Термин "раннее развитие" мне не нравится, потому что я не понимаю, что значит "рано развиваться". Каждый ребенок уникален и развивается с момента зачатия по-своему в зависимости от многих факторов. Нормы, принятые в нашем обществе, ставящие в соответствие возраст маленького ребенка и его умения, вызывают у меня, мягко сказать, раздражение. Для меня нормами являются совсем иные понятия: жизнерадостность, любознательность, стремление к открытиям, к созиданию. А знать всех художников-передвижников в 2 года - кому это надо?

А теперь моя история. Я очень люблю детей и все, связанное с ними. Еще в детстве я нянчила всю малышню во дворе, в младших классах бегала в свой детский сад погулять с детишками, в старших - работала вожатой в пришкольном лагере, сейчас работаю с большими детьми - студентами и школьниками в детском клубе. Но моя история, связанная с развитием детей, началась в студенческие годы, когда я два лета работала воспитателем в детском саду, в одной и той же группе с перерывом в 2 года: детям было 4 и 6 лет. И вот что меня тогда поразило: когда я пришла к "своим" деткам во второй раз, я обнаружила, что они остались "такими же". В каком смысле? Те дети, которые отличались любопытством в 4 года, стали еще более смышлеными и по-прежнему тянулись к знаниям. А те, кому было все неинтересно, кто любил послоняться без дела - делали это с еще большим удовольствием. Новых талантов у детей я не обнаружила, а вот те, что были, у кого-то развились, а у кого-то потерялись. Вот тогда-то у меня и сложилось убеждение, что "основа" личности формируется в раннем возрасте, где-то до 4-5 лет.

Я прочитала много книг и статей о разных методиках развития и обучения детей. Самое большое влияние на меня оказали книги Б.В.Никитина "Первые уроки естественного воспитания или детство без болезней" и Сесиль Лупан "Поверь в свое дитя". Нет, я не следовала понравившимся идеям слепо и фанатично. За несколько лет до появления своего ребенка все прочитанное проинтегрировалось и продифференцировалось в моей голове множество раз и сложилось в некоторый образ. Мой образ жизни с моим ребенком.

Мой сынок был очень долгожданным. Об этом я писала в статье "Мои два кесаревых: Зайчик-Степашка и Медведь-ворчун: кто следующий?". Первые пять месяцев после его рождения я посвятила только ему. Я с ним занималась все время, пока он не спал: читала книжки, пела песенки, показывала ему разные игрушки-предметы, объясняла их свойства: "Вот это шарики, пластмассовые, разных цветов, синие, красные, зеленые, желтые. Давай посчитаем красные шарики: один, два, три, четыре! А сколько пальчиков на ручке у Степы? Этот пальчик в лес ходил, этот пальчик дрова рубил, этот пальчик печь топил, этот пальчик кашу варил, этот пальчик все-все съел, потому и потолстел! Один, два, три, четыре, пять! Пальчиков пять, а шариков четыре. Что больше пять или четыре? Конечно, пять!".

Месячный Степка улыбался мне в ответ, и никто ведь не знает - понимал или не понимал, но ему БЫЛО ИНТЕРЕСНО - это точно. Утром, как только Степа просыпался, я его кормила, укладывала рядом с собой, и читала книжки. Было 3 хита: "Ладушки", "Котауси и Мауси" и "Веселый счет" - это те книжки, которые читались чуть ли не каждый день и занимали 40 минут. Все это время Степка тихонько лежал, внимательно слушал и рассматривал картинки, к двум месяцем стал тянуть ручки и водить по картинкам, а к 3-м пробовал книжки "на зуб".

Я никогда не думала, что Степе что-то делать рано. Я ему предлагала, и если нравилось - мы этим занимались, нет - откладывали и пробовали снова через какое-то время. Я показывала Степану самые разные предметы, карточки со словами, картинки с животными. Просто показывала, рассказывала, объясняла и никогда не просила его что-то показать или дать мне. Это уже позже, месяцев с шести, он безошибочно отличал карточку "мама" от "папа", собирал пирамидку или строил башни из кубиков по предложенному плану, показывал предметы в доме.

Большое внимание мы уделяли физическому развитию. Ежедневный массаж и гимнастика, плавание, продолжительные активные прогулки на свежем воздухе. Мы почти сразу же начали купать Степку в большой ванной. "Плавали" на спине и животе "восьмерками". После купания обливали прохладной водой. Степа с 3-х мес. переворачивался, уверенно опирался на ножки, правда, совсем не ползал, с 8 мес. уже начал ходить. В год и 4 месяца мы продали коляску и гуляли только пешком. Нашим любимым местом прогулок стала спортивная площадка в детском парке.

