Содержание:

Ну вот, ребенок сопит на балконе, и наконец-то появилась минутка сесть и записать длинную историю о том, как на свет появилась Жучок. Длинную потому, что очень хочется рассказать и предысторию, ведь все в нашей жизни взаимосвязано, и даже беды - лишь необходимые кирпичики в постройке будущего счастья. Поэтому тем, кому хочется конкретики про беременность и роды, советую сразу переходить к следующей части. А пролог предлагаю почитать тем, кому интересно "про жизнь" и про чудеса.

К содержанию

Предыстория

Я вышла замуж в 23, позднее подружек, но рано по западным меркам. И мы с мужем сразу же уехали жить в сытую Европу: муж - работать, а я - пока учить еще один язык. Детей не хотели, причем я не хотела временно, а муж - принципиально. Мне казалось, годам к 27, когда мы создадим прочную базу, нагуляемся и т.д., надо будет и о детях думать. А муж относился к тем людям, которые от писка ребенка за соседним столиком кафе перекашиваются, морщатся, и норовят поскорее уйти. Но мне думалось, дайте срок, повзрослеет, поумнеет, да и я на мозги капать буду, а капля - она, как известно, и камень мужского упрямства точит.

Родители, естественно, ели плешь. Где внуки? Причем, если мои тихо поскуливали иногда, то свекры грызли и рычали. Мол, мало ли, что он не хочет? Мальчишка, что он понимает? Вот родишь, он и полюбит. На что я сразу сказала, что обманом беременеть не буду, потому что ребенок должен появиться у двух родителей по обоюдному согласию. Обидела свекров. Они, кстати, изначально были против нашего брака. Ну не ровня я их сыну, они хоть и не олигархи, но из другого социального слоя, из того, где строят коттеджи и летают бизнес-классом. И в спальных районах жить брезгуют. А мы не бедные, но дача у нас на 6 соток, и в отпуск летаем через турагенства, и живем на конечной станции метро. Но видимо, думали, что раз уж сыночек уперся, закатил скандал и женился, то будем строить хорошие отношения, и, глядишь, внучка получим.

Короче, четыре года нам что-то все время мешало завести ребенка. Сначала обустраивались, за год я выучила-таки немецкий и нашла работу по специальности, а таким не бросаются, потом Олег пошел учиться в бизнес-школу за 200 км от дома. Надо отдать свекрам должное - они нам очень помогали, вывозили отдыхать на крутые курорты, оплатили Олегу MBA в этой самой суперской бизнес-школе в Голландии.

Я работу бросать и с ним ехать отказалась, и полтора года мы виделись по выходным, да и то не каждую неделю. Потом он доучился, нашел хорошую работу с большой зарплатой. Причем первые два года он должен был раз в 6 месяцев переезжать в другую страну и набираться опыта в разных подразделениях. То есть мне работать уже никак не получалось. И тогда Олег сказал знаменательную фразу: "Если ТЫ хочешь ребенка, то сейчас самое время ТЕБЕ этим заняться". Мне бы, дуре, еще тогда за такие слова его послать лесом, но... Любим мы, женщины, пропускать мимо ушей такие вещи. Так что я выбросила противозачаточные таблетки, и процесс пошел. Надо сказать, меня иногда терзали сомнения - а правда ли я готова стать мамой? Для чего я хочу ребенка? Потому что так положено, возраст подошел? Но это не основание. Может, я и правда еще не созрела? И Олег не очень рвется стать отцом, он это делает для своих родителей и чтобы быть не хуже друзей, которые уже обзаводятся потихоньку потомством.

Процесс шел месяца четыре, и все безрезультатно. Олег слетал в гости к двоюродному брату, там пообщался со своими родителями, насмотрелся на братово семейное счастье с маленькой дочкой, и, вернувшись, заявил: "Не может быть, чтобы за четыре месяца ничего не случилось. Надо тебе сходить к врачу". А я, кстати, у врача была перед тем, как начать тот самый процесс, и врач дала "зеленый свет". Более того, я к женскому здоровью относилась всегда ответственно, гинеколога посещала раз в полгода всю жизнь, и проблем никогда не было, ну молочница разве что. Но меня больше задела сама постановка вопроса, и я, естественно, возмутилась: это почему же МНЕ надо сходить к врачу? Почему не ему? На что мне было резонно объяснено, что он на работе занят с утра до вечера, ему некогда, а вот если выяснится, что у меня все ОК, то он все бросит и бегом побежит обследоваться.

