Содержание:

В настоящее время российские суды все чаще стали рассматривать дела о расторжении браков, заключенных с иностранными лицами. Поскольку подобные дела возникают между лицами, принадлежащими к различным правопорядкам, важно иметь четкое представление о том, суд какого государства компетентен рассматривать такие споры, как исчисляются сроки исковой давности по рассматриваемым делам, правильно определить право, применимое к отношениям сторон, а также знать условия признания вынесенных за пределами РФ решений о расторжении брака.

В настоящее время вопрос регулирования расторжения браков с иностранцами пользуется повышенным интересом со стороны Европейского Сообщества в рамках унификации и гармонизации коллизионного семейного законодательства стран-членов ЕС (подготовлен проект Регламента ЕС (Рим III). Ныне действующая Гаагская Конвенция для разрешения конфликтов между законами и юрисдикциям в области развода и разлучения 1902 года значительно устарела и нуждается в обновлении.

Для обозначения брачно-семейных отношений с участием иностранных лиц традиционно употребляется закрепленный в ст. 1186 ГК РФ термин "иностранный элемент". Нормы международного частного права о брачно-семейных отношениях, осложненных иностранным элементом, закреплены в разделе 7 Семейного Кодекса РФ.

К содержанию

Правила международной подсудности по делам о расторжении брака с иностранным лицом

Российские правила подсудности дел с участием иностранных лиц предусмотрены в главе 44 ГПК РФ. По общему правилу российские суды рассматривают дела с участием иностранных лиц, если гражданин-ответчик имеет место жительства в Российской Федерации. По делам о расторжении брака с иностранцем п.8 ч.3 ст. 402 ГПК РФ предусматривает, что российские суды вправе рассматривать такие дела в случае, если истец имеет место жительства в Российской Федерации или хотя бы один из супругов является российским гражданином.

Специальные правила подсудности закреплены п.2 ст. 160 Семейного Кодекса РФ, согласно которому российский гражданин, проживающий за пределами территории Российской Федерации, вправе расторгнуть брак с проживающим за пределами территории Российской Федерации супругом независимо от его гражданства в российском суде. По мнению С.П.Гришаева, анализ указанных норм ГПК РФ и СК РФ позволяет сделать вывод о том, что брак между иностранным гражданином и лицом без гражданства, между иностранными гражданами или между лицами без гражданства, когда они не проживают в Российской Федерации, не может быть расторгнут в судебном порядке на территории Российской Федерации; также не может быть расторгнут брак в судебном порядке по требованию супруга — иностранного гражданина или лица без гражданства, который не проживает в России, несмотря на то что другой супруг является резидентом Российской Федерации.

Поскольку согласно п.8 ч.3 ст. 402 ГПК РФ суд вправе, но не обязан рассматривать такие дела, в таких случаях стороны могут заключить так называемое пророгационное соглашение об изменении подсудности. Здесь следует учитывать следующее: во-первых, стороны могут изменить своим соглашением подсудность только до момента принятия дела к производству российским судом, во-вторых, соглашение сторон не должно нарушать правила исключительной подсудности российских судов или императивные правила территориальной подсудности. При этом стороны, являющиеся гражданами России, участвующей в Минской Конвенции 1993 г., обязаны соблюдать как конвенционные нормы об исключительной подсудности, так и правила внутреннего законодательства своего государства.

Что касается территориальной подсудности таких категорий дел, такая подсудность определяется в соответствии с правилом ст. 23 ГПК ПФ. Но, как считает Н.В.Марышева, по делам о расторжении брака с иностранцем определить территориальную подсудность затруднительно, когда дело относится к компетенции российских судов по критерию гражданства хотя бы одной из сторон, когда истец и ответчик проживают за пределами РФ . В связи с этим, как отмечают специалисты, в настоящее время в ГПК РФ существует пробел в части регулирования отношений, возникающих в связи с определением конкретной подсудности дел о расторжении браков гражданами РФ, проживающими за пределами территории РФ, когда отсутствует место жительства в России как у истца, так и у ответчика.

При этом следует учитывать, что если в соответствии с российским законодательством брак может быть расторгнут в органах записи гражданского состояния, брак подлежит расторжению в дипломатических представительствах и консульских учреждениях РФ. Вопросы расторжения брака в консульских учреждениях разрешаются также в двусторонних консульских соглашениях РФ.