Пеленальный столик я обставила со всех сторон яркими игрушками-книжками, меняла их, ставила на стол неваляшку и "звучащие игрушки". Тянуться и бить по ним Степка научился к полутора месяцам, а к 2-м хватать или сталкивать со стола. В 4 мес. на столе стало уже опасно играть, и мы окончательно "переехали" на пол - на палас с железной и автомобильной дорогами, станциями и дорожными знаками.

В Степины 5 мес. я села за диссертацию, которую, по словам шефа, надо было срочно заканчивать, иначе результаты устареют. Сначала я брала Степку на колени, потом сажала на высокий стульчик рядом с собой и давала ему свои учебники и черновики. Он отказывался от своих книжек, т.к. хотел такие, как у мамы. Он тыкал пальчиком в формулу или график, и вопросительно восклицал: "А?" (это, видимо, сокращение от моего "а это что такое?"). Мне было некогда придумывать что-то, и я объясняла ему все, как есть: "это интеграл по замкнутому контуру, это график скорости, это...". Глаза Степы выражали бурный восторг. К тому же я дала ему цветные карандаши, и он мог, копируя маму, "исправлять ошибки" в черновике диссертации.

В Степины 8 мес. я вышла на работу, еще через 3 мес. защитилась. Спасибо моему сыну - именно его успехи воодушевили меня на этот подвиг. Со Степой нянчилась моя мама. Уставала сильно, говорила: другие дети - как дети, гуляют-играют, а ему все время чем-то заниматься надо, и еще объяснений требует! А ему года еще нет!

Мама была права, тяга к познанию у Степы уже тогда была неимоверной. То ли "от природы", то ли мои беспрерывные занятия подействовали, точно не знаю. Только теперь передо мной встала новая задача - не дать угаснуть этой страсти. А в то время (1997 г.) это было не просто. В магазинах самая развивающая игрушка была - пирамидка, самая развивающая книжка - "Теремок". Всезнающий Интернет до нас еще не дошел. Советского "развивающего" наследия не осталось, а нового еще не было.

Но, может, это и к лучшему? Мы сами делали книжки-малышки, кубики, картины-аппликации, шили одежду куклам и мастерили мебель. В год Степа сам умел сшить два кусочка ткани, а в полтора забить гвоздь (под присмотром, конечно). Любимой игрушкой стали самодельные кубики Никитина, из которых Степа собирал замысловатые фигуры, и рамки-вкладыши Монтессори, которые мы вырезали из... губок для мытья посуды. А какой радостью была первая красочная большая азбука, подаренная мамой и папой к первой годовщине! В ней можно было писать фломастером и стирать тряпочкой - там Степа научился писать (списывать) слова. Чуть позже Степа освоил и первую компьютерную программу - текстовый редактор "Лексикон".

Для меня всегда было загадкой то, что до 2-х лет Степка всегда отставал от большинства норм, декларируемых врачами районной поликлиники. Диагнозы "ММД" и еще какой-то "синдром" писались крупными буквами. Говорить что-либо кроме "ма-ма" и "ба-ба" он начал только за неделю до двухлетия. Сразу предложениями. И как оказалось, текст книжек-хитов он уже знал наизусть. Перед сном ежедневно мы хором прочитывали 5-6 книжек, пока я окончательно не выбивалась из сил, а Степа все нес и нес ко мне спящей новые книжки. Однажды мы записали этот вечерний моцион на видео и отправили бабушке в Казань, она у нас почти всю жизнь работает в детском саду, так ее коллеги в один голос воскликнули: "Как можно так мучить ребенка!". Это была первая из многочисленных реплик в мой адрес на тему "лишения ребенка детства".

Я никогда не ставила перед собой цель чему-то научить сына "раньше", никогда не устраивала контрольных тестов, и, боже упаси, не заставляла. Наше общение всегда приносило нам радость, мне очень хотелось просто открыть ребенку мир, показать и рассказать как можно больше, я пыталась вызвать интерес и стремление к познанию. Ведь важно не то, сколько ребенок знает, а то, сколько хочет узнать.