Пошла к импортному врачу. Врач меня выслушала, и отправила домой продолжать процесс, ибо четыре месяца в нашем возрасте - не срок, они только через год попыток меня обследовать могут. Я, собственно, и не волновалась, поскольку понимала, что попытки были редки и не всегда вовремя. У нас все время кто-то тусовался и гостил, то свекры, то Олеговы друзья, а Олег, извините, стеснялся ко мне притронуться, если в 3х-комнатной квартире в соседней комнате кто-то есть. Рассказала я Олегу про визит к врачу, а он на меня напустился: дура, не могла соврать, что мы уже год пытаемся! Я смотрела и не понимала, чего это он так злится. Это сейчас я догадываюсь, что его свекры накрутили. Они ему, кажется, рассказали, что я его обманываю, что, наверное, у меня проблемы по женской части, а то бы сразу родила. Но тогда я решила, что не стану год ждать, а хочу срочно убедиться, что со мной все в порядке, и пускай тогда он сам проверяется, если хочет.

Мы как раз летели в Москву на Новый Год, а в Москве можно все, были бы деньги и знакомства. Остановились у свекров. А мама моя через своих знакомых нашла врача в клинике акушерства и гинекологии при ММА им. Сеченова, которая согласилась меня за эти дни обследовать. Первый же осмотр и анализы выявили гормональную недостаточность и дисбактериоз. Прописали мне Дюфастон, чтобы гормоны подстегнуть. Ну а дисбактериоз никому еще забеременеть не мешал, но его надо было пролечить, чтобы при дальнейших обследованиях не занести инфекцию в матку. Для этого есть Далацин-крем. Первый вопрос врачу: а мужу лечиться надо? И получила однозначный ответ: эти микроорганизмы (сейчас уже не помню, какие именно) у мужчин не живут, не парься, он этим в принципе заболеть не может.

И тогда я принимаю решение: про гормоны мужу говорю, а про дисбак - нет. Потому как он у нас товарищ брезгливый и чувствительный, из тех, для кого женщина даже просто во время месячных не только табу, но еще и "фу", он такие новости может неадекватно перенести и от секса долго воздерживаться, а как же тогда беременность? Беременеть-то можно и нужно сразу после окончания лечения, на фоне приема Дюфастона! Скажете, дура? Согласна на все сто, но на меня тогда как помрачение нашло. Кончилось все плачевно. Свекры (не знаю, кто именно) порылись в моих вещах (уж не спрашивайте, зачем, такие люди) и нашли лекарства. Пришли в ужас, решили, что внуков им не дождаться. Подговорили знакомого врача, и он по телефону объяснил Олегу, что этими лекарствами лечат венерические болезни. Первого января Олег высказал мне все, что думал. Что простить может все, кроме ОБМАНА, что он думать не хочет на тему того, где, и как, и чем я заразилась, но я подвергала риску его здоровье, и должна была ему обо всем рассказать. А теперь он не может с этим жить.

И в этот момент я вдруг поняла, что не хочу оправдываться, что устала бороться за этот брак, что его родители победили. Да, я сама дала повод, но так будет лучше, отношения и так уже были скорее дружеские, чем супружеские. И если он не может с этим жить, то я - тем более. Я позвонила родителям и попросила забрать меня домой. К моему удивлению, мой консервативный папа, всегда твердивший, что в его семье не разводятся, не задал ни одного вопроса, сказал - сейчас будем. И через полчаса Олег вынес мой чемодан на улицу. Уже потом я узнала, что за день до этого свекор звонил моей маме и открытым текстом говорил: "Помогите развести наших детей, они - не пара". Мама ответила, что лезть в нашу семью не будет, что мы сами разберемся. Но именно поэтому моя просьба забрать домой никого не застала врасплох.

Так закончится мой первый брак. В ночь первого января 2003 года я засыпала на диване у родителей неожиданно абсолютно счастливая. Оттого, что мне не надо больше никому доказывать, что я не верблюд, оттого, что я свободна, оттого, что никто не посмеет в мой адрес или в адрес моих родителей сказать дурного слова.

