елена Евгеньевна, узнав об этом, моментально договорилась, чтобы меня выписывали через основную выписную и парадный выход. Так вот эта основная выписная — тоже нечто весьма странное. В одной большой комнате детские сестры "упаковывают" сразу трех или четырех младенцев в нарядные одежки и конвертики. Рядом на диване переодеваются из больничных халатов и ночнушек в человеческую одежду три или четыре мамы. Представляете это зрелище — прокладки, швы, отвисшие животы… Ну что говорить — трудно через несколько дней после родов переодеваться красиво. Рядом суетятся фотографы и видеооператоры. Мужья и прочие родственники ждут за дверью и длинным коридором. Почему было не сделать отдельную комнатку или несколько комнаток для переодевания мам, отдельные блоки для младенцев, почему не допустить пап к процедуре "упаковки" чад — для меня загадка. В общем, лучше бы мы вышли тихо через выписную 3 отделения, может, там мы бы одни были, а не всей толпой с фотографами в большом зале…

Ну, вот вроде и все. Мы уже давно дома, я неплохо себя чувствую и буквально наслаждаюсь "новеньким мальчиком". Жаль, что старшая дочь уехала в лагерь, так и не повидав братика — детей до 18 лет в роддом не пускают. Ждем ее возвращения, чтобы втроем наконец решить, как же назвать парня.

КрОлик, olga_v_k@rambler.ru