Наконец-то мы дома! Последние несколько дней я засыпала и просыпалась только с одной мыслью: поскорее бы увидеть и прижать к себе сыночка, по которому я так дико соскучилась. Дни, проведенные в роддоме, показались мне вечностью. Рядом посапывал новорожденный малыш, но я всем сердцем рвалась к другому, теперь уже старшенькому.

Но вот прозвучали заветные слова: "Выписка готова, можете собираться домой", – и сердце радостно запрыгало в груди. Через пару часов в выписном зале меня ждала моя семья: муж, мама и маленький сын Артем.

– Где Тимоша?! – были первые слова Артема. Он так долго ждал рождения братика, что даже не обратил на меня никакого внимания.

С этого момента между сыновьями началась трогательная братская любовь, которую я буду стараться поддерживать всеми силами.

"Ревность" – это первая ассоциация, возникающая у знакомых, впервые услышавших о пополнении нашей семьи. Конечно, я понимаю, что полностью избежать этого вряд ли удастся. Тем не менее, я верю в то, что процентов 80 в этом вопросе зависит от родителей.

Еще во время беременности невольно приходилось проводить воспитательные беседы с родными.

– Вот, Артем, родится братик, и тебе придется / не придется что-либо делать /не делать, – не со зла, а по простоте душевной начинал кто-нибудь из близких.

Нужно было видеть лицо Артема в эти минуты: смесь удивления и разочарования. Я попросила всех никогда не говорить таких фраз и ни в коем случае не сравнивать детей друг с другом в дальнейшем. Но насколько же в нас сильна лингвистическая привычка! Порой так трудно сдержаться, чтобы не сказать какую-нибудь банальность. Поэтому за собой следить приходится вдвойне.

Итак, мы вернулись из роддома и через несколько дней всем составом встретили Новый год. Это был один из лучших моих праздников. На столе всего парочка салатов, бутылочка дорогого шампанского и конфеты. Но зато елка на полкомнаты, счастливое лицо Артема, разворачивающего подарки от Деда Мороза, и маленький сопящий носик в колыбели. Примерно такая картина неизвестного художника с подписью "Семейное счастье" рисовалась в моем воображении много лет назад, когда я еще и не помышляла о рождении своих карапузов.

Жизнь вошла в свою колею. Малыш не доставляет особых хлопот, и я по-прежнему успеваю заниматься текущими делами (благо бытовая техника значительно облегчила жизнь), старшим сыном и творчеством. Удивительно, и чего я так заморачивалась со старшеньким в период его младенчества? А сейчас я очень легко ко всему адаптируюсь.

Вот мы с Артемом клеим аппликации. Тимошка тоже при деле – оценивает уровень работы с высоты своего автокресла-переноски. При этом никто из детей не обделен моим вниманием. Или кормлю Тимошку грудью, а старшему в это время декламирую стихи Пушкина. Аппетит у малыша отменный – спасибо Александру Сергеевичу.

А вот белье глажу исключительно после кормления. Малышок склонен наглатываться воздуха – минут по 20 приходится держать его в вертикальном положении. А кенгурушка "Беби Бьерн" здорово меня выручает. Именно эти кенгуру разрешены для ношения новорожденных, потому что ребенок не висит в них, а плотно прижат к груди мамы. Сынок избавляется от воздушных пузырей, а я успеваю перегладить целый ворох ползунков и рубашки мужа.

Большие надежды я возлагала и на слинг, но, к сожалению, так и не смогла к нему приспособиться. Лежачее положение моего сыночка не устраивает, а вертикально посадить его можно будет только ближе к полугоду. Думаю, правда, "Бьерны" не оставят слингу никаких шансов.

Гулять с обоими детьми одновременно возможности пока не представляется. Живем мы на пятом этаже в доме без лифта. Коляска слишком громоздкая, а в кенгуру посадить малыша не могу из-за конверта. Поэтому Тимошка "гуляет" на балконе, а с Артемом мы выходим, когда муж остается с младшеньким. В этом есть и свои плюсы: в это время я принадлежу старшенькому полностью.

Посещать школу раннего развития с сыном тоже осталось моей прерогативой. С малышом на этот час дважды в неделю остается либо муж, либо моя мама. Также сознательно я оставила за собой вечернее купание Артема и укладывание его спать. Тимошка в это время уже видит десятый сон, и у меня есть возможность рассказать Артему дюжину сказок.

Поэтому с появлением младшего брата жизнь старшего изменилась мало. Думаю, отчасти благодаря этому Темка с огромной нежностью относится к Тимке. Он всегда готов помочь мне: принести пеленку или выбросить в мусорное ведро памперс, завести заплакавшему малышу карусель или утешить словами.

"Тимоша, не плачь, мама скоро придет!" – и тут же кричит мне: "Мама, ну возьми его на ручки скорее!"

И каждый раз, когда я вижу, как Артемка гладит малыша по голове со словами: "Тимоша, я очень тебя люблю. Ты такой хорошенький"" – я готова просто разреветься от счастья.

Лариса Балан, la792005@yandex.ru.