Олег улетел в свою заграницу, потом прилетал, чтобы подать на развод. А я решила, раз уж начала обследоваться, то доведу дело до конца. И буду спокойна, зная, что уж у меня-то все в порядке. Дальше было ГСГ и снимок, на котором ясно видно: обе фаллопиевы трубы непроходимы. Причем так, что даже операция, скорее всего, окажется безрезультатна. То есть, если я и смогу иметь детей, то только "из пробирки". Знаете, как бывает, если полезешь купаться в шторм, а тебя сшибет сильной волной и пару раз хорошенько перевернет да провезет по камням? Со мной так было в юности. Вот примерно так же себя чувствуешь, когда сообщают о собственном бесплодии. Сначала даже не понимаешь, что происходит, где верх, а где низ.

И вот после такой встряски мне стало ясно, что ничего на свете так не хочу, как родить ребенка, и что по молодости и глупости, кажется, упустила возможность это сделать, пока могла. Что все мои терзания и рассуждения на тему: а готова ли я стать мамой - такая чушь, я хочу прижать к себе маленький комочек, заботиться о нем, растить его, любить, да просто дать ему жизнь и ничего не требовать взамен! Но теперь поздно.

Было, конечно, страшно обидно оттого, что свекры в конечном итоге оказались правы: детей не было по моей вине. Да, я об этом не знала и никого не обманывала, но кому мне это теперь рассказать? Еще обиднее было то, что я, как "правильная", каждые полгода ходила к гинекологу, делала УЗИ, сдавала анализы, и всегда слышала только одно: абсолютно здорова, рожать пора.

Итак, в двадцать семь лет я подвела безрадостный итог: ни семьи, ни детей, ни работы - ничего. И в перспективе возможна одинокая старость. Решила начинать с начала, как будто ничего и не было. Первым делом новая работа - это оказалось несложно. Через полгода на новом месте стало поспокойнее (как всегда, сначала приходится показывать, на что способна, а потом становится потише), и в голове появились мысли на тему личной жизни. Ну не смогу иметь нормальной семьи - значит не судьба, но женщиной-то я быть не перестала!

В моем женском коллективе ловить было нечего, на дискотеки и т.п. я уже не хожу - с возрастом стало неинтересно. Почесала репу, плюнула на самолюбие, и вышла на сайт знакомств в Интернете. После нескольких Интернет-знакомств, когда я уже собралась усомниться в состоятельности мужского пола, появился Витя. Начиналось все трогательно и романтично, но на серьезные отношения не тянуло, на роль мужа и "отца семейства" этот человек никак не подходил. Поэтому речь о детородных способностях и не заходила. А через полгода, когда Витя предложил мне выйти за него замуж, я от неожиданности не смогла ответить ни да, ни нет. То есть, я знала, что люблю его, и замуж за него пойду, но сказать "да" было бы не очень честно, ведь семья - это дети. Хорошо, у него не был оформлен развод с бывшей женой, так что я смогла отсрочить выяснение этого вопроса, сказав: "Вот разведешься, тогда и поговорим". И мы просто стали жить вместе.

Что делать? Сказать сейчас, что с детьми могут быть проблемы? Так мы на тему детей и не говорили еще. То есть, однажды Витя сказал, что если бы я забеременела, он бы не испугался, а обрадовался, но разве это можно считать серьезным разговором? Не говорить ничего? Это было бы обманом. Решила, что скажу. Но никак не могла этого сделать - все казалось, не тот момент, не сейчас, вот завтра....

Прошло еще несколько месяцев, и мы все-таки заговорили о детях. Ребенка хотели мы оба. И, казалось, самое время было рассказать о бесплодии, но я так и не могла себя заставить. Сколько раз собиралась - и не хватало духу. В какой-то момент признаваться было бы уже поздно, я боялась, что он спросит, почему я молчала все это время. И тогда я решила все-таки пойти на обман. В прошлом браке все было по-честному, и чем это закончилось? Так что хуже не будет. Буду делать вид, что все в порядке, а через пару месяцев скажу, что обследовалась и узнала о проблеме. Мы пока не женаты, и если Витя меня оставит после этого - значит так мне и надо, сама виновата. А если решится на ЭКО - значит это и вправду тот человек, с которым я готова прожить всю оставшуюся жизнь.

