Судьба забросила нас в далекий Таджикистан. Сначала он меня пугал, казался чем-то из "Скифов" Блока, таинственным, непонятным. Да и как можно понять в одночасье душу другого народа, веками формировавшуюся и получавшую шрамы в многочисленных войнах, одна их которых закончилась совсем недавно?

Самолет мягко сел (потом мене рассказали, что пилоты долгое время летают на Памир в сложных условиях взлета/посадки, и только потом их выпускают на международные рейсы)... Да, это не Европа: более чем скромный аэропорт, никаких тележек для багажа. И солнце — ярчайшее, ослепительное июньское солнце... Меня встречал муж, мы ехали по городу, и я все более и более понимала, что сказки не будет — настороженные взгляды, бросаемые людьми на улицах на нашу машину, почему-то несколько пугали меня... Прошло два года. Многое было за эти два года — привыкание к чужой стране, чужим обычаям, неторопливому образу жизни. Всего не перечислишь. Сейчас я не хочу уезжать — я влюблена в эту природу, это солнце, эти горные реки и алые маки весной вдоль дорог. Я влюблена в виноградники, цветущие деревья, чинары и ноны (лепешки), зеленый чай, в слово "майли" — "хорошо, ладно". Я привыкла торговаться на базаре, готовить еду почти из ничего. Я привыкла.

Эта зима была суровой, Таджикистан замерзал, страна запросила международную помощь. Дома не отапливали, вода шла с перебоями, газ — тоже. В школах были сокращены уроки, мерзли все... Это сложно объяснить, почему мы, приехав из российских морозов в 25 градусов, здесь коченели при 15. Климат здесь сухой, и если летом плюс 40 вы ощущаете, только стоя на прямом солнцепеке, то зимой минус 15 — это уже очень холодно.

Но я хочу рассказать о творческих людях Таджикистана, с которыми я имела радость общаться. И удовольствие прикоснуться к их творчеству.

Совершенно случайно мы обнаружили в Музыкальной школе им. Амин-заде танцевальный национальный класс. Дочка была свободна от нагрузок, и поэтому мы отдали ее в этот класс к замечательнейшему педагогу — заслуженной артистке республики Таджикистан, лауреату премии им. Рудаки Экраевой Халимехон. Ребенок у меня лишен особых танцевальных способностей, но Халимахон, или, как ее называют и взрослые и дети, малима (учительница), сказала, что сделает из нее артистку. Нам было трудно. Через месяц дочка заявила, что у нее не получается, и ходить она не будет, но тут мы проявили настойчивость (танцы полезны для позвоночника и вообще формируют хорошую осанку), и дочка, хоть и пищала, продолжала ходить, а через полгода она втянулась и стала ходить уже с удовольствием. В этом году она уже участвовала в концертах, улыбалась лучше всех (улыбка очень важна на сцене для танцора). Малима с гордостью сказала, что она сделала из нее танцовщицу. И это правда. Очень требовательный педагог, а вместе с тем чудесной души женщина, она увидела в моем неуклюжем ребенке "девочку Востока", научила ее, приняла, не навязывая никаких мнений, ее русскую манеру танца. Показала все разнообразие тонкой песни восточного танца. В классе наравне с таджичками и узбечками занимались и русские девочки — малима не делала разницы. Все они были ее девочки, ее артистки. Я бесконечно благодарна ей за чуткость, доброту, внимание и терпение к детям, за творческий энтузиазм, за любовь к своему делу, за радость, которую испытывали все родители на концерте, за крики "браво", которые слышали наши артистки. Спасибо Вам, Халимахон!

Вообще в республике много талантливых людей — писателей, художников, артистов. Работает Русский драматический театр им. Маяковского. Я достаточно чувствительна к игре на сцене, но труппа театра вполне профессиональна, и мне действительно нравится ходить на их спектакли.

