Не навреди. Часть I

Здравствуйте, уважаемые читательницы сайта! Я, автор статьи, "Не навреди", Лариса Бройс, попытаюсь ответить на вашу критику.

Прежде всего я хочу поблагодарить всех, кто не пожалел времени и написал о своих впечатлениях. Ваши отзывы очень помогли мне понять особенности жанра популярной статьи для родителей. В этом жанре я новичок, потому что до сих пор писала только научные статьи для соответствующих журналов. Простите за задержку с ответом, просто не было времени, потому что я много работаю.

Кто я? Мне 48 лет. У меня трое детей. Двое взрослых – 26 и 24 года, у них уже свои семьи и дети. Третьему семь лет.

Я физиолог, кандидат биологических наук, около 15 лет я занималась научными исследованиями в области физиологии мозга и поведения. С 1997 года я работаю с людьми, страдающими психическими заболеваниями.

В настоящее время я работаю в Дании в Центре аутизма. Я оказываю консультативную помощь персоналу и родителям, а также несколько часов каждый день непосредственно работаю с проблемными детьми, которые столь непросты, что идёшь к ним, как на войну: можно и в глаз, и по голове внезапно получить. Этой работе я отдаю все свои силы и всю свою энергию. Так что, как видите, проблемы некоторых читательниц мне гораздо ближе, чем можно подумать.

Несколько слов об истории текста "Не навреди". Он был написан два года назад, и это не было статьёй. Это было моё письмо к одной знакомой, которая родила ребёнка. Она делала карьеру и долго откладывала, пока не пришла пора подумать, что дальше она может выйти из благоприятного для деторождения возраста.

Сначала я отправила ей другое письмо, в котором написала о памперсах в гораздо более мягких тонах, советуя ей не злоупотрублять этим удобством. Она ответила, что у неё там и так сумашедший дом, а попробовать без памперсов - это вообще немыслимо. Моя знакомая не физиолог, но биолог с высшим образованием, поэтому я написала второе письмо, стараясь быть более убедительной. Так что это вовсе не статья об аутизме или СДВГ. Это рассказ о двух факторах, которые наряду с другими готовят почву для развития у наших детей отклонений в психике и поведении.

Спасибо за поддержку, Лошадка в свитере, вы поняли меня правильно.

Я не настолько наивна, чтобы думать, что можно коренным образом изменить отношение родителей к памперсам и соскам-пустышкам. Бороться с ними всё равно, что бороться с курением, алкоголизмом или гиподинамией. Все знают, что это вредно для здоровья, но, тем не менее, курят, пьют и сидят в машине от подъезда до подъезда.

На пачках сигарет написано, что Минздрав предупреждает... И если вдруг на упаковках памперсов напишут, что регулярное их употребление замедляет развитие ребёнка, то их всё равно будут покупать и использовать.

Помните, как у Пушкина в "Сказке о попе и о его работнике Балде" в рисковой ситуации один из героев "понадеялся на русский авось"? Вот так и мы все, делая выбор, склонны смотреть на те случаи, где "ничего страшного от этого не было". Дело в том, что все живые организмы от амёбы до человека устроены по принципу экономии энергозатрат. Это значит, что мы начинаем что-то делать только тогда, когда это становится очень-очень надо. И мы из всех путей выберем тот, который потребует меньше труда или скорее приведёт к удовольствию.

Я же, получается, выступила против одного из основных инстинктов всего живого, вот поэтому у вас подсознательно и всколыхнулась волна агрессии. Зачем же я тогда пишу всё это? Впечатления, полученные на работе, толкают. Каждый день соприкасаюсь в полной мере со страданиями детей и их семей.

Большая группа ответов на мою предыдущую статью содержит критику по поводу того, что их случай с моим утверждением о вреде памперса не совпадает. Например, в памперсе вырос, а вполне нормальный, или без памперса рос, а имеет СДВГ.