В ванной я рассказывала Степе о свойствах воды, и мы проделывали многочисленные опыты, в результате которых Степа узнал, что такое объем, скорость течения, диаметр струи. На кухне Степа возился с крупами, фасолью, горохом (вот где развивается мелкая моторика), сам засыпал крупу в молоко и мешал каши, резал картошку для супа. Да-да, первый раз Степа взял нож в руки в 9 мес., не обращая внимания на мои уговоры, один раз порезал палец и с тех пор резал все очень аккуратно. На кухне же играл магнитными буквами и слушал мои рассказы о том, какой путь проделывает зернышко от поля до булочки и как растут овощи. Последнее он и сам воочию наблюдал на даче, где каждое лето проводил с дедулей и бабулей. Дед научил его столярному делу, а бабушка разрешала сажать, рыхлить, полоть, поливать, собирать и пр., несмотря на некоторые потери урожая. Дед ему даже инструменты соорудил "по возрасту", не игрушечные, а настоящие. И так везде и во всем. Где бы мы ни были, каждую свободную минутку мы заполняли рассказами или играми. Игр в нашем арсенале накопилось огромное множество, особой популярностью пользуются игры "на ходу". Иногда мне приходилось брать с собой Степу на работу. Ему это очень нравилось - он важно сидел всю "пару" рядом со студентами и писал в своей тетрадке "уравнения".

В 2,5 года Степу записали в студию "Малышок", его приняли, несмотря на то, что 3-х лет не было (тогда еще не было развивающих студий для детей до 3-х лет - это сейчас их много). "Если будет сидеть, слушать и заниматься - пусть ходит", - любезно разрешила директор Дома творчества. Степа с удовольствием занимался. 5 занятий по 25 мин раз в неделю: развитие речи, логика, хореография, музыка, ИЗО. Дома мы продолжали мастерить, доброй традицией стало выпускать "стенгазеты" и показывать кукольные спектакли на домашних праздниках. К игрушкам добавились всевозможные паззлы, конструкторы типа "Лего" (надпись "от 3-х лет" мной игнорировалась), а в Степин лексикон твердо вошло выражение "я сам".

В 2г 8 мес. Степа пошел в "соросовский" садик, где и группа была отлично обустроена, и воспитательница активная. Но через 4 месяца мы поняли, что в группе с детьми "по возрасту" Степе не интересно, а в более старшую группу заведующая принять наотрез отказалась. Как и десяток других заведующих. "Начитались книжек, детей калечат, нам проблемы создают, Никитины, понимаешь ли", - слышала я в том или ином варианте.

Но тут случай помог. Когда Степе исполнилось 3 года, меня направили на повышение квалификации в Казань, я взяла Степу с собой - бабушка помогла устроить там его в садик в группу "на год старше". Степа был самый младший в группе, но по знаниям не отличался от других детей, справлялся со всеми заданиями иногда быстрее и лучше всех. За 4 месяца моей учебы мы пересмотрели весь репертуар местного кукольного театра, по воскресеньям ходили на детские концерты в консерваторию, посещали художественные галереи, всевозможные выставки, концерты и спектакли, иногда я брала Степу с собой на занятия или в библиотеку. В общем, за те 4 месяца Степа здорово "вырос".

Как раз в этот период у него созрело желание научиться читать - и тут пригодились все карточки Домана. Сделали еще. Сделали карточки с окошком для меняющейся буквы: "кот-рот, стол-стул" - это стало интересной игрой, Степа сам придумывал такие слова и вместе со мной делал карточки. Я не торопила его, только поддерживала интерес. К 4-м годам Степа научился читать отдельные слова и фразы. В 4,5 сам прочитал первую маленькую книжку. А в 5,5 - первую толстую - энциклопедию "Техника для малышей". Техника - особая "песня". Где-то в 5 лет Степка уже знал до мелочей, как устроен двигатель, как управлять автомобилем. Но автомобилем (дед, несмотря на все наши предостережения, на "подходе" к даче сажает его за руль) дело не ограничилось. Однажды ему удалось уговорить капитана речного теплохода пустить его за штурвал - он жадно выслушал, что к чему, и минут 5 по "ровной дороге" ему дали "порулить". Теперь мечта - побывать в кабине самолета или "хотя бы вертолета".