Весной 2008 г. в Торговом представительстве Российской Федерации состоялось мероприятие в рамках Года семьи, была приглашена на встречу семья талантливого таджикского художник Сайфулло Шералиева. Отвлекусь и скажу, что в городе есть несколько художественных галерей, выставляющих работы художников, но, сколько бы я там не бродила, меня не особенно что-то восхищало — наверное, в силу моих привязанностей к пейзажу, я очень хорошо вижу нюансы работ. Увидев в Торгпредстве работы Шералиева, я была искренне поражена и восхищена мастерством художника, его тонким видением живой природы, его чувством прекрасного. Особенно понравились картины в технике рисунка по изморози. Эти картины рисуются на улице в сильный мороз, на них получается сеточка от морозного узора — потрясающее впечатление, такого я не видела нигде до этого. Очень скромный Сайфулло-ака ответил на мой вопрос "Где Вы выставляетесь?": "Почти нигде, недавно была одна выставка, и совсем недавно я ездил в Париж по приглашению одного хорошего человека".

Его дочь, молодой таджикский модельер Равшана Шералиева, представила свою коллекцию одежды. Очень свежий взгляд на традиции Востока в современной моде: нежность, таинственность восточных женщин тесно сплелись с молодежным весельем и кокетством современной девушки Таджикистана. Вообще Таджикистан любит свои национальные наряды. На улицах почти все женщины ходят в национальных платьях, мужчины — в вечных, как наш мир, тюбетейках.

Побывав в Ташкенте, можно сказать, что он — город современный, напоминающий Москву, ну а Душанбе — город восточный, с традициями и обычаями Востока во всем. Дастарханы, зеленый чай в пиалах, плов в лаганах, невеста в национальном свадебном наряде, под звуки труб идущая с женихом к памятному месту. Мы посещаем Красную площадь, Воробьевы горы, они — памятник Авиценне. Девушки все так же выходят замуж за молодых людей, родители которых договорились об этих свадьбах. Тут в порядке вещей многоженство (запрещенное законом, но оно все же есть). Вместе с тем вырастает поколение современных молодых людей, ориентированных на образование, карьеру, выбор спутника жизни по собственному желанию. Почти все здесь владеют своим родным и русским языком, обязательно изучается в школах английский.

В Россию сейчас едут на заработки люди, не имеющие образования, поэтому мы судим о целой нации по тем, кого мы привыкли видеть на наших стройках и на улицах с метлами в руках. Это очень однобокое представление о Таджикистане, я бы сказала — совсем неверное. Великий таджикский поэт Тожди Усмон — что вы слышали о нем? А ведь сейчас его внучка, известна, пожалуй, очень многим в России — это певица Ру кола, ее клипы можно увидеть на музыкальных каналах, она участвовала в конкурсе "5 звезд", ее песня, посвященная деду, настолько трогает сердца, что нам нужно, наверное, поучится у людей Востока их отношению к старости. Девятого мая здесь отметили день Победы. Город был украшен композициями, флагами. Из Таджикистана ушло на фронт около 140 тысяч человек. Здесь есть Парк Победы, где проходят торжества. Мы видели множество ветеранов. К сожалению, их все меньше и меньше становится... И вспоминают о них все так же в праздники, пенсия очень маленькая, но в силу традиций Востока дети тут помогают своим родителям, чтут их. Не видела здесь ни одного дома престарелых...

Балерина Малика Сабирова... Ее танец, как тончайшая нить шелкового восточного платка, завораживал умы и сердца. Можно назвать еще много имен, но что они скажут вам? Мы боремся за выживание в этом мире и редко стремимся познать мир вокруг нас. Наше представление о других культурах настольно общее, что услышав клише, высказанное критиком, мы готовы принять его как догму... Я не призываю всех броситься изучать искусство Таджикистана, я просто хочу донести мысль, что интеллигенция Таджикистана внесла огромный вклад в развитие мировой культуры и продолжает вносить его и сейчас, в годы, когда гражданская война еще живет в сердцах людей... Хотя и прошло более 15 лет.

Дети тут называют родителей на "вы", слушаются их во всем. Ни разу я не видела на улице малыша, бьющегося в истерике оттого, что ему не купили какую-то игрушку.

Восточный базар, мальчишки с арбами, обязательный торг при покупках — это все ново для европейского человека. Он окунается в этот мир как слепой котенок, не умеющий плавать, и только желание понять и принять эту страну делает с ним чудеса.

Ольга А., helga71@bk.ru