Представьте себе ситуацию, что вдруг в школах отменили уроки физкультуры, а часы эти передали русскому и математике. Можно ли сказать, что абсолютно все дети получат искривление позвоночника от слабости мышц спины или просто отстанут от нормы в физическом развитии? Нет. Будет довольно много детей, которые реализуют свою потребность в движении на детских площадках, деревьях и в спортивных секциях.

И если вдруг появится статья, критикующая отмену уроков физкультуры, то матери этих детей вполне могут сказать, что это всё ерунда, и было правильным лишний раз детей за парту усадить вместо того, чтобы они носились на физкультуре без пользы. Но если подумать о статистике и представить, что мы кладём физическое здоровье всех детей на одну чашу весов, а физическую слабость и отставание в развитии на другую чашу, и посмотрим, куда отклонится стрелка весов после отмены уроков физкультуры, то результат будет, видимо, не в пользу лишних часов за партой.

У новорожденного ребёнка в мозгу быстро идёт ветвление нервнах клеток и образование связей между ними, будто сеть плетётся. Можно вязать сеть крючком маленького размера, тогда вязание гуще получается, а можно взять большой крючок и сеть получится более рыхлая, прозрачная. Так вот памперс делает с мозгом ребёнка то же, что большой крючок с вязанием. Стрелку он отклоняет в сторону замедления развития в целом и, прежде всего, замедлится развитие тормозной системы, а там уж, как кому повезёт, в зависимости от генетики, местных условий в семье и т.д. А воздействия на организм в ранний период имеют колоссальное значение, потому что закладывается фундамент.

Могу сравнить происходящее с детской игрушкой - пирамидкой. В период до года кладётся самое большое колечко, не стоило бы его терять. Приведу пример того, как эффективно идёт обучение у новорожденного организма. Например, хорошо известный импритинг, т.е. раннее запечатление. Если показать только что вылупившемуся цыплёнку мяч, то он будет бегать за мячом, а не за курицей, как бы она его ни звала.

Для тех, кому не понравилось сравнение с курами и крысами, скажу, что ведь и крысы не предел. Например, механизмы работы наших нервных клеток изучают на кальмарах. Суть та же, а нервные клетки кальмаров гораздо крупнее наших, поэтому чисто технически с ними легче работать. Механизмы сна человека оказалось удобным исследовать на зебровой рыбке. На фруктовой мушке дрозофиле оказалось возможным моделировать наследственные заболевания обмена веществ человека.

Мозг крысы очень похож на наш с вами. Все структуры те же самые, и функции их те же, и расположены они так же, как и в нашем мозгу. У крысы нет коры больших полушарий. Но, тем не менее, даже механизмы поведения у них поразительно похожи на наши. Недаром на мышах и крысах изучают механизмы действия новых лекарственных препаратов прежде, чем людям их давать. Это же относится и к лекарствам, облегчающим состояние психически больных людей. На мышах и крысах моделируют психические заболевания человека.

Дети с аутизмом и СДВГ существовали и до появления памперсов. Но это не привлекало внимания именно оттого, что такой массовости не было. И только в последнее время, как правильно заметила CooL FoX, "наконец то сообразили, что пора бы выделять средства на обучение людей общению и лечению детей с СДВГ, на обучение врачей, педагогов и психологов". Именно потому и стали что-то делать, что это стало очень-очень надо, а не потому, что вот уже все проблемы разгребли и наконец добрались до СДВГ.

Наш Центр аутизма сушествует с 30-х годов. Сначала это был приют для психически больных людей с различной патологией. Лет десять назад его специализировали для больных аутизмом. Четыре года назад понадобилось открыть при Центре спецшколу для детей с аутизмом. Сначала в ней было 27 учащихся, через три года стало 42 учашихся, а через полгода после этого более шестидесяти. Очередь на место в Центр за последнее время подскочила так, что по всей территории Центра началось строительство новых зданий. Конечно, не один памперс привёл к такому толчку, но и без него не обошлось.