Прошло два месяца, как мы перестали предохраняться. Я твердо решила, что в июне объявлю о проблеме. За это время я успела показать тот самый злополучный снимок еще одному врачу, и сомнений никаких не оставалось - трубы непроходимы. В июне месячные не наступили во время, но я не придала значения: мы ездили на рок-фестиваль, на работе была запарка, стресс, жара - всякое бывает. Через неделю насторожилась, но сама себе сказала: "Это не может быть беременность. Значит, что-то не в порядке, дисфункция или еще что-нибудь. Пора к врачу". Поскольку срочным дело не казалось, сначала дождалась возможности вырваться с работы, что заняло еще почти две недели.

Приехала в поликлинику (работа оплатила мне страховку в ОАО Медицина). Врач первым делом: "Тест на беременность делали?" А я ей - у меня же трубы непроходимы! Она мне - на всякий случай сначала сделайте тест, а потом я вас посмотрю.

Иду в аптеку, покупаю тест, оттуда в поликлиничный туалет. Сделав свое дело, читаю инструкцию раз десять, только чтобы не смотреть, как завороженная, на палочку. Через положенное время гляжу на окошечко - там яркий плюс! Я опять в инструкцию - ну да, плюс, значит, я беременна!

Не знаю, как мне удалось не зарыдать. Просто надо было взять себя в руки и вернуться в кабинет к врачу. Дальше было УЗИ, и мне выдали листок со словами: беременность 7 недель и 2 дня, сердцебиение определяется, угроза прерывания, постхориональная гематома. Врач посоветовала лечь в стационар, но... Страховка это не покрывает, поэтому поищите возможность сделать это не у нас. Попейте ношпу, дюфастон, витамин Е, свечи с папаверином поставьте, постельный режим, и ищите больницу, куда вас положат.

Но это все было ерундой, у меня в ушах словно слой ваты образовался, ничего не слышала, знала только одно: произошло чудо, я жду ребенка. Как это случилось? Кого кроме Бога мне благодарить? На этот вопрос у меня до сих пор нет ответа. Рациональное объяснение есть: трубы непроходимы, но в спайках мог быть просвет. А поскольку ГСГ - довольно болезненная процедура, да еще у меня очень низкий болевой порог, и больно мне было очень, то от болевого спазма просвет мог закрыться, и на снимке его не видно. Но шансы такого события настолько ничтожны, что даже врачи в это не очень верят.

А еще, я тогда сразу подумала: "Господи! Да если бы не история с первым мужем, если бы мне не сказали врачи, что у меня бесплодие, а зародилась бы тогда во мне эта жизнь? Ведь все бы сложилось по-другому! Как же мне повезло! Значит этот ребенок - моя судьба, так все и должно было произойти".

Я вышла из поликлиники, дрожащими руками достала телефон. Звонить Вите не хотелось, такие вещи надо в глаза говорить. Позвонила маме, спросила, сидит ли она. И выдала новость. Мама онемела от счастья, а, придя в себя, сказала, что надо звонить тому врачу из Сеченова, которая меня обследовала, и проситься к ней в стационар.

Я мысленно извинилась перед ребенком, и докурила последнюю сигарету из пачки (ну да, я не бросала курить, была уверена, что детей быть не может! И ведь не тошнило, грудь не болела, ну никаких признаков!) Пачка полетела в урну. Теперь ни вина, ни пива, ни сигарет - да кому это все нужно! У меня теперь другой допинг есть. Надо было ехать на работу, дел была куча. Если меня положат в больницу, надо все дела закончить сегодня, а что не закончу, сдать коллегам. Так что сидеть мне на работе до ночи.

Перелом в голове наступил в метро, по дороге с Маяковской на Электрозаводскую. Черт побери, какая работа? Мне показан постельный режим! Какие могут быть дела, когда моей детке что-то угрожает! Хватит, у меня все проблемы наверняка оттого, что я пару дней назад на работе перетащила два кухонных комбайна со второго этажа на четвертый (не подумайте чего, образцы продукции для опроса населения). Я теперь не о себе и работе думать должна, нас же двое в этом теле. И, придя на работу, я рассказала девочкам и шефу о беременности (не собиралась, но надо было объяснять, зачем мне в больницу ложиться, а врать не хотелось). Ничего не стала доделывать, просто передала дела коллегам и поехала домой - лежать и вести беременный образ жизни.

Продолжение следует...

Анна Романова (Синица&Жучок), homutovsky@webhold.ru.