Круиз "Москва — Горицы (Вологда) — Череповец — Москва". 14-20 июля 2011 г.

Необыкновенное речное путешествие. Часть 1Мы с моей шестнадцатилетней дочкой — опытные речные туристы. Но, несмотря на большое количество пройденных круизов, мы впервые должны были посетить сразу три новых для нас города — Вологду, Череповец и Белозерск на теплоходе "Нижний Новгород".

Первый день. Нет, первый час круиза для себя я называю часом освобождения. Освобождения от всей той суеты, нервотрепки, которая не отпускает нас весь год в Москве. А в этот круиз мы отправились после окончания школы, сдачи ЕГЭ, в разгаре мучительного ожидания результатов вступительной кампании в институтах. Но стоило мне сделать первый круг по синей палубе, стоило сделать сто (или двести) первую фотографию моста, пролетающего самолета, часовенки на берегу, и все мои тревоги улетучились, чтобы вернуться через неделю, когда мы сойдем с корабля...

Сразу скажу, что в этом круизе мы были любимчиками погоды. Дождь лишь напоминал нам о себе мокрыми палубами утром в Ярославле и быстрыми каплями в лобовое стекло автобуса по пути из Вологды. А при возвращении он приветствовал нас на канале и в Химкинском водохранилище, совсем прекратившись к моменту швартовки на родном Речном. Жара, по существу, тоже нас почти миновала, только слегка припугнув в какой-то момент в Череповце и Мышкине.

Мне бы очень хотелось писать только о хорошем, но жизнь есть жизнь, и одну тему мне обойти не удастся. Это — "Булгария", которая затонула за четыре дня до начала нашего круиза. Еще при отправлении в круиз в своем приветственном слове наш капитан предупредил, что во второй день путешествия на теплоходе будет объявлена учебная тревога. Потом несколько раз по радио напоминали всем об этом учении. И вот в 12.15 прозвучал сигнал тревоги...

Необыкновенное речное путешествие. Часть 1Мы с дочкой заранее спустились в каюту, чтобы потренироваться в надевании спасательного жилета. Мы очень старались сделать все правильно, но, увы, у нас это не получилось. Как и у всех наших соседей по палубе. Только спустившийся к нам член команды объяснил, что верхняя часть спасжилета должна плотно примыкать к нижней... Но это — мелочи, которые можно отнести на нашу несообразительность и невнимательность. Гораздо хуже другое. Лично у меня учебная тревога оставила гораздо больше вопросов, чем дала ответов. Что мы, пассажиры, поняли? Что мы, где бы ни находились, услышав сигнал, должны бежать в каюты, надевать свои жилеты, выходить в коридор и стоять у своих дверей. Вот здесь-то и начинаются вопросы. Хватит ли у меня времени на спуск в каюту? По инструкции пассажиры должны, надев жилет, стоять под дверью своей каюты и ждать, когда за ними придёт приписанный к ним член команды. Сколько ждать? А если он не придёт? Потому что не может (ранен, например) или потому что спасает только себя (не хочу никого обвинять, но вспомните разницу в статистике выживших и погибших членов команды и пассажиров "Булгарии")?

Наше учение закончилось как раз тем, что мы постояли-постояли, а потом пришел член команды и велел снимать жилеты.

После учебной тревоги и обеда мы подошли к Угличу. Этот город — наш старый, хорошо изученный знакомец, поэтому мы решили посвятить стоянку купанию. В двух шагах от пристани — лодочная станция, где за 240 рублей в час мы и взяли лодку на прокат. Получили (опять же) спасжилеты, примерили их, сфотографировались, поняли, что на жаре в них мы не сможем на другой берег переплыть (грести же неудобно), да и сложили их в лодку. В общем, за два часа мы успели переплыть в лодке на песчаный пляжик (это, как я поняла, на искусственной косе, что идет от шлюза), совершенно пустой и довольно чистый, искупаться, вернуться обратно (это было не так легко, т.к. пошел сброс воды с турбины ГЭС, у дочки не хватало сил грести, пришлось мне сесть на весла), поплавать в бухточке и сделать фотографии достопримечательностей "с воды".