Степа всегда любил толстые красочные энциклопедии. Помню, в садик попросили принести любимую книжку, Степа взял "Атлас вселенной" (на что я услышала от воспитателя очередное "надо читать книги по возрасту"). Но для Степы тогда это была действительно любимая книга, с 3-х лет звезды и планеты манили его. Как-то бабушка укладывала его спать на даче (3,5 года), говорит: "Все детки легли спать, все зверюшки легли спать, и солнышко легло спать". На что Степа возмущенно возразил: "Ты что, бабуля, солнышко не умеет ложиться спать, оно же не человек, это Земля крутится вокруг своей оси...". И дальше последовал подробный рассказ о том, как день сменяет ночь. Бабушка в очередной раз была шокирована.

На 4-летие казанская бабушка подарила Степе 3 видеокассеты "Великие чудеса света". Одну из них, "Великие творения людей", Степа просмотрел не 20, а все 200 раз, и больше всего ему понравился сюжет о Московском Кремле - он сам перематывал кассету и смотрел все снова и снова. Через неделю надо было учить стихотворение к Новому году (для утренника в детском саду) - про снег, елку, Деда Мороза и пр., как "полагается". Но что-то не понравилось в этом стихотворении Степе и тогда я, немного расстроившись, дала ему книжку со стихами: "Ищи тогда сам" (слова читать Степа уже умел). Каково же было мое удивление, когда среди множества стихов Степа выбрал трудное, на мой взгляд, для его возраста стихотворение Е.Трутневой:

"С высоких стен Кремлевской башни
В спокойном звоне полночь бьет,
И, провожая день вчерашний,
Страна встречает Новый год..."

А с каким нетерпением он ждал, когда в Новогоднюю ночь покажут бой Курантов по телевизору, как горели его глаза, как радостно он кричал "смотрите, это же Кремль, это же Красная площадь, поедем туда, папа, мама, поедем!" Начинался новый век.

Через 5 месяцев мы поехали в Москву, целый день гуляли по Александровскому парку, территории Кремля - так сбылась первая "сильная" мечта Степы. Из Москвы мы продолжили путешествие в Петербург, а потом - в Финляндию. Это было первое "Сказочное приключение Степы в дальние края". С тех пор Степа "заразился" духом путешествий, изучает атласы, строит маршруты, читает о странах и народах. На научной конференции во втором классе он не выбрал ни одну из предложенных "детсадовских" тем, а делал доклад о самых известных башнях мира. Теперь в его планах - непременно съездить во Францию, Италию и Англию, чтобы своими глазами увидеть реальную Эйфелеву, Пизанскую и башню Св. Стефана (!) с часами Биг-Бен. А пока в его комнате - паззл-картины и объемные паззл-макеты этих и других чудес света ("паззлы" и "Лего", по-прежнему, - любимые игрушки). Что ж, начало положено - здесь я писала о наших поездках: "В Испанию с детьми: фантастическая реальность" и "К морю по взлетной полосе или на юг на машине".

Кроме садика Степа с 4-х лет занимался в студии эстрадного танца и в секции плавания. В "Малышке" занимался три года, а последний год перед школой пошел в изостудию и на курсы по подготовке к школе. Этот последний год перед школой выдался трудным для Степы: у нас появилась Лидочка, и Степе пришлось срочно становиться самостоятельным. В садике ему стало уже неинтересно, и он выпросил у меня разрешение туда не ходить. Поскольку мне было совсем некогда, я уже меньше занималась с ним, но накупила ему разных прописей, развивающих тетрадей, книжек типа "Готов ли ваш ребенок к школе?" и других, развивающих компьютерных игр - он сам и занимался, и тестировался, и развивался. Вот когда я по-настоящему оценила то, что сын сам с пониманием читает и стремится к знаниям. Впрочем, для него это - интересная игра.

В 1-й класс Степан пошел в 6 лет и 8 мес., он самый младший в параллели, но учится легко, с удовольствием, на отлично, занимает призовые места на олимпиадах. Я никогда не проверяю его дневник, редко, ради интереса заглядываю в тетради, иногда подсказываю, как оформить реферат или найти в Интернете нужный материал. Степа учится в школе искусств на двух отделениях: хоровом и хореографическом, играет на флейте и фортепиано (сам разбирает произведения по уровню 5-6 класса муз. школы), занимается в английском детском клубе, ходит в математический кружок (владеет элементами высшей математики) и бассейн. Все это по своему желанию, я не только не заставляю, даже уговариваю его что-нибудь бросить. Он конечно не "идеальный" ребенок, как и все мальчишки, очень непоседлив, непослушен и упрям. Но в нем горит тот самый огонек жажды познания, который делает его жизнь яркой. И это, на мой взгляд, очень ценно.

Дашук, sda_chuvsu@mail.ru.