Уважаемая Airina, в Дании соски поголовно у всех детей во рту не оттого, что они такие красивые, конечно, а оттого, что они закрывают отверстие, приносящее беспокойство родителям, которые инстинктивно пытаются сократить по возможности до минимума это беспокойство. А ваша идея "Физиологии младенцев для чайников" мне очень понравилась.

Дискуссия на сайте по поводу моей статьи отклонилась постепенно в сторону обсуждения метода Никитиных. Не все матери даже при желании могут использовать этот метод, т.к. для этого нужна определённая свобода, время и силы.

Хотелось бы привлечь ваше внимание к главному. Главное не то, чтобы переодевать ребёнка по 25 раз в день, хотя это и положительная мера с точки зрения развития малыша. Можно ведь и памперс сменить 25 раз, если бюджет семьи позволяет. Главным является то, что ребёнок должен чувствовать свои маленькие неприятности, реагировать на них адекватно и пытаться решить проблему.

Поначалу это просто зов к матери. При этом в мозгу ребёнка происходит большая работа. Слов ведь ещё нет. Он мыслит образами, анализирует свои ощущения, принимает решение, вырабатываются рефлексы. Ребёнок улавливает связь между своим действием и отрицательным результатом. А это даёт толчок к развитию тормозной системы. Для такого малыша - это всё равно, что для нас большой проект. Начинает тонкий крючок густую сеточку плести.

Ребёнок также зовёт мать, когда голоден. Здесь возникает связь между действием и положительным результатом. Во всём баланс нужен. Никто не может прожить жизнь так, чтобы не было никаких трудностей, проблем и неприятностей. А каждому возрасту - своё. Тогда человек вырастает с более устойчивой уравновешенной психикой.

Придёт время, и ребёнка начнут учить игрушки за собой убирать, одеваться самостоятельно, шнурки завязывать и т.д. Всё это он поначалу будет воспринимать как проблему, дискомфорт, ограничение свободы. Если к тому времени у ребёнка в мозгу не сложился механизм адекватного реагирования на проблемные ситуации, то родителей ожидает затяжная война. И если вы не потратите силы и нервы на этом этапе - "он ведь ещё маленький", - то позже ещё больше "платить" придётся.

Приведу случай из своей практики. Это крайний случай безрассудной родительской любви, которая сделала ребёнка психическим инвалидом.

Жила-была семейная пара, которая очень хотела иметь детей, да всё не получалось. Шли годы, рушились надежды. И вдруг на рубеже своих сорока лет случилось долгожданное чудо. У них родилась девочка. Радость родителей невозможно передать словами. Они её холии и лелеяли, не давали пылинке упасть. Любое её желание выполнялось автоматически.

Вскоре оказалось, что у девочки серьёзная болезнь глаз, сопровождаемая значительным ухудшением зрения, из-за чего она рано стала носить очки. Родители тогда вообще стали ухаживать за ней, как за куклой.

Когда девочке исполнилось 5 лет, мать попыталась начать работать. Получили для ребёнка место в детском саду. Она пробыла там всего один час. Она сказала маме, что ей это не нравится. Больше вопрос о детском саде не поднимался.

Пришла пора идти в школу. Она пошла и смогла проучиться до конца. Все годы мама дома читала ей вслух все тексты школьных учебников. Девочка, тем не менее, училась неплохо и смогла выпускные экзамены прилично сдать. Я спрашивала её, что она делала вне школы после уроков, каким образом она проводила время, что любила делать. Она ответила, что смотрела телевизор, ходила на дискотеки, по магазинам и на вечеринки с подружками. Карманные деньги у неё не переводились. Всё это ей очень нравилось, и она считает, что детство было весьма приятной порой.

После окончания школы все её подружки либо пошли учиться дальше, либо стали работать. Она ничего для себя не нашла и стала целыми днями маяться в одиночестве и безделье. Выход нашёлся сам собой: она начала пить и курить. Она пыталась отделиться от родителей. Они сняли ей квартиру. Мать каждый день ходила туда убираться и готовить, пока не обессилела, мотаясь между двух домов. Тогда от квартиры для дочки пришлось отказаться.