Ввиду того, что критерии, лежащие в основе правил международной подсудности, не являются одинаковыми, может возникнуть ситуация "конфликта юрисдикций" . Для преодоления такого рода коллизий государства заключают многосторонние договоры или двусторонние соглашения о правовой помощи, в которых разрешаются вопросы подсудности. В настоящее время правила международной подсудности предусмотрены в Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года (РФ ратифицировала 10 декабря 1994 года), Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным дела 2000 года (РФ подписала, но не ратифицировала), а также в двусторонних соглашения РФ о правовой помощи (Россия как правопреемница СССР участвует в договорах о правовой помощи с Болгарией, Венгрией, Кубой, Польшей). В рамках Европейского Союза действует Регламент (ЕС) 2201/2003 от 27 ноября 2003 года о юрисдикции и признании и исполнении судебных решений в супружеских делах и в вопросах родительской ответственности. Согласно Конвенции СНГ 1993 года при применении законодательства государства, гражданами которого являются супруги в момент подачи заявления, рассматривать такие дела компетентны учреждения такого государства. Однако, если на момент подачи заявления оба супруга, имеющие общее гражданство, проживают на территории другого государства-участника Конвенции, то компетентны также учреждения этой государства. В качестве примера можно привести дело о расторжении брака между супругами — российскими гражданами, один из которых проживал в г. Ташкенте, а другой находился там лишь временно (заявление о разводе было подано в узбекский суд).

К содержанию

Процессуальные вопросы

В случае рассмотрения дела в российском суде, судья наряду с процессуальными нормами, применяет нормы, отражающие специфику дел с иностранным элементом. Так, следует учитывать принцип неизменности места рассмотрения после принятия дела к производству, а также последствия рассмотрения дела между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям одновременно в другом государстве. Согласно ст. 406 ГПК РФ предусматриваются различные процессуальные последствия для сторон в зависимости от того, на какой стадии дело находится в суде иностранного государства. В частности, в случае вынесения иностранным судом решения по делу судья отказывает в принятии искового заявления или прекращает производство по делу при условии наличия заключенного с Россией международного договора о взаимном признании и исполнении; в случае нахождения дела в производстве иностранного суда судья возвращает или оставляет без рассмотрения исковое заявление. Проблема параллельного судебного процесса в иностранном государстве разрешена в некоторых двусторонних соглашениях о правовой помощи, в которых определяется, как поступить суду по предъявленному иску, если в производстве суда другой страны уже находится дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (например, о расторжении брака супругов, проживающих в разных странах и предъявляющих иски в суды своих стран).

К содержанию

Сроки исковой давности

В соответствии с российскими нормами международного частного права исковая давность определяется по праву страны, подлежащему применению к соответствующему отношению. В случае признания в качестве такового российского права подлежат применению предусмотренные ст. 9 СК РФ правила об исковой давности. Так, согласно указанной статье на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением случаев, если срок для защиты нарушенного права установлен настоящим Кодексом. Единственное исключение, касающееся расторжения брака, предусмотрено ст. 38 СК РФ, согласно которой к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехмесячный срок исковой давности.

К содержанию

Применимое право

Осложненные иностранным элементом отношения по расторжению брака регулируются нормами раздела 7 Семейного Кодекса РФ. Однако, поскольку в Семейном Кодексе РФ урегулированы лишь некоторые вопросы международного частного права (установление содержания иностранного семейного права, оговорка о публичном порядке при применении иностранного семейного права). Надо думать, что к вопросам, не урегулированным семейным законодательством, будут применяться по аналогии общие положения раздела 6 части 3 Гражданского Кодекса РФ. Как справедливо отмечает Н.И. Марышева, указанный пробел в правовом регулировании разрешается путем применения общих положений международного частного права, предусмотренных в разделе 6 части третьей Гражданского Кодекса.

Согласно ст. 1186 ГК РФ "Правила определении права, применимого к гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом" применимое право устанавливается на основании ГК РФ, иных законов, международных договоров РФ, а также обычаев, признаваемых в РФ. Среди международных договоров РФ, подлежащих применению к делам о расторжении брака с иностранным лицом, можно назвать Минскую Конвенцию СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года, а также многочисленные двусторонние соглашения РФ о правовой помощи.