Утром третьего дня мы пришли в Ярославль, еще один наш давно знакомый и любимый город. Мы опять не пошли на экскурсию — очень уж хотелось нам не торопясь пройтись по знакомым улицам, посмотреть, смогли ли все-таки привести город в порядок и украсить к юбилею (кто был там перед юбилеем — тот нас поймет). И еще была мечта — посетить музей "Музыка и время", о котором мы давно слышали, но никак не могли туда попасть.

Итак, еще нет и половины девятого. А мы уже гуляем по Ярославлю. "Фирменные" лавочки с гербом города, пустая пока набережная, знакомые беседки. И стрелка Волги и Которосли с уже подзабытым за время реконструкции медведем-клумбой! На мысу стрелки мы видим новый монумент и, конечно, тут же решаем спуститься на стрелку, чтобы дойти до него. Сказано-сделано. Похоже, здесь даже фонтаны еще не проснулись — лишь крохотные струйки воды вяло вытекают из отверстий фонтанных труб.

Необыкновенное речное путешествие. Часть 1Вдруг нас заставляет вздрогнуть мощный и до боли знакомый звук из усилителей: Виндоус загружается. Моя дочь с подружкой (когда столько лет ходишь в круизы, то на теплоходе не только находишь новых друзей, но и встречаешь старых, как и получилось у нас), смеются. И опять — тишина, мы неторопливо бредём к монументу. И вдруг тишина разорвалась, её прогнала хлынувшая как по волшебству чудесная музыка. И фонтаны проснулись, и заплясали в такт музыке струи воды. А мы застыли, пораженные и восхищенные.

Монумент в честь 1000-летия Ярославля мне понравился. Насладившись прогулкой, мы отправились в центр города, по пути еще и полюбовались оригинальными клумбами.

Так, не торопясь, мы и подошли к 10 часам (времени открытия) к одному из первых частных музеев России — музею "Музыка и время". Его создатель — Джон Мостославский, профессиональный фокусник и увлеченный коллекционер. Начинал с колокольчиков, а теперь в музее можно увидеть и грампластинки, и музыкальные шкатулки, и старинные музыкальные инструменты, и предметы быта. И не просто увидеть, но и послушать, как все это звучит. По немногочисленным, небольшим, но очень, так сказать, заполненным экспонатами залам нас провожала прекрасная экскурсовод. В музее можно было приобрести сувениры и посетить две другие выставки — фарфора и каслинского литья. Но мы так переполнились впечатлениями, что решили оставить эти экспозиции на будущее.

В четвертый день круиза в Горицах нам предлагалась программа на выбор: либо восьмичасовая экскурсия в Вологду, либо — экскурсия в Кирилло-Белозерский монастырь, к которой, по желанию, можно было еще и добавить дополнительную экскурсию в Ферапонтов монастырь. Мы, конечно, выбрали Вологду, где еще не бывали.

С экскурсоводом Надеждой нам очень повезло: её прекрасная речь, глубокие знания истории и культуры Вологодского края, благожелательность сделали наше путешествие приятным и познавательным. Мне даже дорога в Вологду доставила несказанное удовольствие. Сначала мы проехали уже хорошо нам известный участок пути до города Кириллова. Потом продолжили свой путь по национальному парку "Русский север". Надежда много рассказывала о национальном парке, об его уникальной флоре и фауне. Всю дорогу я сожалела только об одном: нельзя остановить автобус хотя бы на минутку, чтобы запечатлеть ту красоту, мимо которой мы проезжаем (пробовала фотографировать на ходу, но ничего не получилось хорошего). Синее небо с облаками, которые напоминают то сказочных зверей, то морскую пену. Холмы с разнотравьем. Целые поля лилового иван-чая (он сопровождал нас всю дрогу от Москвы и обратно). Скошенные поля с живописно раскиданными "свёрточками" (не знаю, как правильно сказать, это именно такие цилиндрические свёртки, а не копны или стога) сена. Деревеньки с церквушками.

А потом километров 50 мы ехали вдоль Кубенского озера. Его длина — 58 километров, а ширина — всего 12. Впадает в озеро множество рек, а вытекает — одна Сухона. Посредине озера стоял когда-то богатый монастырь, возведенный князем Глебом в благодарность за спасение во время шторма (у озера — суровый нрав). А после революции монастырь был разрушен, и лишь в 90-е года благодаря энтузиазму вологжанина Александра Плигина началось восстановление монастыря. В 2004-м Плигин умер, похоронен на острове, семья продолжает его дело. Конечно, мы не были на острове, издалека лишь видели, проезжая, церковь и часовню на Спас-Камне, но история эта тронула мою душу.