А пить девочка продолжала, и чем дальше, тем больше. Её стали беспамятную подбирать на улице люди. Так однажды она очнулась на койке в психиатрической больнице. Там она научилась копировать поведение психически больных людей. Ей назначили лекарства. Она долго выбирала лекарство, с которым могла бы чувствовать себя хорошо. Наконец ей подобрали термоядерную смесь из пяти нейролептиков (лекарственные препараты для лечения психических заболеваний), которая её удовлетворила. В настоящее время не существует ни одного нейролептика, который бы не имел весьма тяжелых побочных эффектов.

Сейчас ей 27 лет. Она ходит, еле передвигая ноги, осанка скорее напоминает старушку лет под 80, на лице начали расти волосы и ей приходится их регулярно сбривать, кожа лица серая и дряблая, по внешнему виду ей не менее сорока лет, по психологическим тестам её способности оцениваются на уровне восьмилетнего ребёнка.

Из психбольницы она попала в пансион для инвалидов с патологией психики. Там больных приобщают к какой-либо работе. Два часа в день они должны что-то делать вместе с персоналом. Её стали учить самостоятельно одеваться, накрывать на стол и убирать со стола посуду, резать овощи, раскладывать своё грязное бельё в две кучи: белое и цветное, нажимать на кнопку автоматической стиральной машины, убирать свою комнату. Всё это продвигалось с большими трудностями.

Особенно тяжело было с ней работать после её визита к родителям на несколько дней. Я беседовала с ними, пыталась им объяснить, что по нашему мнению их дочь не безнадёжна, и можно улучшить её состояние, и спросила, не могли бы они попробовать поддержать попытки персонала пансиона и давать ей дома какие-либо занятия, например почистить несколько картошек. У родителей был шок.

Это не единственный случай. По моему мнению, более половины больных этого пансиона попали туда в результате ошибок родителей.

А теперь расскажу о совсем другом случае.

Молодая мать имеет маленького сына. Не работает. Её любимым занятием является чтение книг и вышивание. Она очень усидчивая и не любит много двигаться. Я близко знаю эту семью. Памперсами для ребёнка она не пользовалась. Каждый день она садилась читать или вышивать, закрывала дверь в комнату, наваливала игрушек на пол и пускала своего малыша играть самостоятельно. Она поднималась с дивана только для того, чтобы переодеть мокрые ползунки.

Мальчик плохо спал ночами, был раздражительным, неусидчивым, неуправляемым. У ребёнка оказался СДВГ. Она была с сыном у врача и ему поставили такой диагноз.

Этот мальчик провёл у меня довольно много дней и до визита к врачу, и после. Я никогда не замечала его гиперактивности. Просто мы вместе, включая моего сына, ходили после завтрака и после дневного сна гулять либо на детскую площадку, либо на пустырь с холмами, где дети носились как угорелые за мячом или друг за другом. Через пару часов они могли прекрасно играть в настольные игры, конструировать, рисовать, лепить и т.д. Концентрация внимания у обоих была вполне нормальной и задания они выполняли весьма успешно. И спал этот ребёнок после такого активного дня без проблем.

Сразу скажу, что я не утверждаю, будто прогулка по горкам избавила ребёнка от СДВГ. Я думаю, что в этом именно случае диагноз СДВГ был поставлен ошибочно.

Об ошибках родителей и их причинах - это особая статья. О других факторах, приводящих к СДВГ и аутизму - тоже. И у меня есть много чего сказать на эту тему. Однако сейчас целью было отреагировать на дискуссию по поводу моей статьи. Если у кого ещё вопросы будут, пишите, пожалуйста.

В заключение обращаюсь к читательницам, сильно сомневающимся в моей компетентности. Текст статьи я отправила в один из российских академических институтов физиологии и попросила прокомментировать. Они обещали прислать свои отзывы примерно через неделю. Я в свою очередь обещаю переслать эти комментарии на сайт. Кому интересно - ждите.

С наилучшими пожеланиями, Лариса.

Larissa Breusch, inn@mail.wplus.net.