Право, подлежащее применению к расторжению договора с иностранцем, определяется в соответствие со ст. 160 Семейного Кодекса РФ. Анализ указанной статьи позволяет сделать вывод о том, что в основе определения применимого права лежит территориальный принцип места расторжения брака. Так, расторжение брака на территории РФ подчиняется требованиям российского законодательства, в то время как расторжение брака за границей будет регулироваться соответствующими правилами иностранного законодательства. Россия как участница Минской Конвенции подчиняется правилам, изложенным в данной Конвенции. Так, Конвенция предписывает применять законодательство страны, гражданами которой являются супруги в момент подачи заявления; в случае, когда страна гражданства супругов не совпадает, применяется законодательство государства, учреждение которого рассматривает дело о расторжении (lex fori). В 2002 году государства-участники СНГ приняли практически идентичную Кишиневскую Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, которая, тем не менее, не отменяет ранее принятую Минскую Конвенцию. Она продолжает действовать для России, которая не ратифицировали Кишиневскую Конвенцию.

Если в соответствии с применяемой коллизионной нормой подлежит применению российское право, не совсем ясно, может ли суд, рассматривающий дело о расторжении брака с иностранным лицом, разрешать согласно российскому праву следующие важные вопросы: 1) с кем из родителей будет проживать несовершеннолетние дети; 2) с кого из родителей и в каком размере взыскиваются алименты; 3) производит раздел общего имущества супругов; 4) определяет порядок выплаты средств на содержание нетрудоспособного супруга. Логика законодателя такова, что отдельная коллизионная норма (ст. 163 СК РФ) для определения права, применимого к правам и обязанностям родителей и детей, в том числе обязанности родителей по содержанию детей, призвана максимально учесть интересы ребенка. Стало быть, применение российского права, когда родители и их дети совместно проживают в другом государстве, вступает в таком случае в противоречие с требованиями ст. 163 СК РФ.

К содержанию

Признание иностранных судебных решений о расторжении брака

Правовые основы признания и приведения в исполнения решений иностранных судов закреплены в главе 45 ГПК РФ. По общему принципу, положенному в основу признания иностранных судебных решений, любые решения иностранного суда, в том числе по семейным делам, признаются на территории России только при наличии международного договора, заключенного между РФ и государством суда, вынесшего решение. Однако в российской доктрине международного частного права позиция законодателя воспринимается неоднозначно. Так, авторы, высказывающиеся не в пользу признания и приведения в исполнение решений иностранных судов без международного договора, приводят различные аргументы:

  1. принцип международной вежливости (comitas gentium) как общепризнанный принцип международного права;
  2. отказ от признания и исполнения иностранного судебного решения означает отказ в праве на судебную защиту;
  3. исполнение иностранного судебного решения рассматривается как действия по исполнению поручения.

Из анализа российских процессуальных норм вытекает, что решения суда о расторжении брака по своему характеру не требуют приведения в исполнение, достаточно простого признания. Правила п.3 ст. 160 СК РФ о признании иностранного судебного решения о расторжении брака в России действительным следует рассматривать как специальную норму, отменяющую регулирование соответствующих вопросов более общими нормами глава 45 ГПК РФ. Согласно п.3 ст. 160 СК РФ требуется соблюсти следующие условия: 1. орган, принявший решение о расторжении брака, должен быть компетентен рассматривать такие дела в соответствии с законодательством государства, суд которого вынес указанное решение; 2. действующие в таком государстве правила о применимом к отношению сторон праве должны быть правильно применены.

Так, по делу о признании решения суда г. Хельсинки (Финляндия) о расторжении брака между Л.И. и Л.А., президиум Санкт-Петербургского городского суда от 30.01.2008 г. № 44г-42/0 постановил, что при признании решения иностранного суда о расторжении брака российский судья не праве требовать, помимо судебного решения, предоставления каких-либо иных документов, подтверждающих расторжение брака в иностранном государстве (соблюдение установленного ст. 25 Семейного Кодекса РФ запрета на вступление в новый брак до получения свидетельства о расторжения брака в органе загса, если законодательство иностранного государства о расторжении брака было полностью соблюдено). Вывод Санкт-Петербургского городского суда соответствует позиции Верховного суда РФ, высказанной в определении от 15.08.2002 г. по делу № 78-Го2-42 признании решения суда г. Риихимяки о расторжения брака. Следует отметить, что предусмотренные положения иностранного законодательства о компетенции подразумевают соблюдение правил не только подведомственности, но и подсудности, включая закрепленные в праве такого государства правила международной подсудности.

Случаи отказа в признании иностранного решения о расторжении брака предусмотрены в ст. 412 ГПК. При определении вопроса о том, вступило ли в силу решение иностранного суда о расторжении брака, российский суд применяет соответствующие нормы иностранного государства. Так, как постановил Верховный Суд РФ в определении по делу о признании решения суда г. Вильгельмсхафена (Германия) о расторжении брака между А.М. и А., отметка суда "решение обнародовано" означает вступление такого решения в силу и поэтому оснований для отказа в признании решения иностранного суда не имеется.