Необыкновенное речное путешествие. Часть 1Мне очень понравилось, как бережно относятся на Вологодщине к своему прошлому. Чуть ли не у каждой деревеньки, которую мы проезжали, установлены издалека видные щиты (чуть не написала — рекламные), на которых написано о достопримечательностях населенного пункта или о том, какие знаменитые люди здесь родились и жили. Вот деревня со смешным названием Сяма — здесь родился Гиляровский. А вот село Никольское, где в интернате воспитывался поэт Николай Рубцов, где у него гражданском браке родилась дочь. Конечно, далеко не все имена, упоминаемые на стендах, мне знакомы, но приятно, что здесь стремятся сохранить свою историю. Будь у меня такая возможность, я бы обязательно приехала в эти края на машине, самостоятельно посетила бы все эти деревни и деревеньки, добралась бы и до Спас-Камня, и до музея Рубцова в Никольском, зашла бы в старинные церкви... "Но предписан распорядок действий..."

Мы приближаемся к Вологде, проезжаем село Молочное — центр вологодского маслоделия и молочной промышленности. Надежда рассказывает нам о человеке, благодаря которому появилось не только знаменитое вологодское масло, но и вообще маслобойное и сыроваренное дело в России. Речь идет о старшем брате великого русского художника Василия Верещагина — Николае Васильевиче Верещагине. Я не хочу перегружать свой и так уже слишком длинный отчет историческими и биографическими экскурсами, но очень советую тем, кто интересуется историей, кто в истории видит не перечень дат, а следы жизни интересных людей, найти информацию о Николае Верещагине. Это нетрудно сделать — спасибо Интернету!

А мы уже в Вологде, направляемся в филиал историко-архитектурного музея — дом Самариных, двухэтажный купеческий особнячок. Раньше семья домовладельца жила на первом этаже, а вторую — сдавала. В 1913 −1914 году в съемной квартире жили Мария Ильинична и Мария Александровна Ульяновы (сестра и мать Ленина). Сейчас там воссоздан интерьер этой съемной квартиры. На первом этаже — выставка фотографий и экспозиция "Уездная гимназия".

После осмотра музея мы отправляемся на центральную площадь города. Надежда с гордостью (все-таки Вологда — северный город) показывает нам клумбы и вертикальное озеленение. Как жаль, что мы не можем погулять подольше! Нас уже ждет "Снежинка", фабрика, где производятся те самые знаменитые вологодские кружева. Но мы увидели только магазин с разными кружевными изделиями и очень высокими ценами. В этом торговом зале сидела одна-единственная живая кружевница, которую нам посчастливилось повидать, и плела коклюшками Деда Мороза. Кроме торгового зала мы посетили еще одну комнату, где висели образцы (очень малое количество) изделий, и где нам немного рассказали о прошлом и настоящем фабрики и показали альбомчики с образцами кружев.

После посещения "Снежинки" мы поехали в центр Вологды, к вологодскому Кремлю. По программе мы посетили выставку древнерусской живописи, но, признаюсь, мы не дослушали до конца эту экскурсию, хотя в Кремле экскурсоводом была девушка — научный сотрудник музея, которая рассказывала грамотно и интересно. Но если бы мы дослушали экскурсию до конца, у нас вообще бы не осталось времени на то, чтобы самостоятельно пройтись по Кремлю, выйти на берег реки Вологды, осмотреть чудесный памятник поэту и офицеру Батюшкову, полюбоваться роскошными клумбами. Так что приходилось выбирать. И мы сбежали с экскурсии, чтобы самостоятельно погулять по городу.

Еще на "Снежинке" мы узнали, что в Вологде есть великолепный музей кружева, экспозиция которого знакомит с историей этого волшебно ремесла, где можно увидеть самые изысканные произведения бельгийского, французского, ну и, конечно, вологодского кружевного искусства. Музей находится прямо за стенами Кремля, но его посещение не было предусмотрено. Мы бы пошли в музей сами, но он был закрыт (да и времени бы не хватило все осмотреть).

Продолжение следует...