Более того, соответствующие правила, устанавливающие применимое право, могут отослать как к своему собственному праву, так и к праву другого государства. В соответствии со ст. 166 СК РФ содержание норм иностранного права устанавливается в соответствии официальным толкованием, доктриной, а также практикой применения, т.е. иностранное право применятся так, как если бы применял такие нормы местный судья. Здесь следует иметь в виду, что в силу различий в коллизионно-правовом регулировании расторжения брака в различных странах может возникнуть проблема так называемой обратной отсылки, когда право страны суда отсылает к праву другого государства в целом, т.е. не только к материальному, но и к коллизионному праву соответствующего государства, а коллизионные нормы такого государства снова отсылают с праву страны суда. Существуют различные подходы к разрешению проблемы обратной отсылки. Законодательство РФ о международном частном праве придерживается принципа непринятия обратной отсылки иностранного права, за исключением случая отсылки к российскому праву, применяемого в области правового положения физического лица. Было бы целесообразнее урегулировать проблему обратной отсылки в международном договоре, однако на сегодняшний день обозначенная проблема не разрешена пока ни в одном международном документе в области семейного права. Следует отметить, что ст. 1190 Гражданского Кодекса РФ исключает обратную отсылку вообще, рассматривая любую отсылку к иностранному праву как отсылку к материальному, а не коллизионному праву такой страны.

Согласно статье 413 ГПК РФ устанавливает возможность приведения в исполнения решения иностранного суда возражений другой стороны относительно такого признания, тогда как ст. 415 ГПК РФ закрепляет перечень категорий дел, решения по которым вследствие своего содержания не требуют дальнейшего производства. К таким делам отнесены дела о расторжения брака между российским гражданином и иностранным гражданином, если хотя бы один из них проживал вне пределов РФ в момент рассмотрения дела, а также аналогичные решения между иностранными гражданами, если оба супруга проживали вне пределов РФ в момент рассмотрения дела. В связи с идентичностью формулировки ("без дальнейшего производства"), используемой в вышеназванных статьях ГПК РФ, возникает вопрос о том, может ли заинтересованная сторона представить возражения относительно признания закрепленных в ст. 415 ГПК решений судов о расторжении брака или в отношении таких решений установлена автоматическая процедура признания. В науке обозначенная проблема получила неоднозначное разрешение. Так, по мнению М.М.Богуславского , предусмотренные ст. 415 ГПК РФ решения о расторжении брак признаются автоматически без предоставления другой стороне возможности для возражения, иной точки зрения придерживается Н.И. Марышева, полагая, что ввиду указанной неоднозначности исключать возможность заявления возражения по таким делам некорректно.

Порой существенные расхождения в самой природе бракоразводного процесса различных правовых систем создают некоторые трудности в признании расторжения брака, имевшего место за границей. Указанные противоречия объясняются тем, что брачно-семейные отношения, в том числе с иностранным лицом, неразрывно связаны с национальными интересами определенного государства и поэтому находятся под особой охраной государства. Особая защита сторон отношений по расторжению брака с иностранцем проявляется в значительном числе односторонних коллизионных норм (коллизионные нормы о заключении и расторжения брака с иностранным лицом). В целях устранения коллизий законов государства путем заключения многостороннего международного договора применяют согласованный порядок признания разводов, совершенных на территории другого государства.

В настоящее время международно-правовое регулирование вопросов признания разводов, совершенных за границей, получило закрепление в Гаагской Конвенции "О признания развода и судебного разлучения супругов" 1970 года. Российская Федерация не участвует в Гаагской Конвенции. Как видно из состава стран-участниц Конвенции, подход, получивший закрепление в Конвенции, получил широкое признание, прежде всего, среди стран-членов Европейского Союза.

Хотелось бы отметить некоторые довольные удачные положения указанной Конвенции. К примеру, правило, запрещающее суду государства, в котором испрашивается признание расторжения брака, отказывать в признании развода по причине того, что по праву такого государства или праву любого другого государства признание расторжения такого брака не допускается или по причине несовпадения применимого права с правилами международного частного права в таком государстве; разрешается вопрос о том, как поступать в случае отсылки к праву государства с несколькими правовыми системами, применяемыми на отдельных территориях данного государства или в отношении отдельных категорий лиц, разъясняется, что следует понимать под понятием "обычное местожительство", предусматривается возможность применения наиболее благоприятных правовых норм при признании расторжения брака.