Решение некоторых учебных проблем наших детей предлагают опытные психологи и педагоги:
Учиться - страшно,
и не учиться - страшно.

В одной из публикаций вы упомянули о фобии предмета и о том, что ее можно снять. Расскажите об этом поподробнее.

Проявление школьной неуспешности у многих детей может быть одинаковым - это плохие оценки. Однако причины такого положения дел бывают разными. Кому-то мешает осваивать тот или иной предмет неготовность мозга, или, как мы ее называем, мозговая незрелость. Другие не могут избавиться от однажды приобретенного страха какого-то предмета, или боятся определенного учителя, не решаются отвечать у доски или впадают в панику, лишь слыша слова "контрольная" или "диктант". Все это мы называем школьными фобиями. А есть дети, которые одновременно страдают и от мозговой незрелости, и от фобий.

Школьные фобии формируются в основном в подростковом возрасте, когда ребенок осознает свое место в окружающем мире, когда складывается "я-концепция" его личности.

Что усугубляет ситуацию? Если мама говорит: "Я этот предмет тоже никогда не понимала, наверное, ты в меня". Если учитель уже "записал" ребенка в отстающие по этому предмету и не ждет от него ничего выше тройки. Если ребенок пережил неудачу при ответе у доски: был осмеян классом, оскорблен учителем.

Мозг может научиться бояться буквально за три минуты: "записав" страх, испытанный однажды при ответе у доски, человек может бояться этого всю жизнь. Но за такое же короткое время можно и "разучить" мозг бояться, если использовать методы, известные в нейропсихологии.

Есть ли у ребенка фобия какого-то предмета? Возможно, если вы замечаете следующие признаки:

  • перед контрольной по данному предмету у ребенка поднимается температура, болит живот, голова;
  • за выученный дома материал ребенок, отвечая у доски, получает плохую оценку ("Мне все равно больше не поставят");
  • дома под диктовку мамы пишет лучше, чем диктант такой же сложности на уроке;
  • наблюдаются кожно-гальванические реакции (сухость во рту, потеют ладони, ребенок грызет ногти или делает другие стереотипные движения).

Однако точно определить, от чего зависит неуспешность ребенка в школе, под силу только квалифицированному специалисту по итогам нейропсихологической диагностики.

Анна Потанина, нейропсихолог. Александра Соболева, лингвист

Таблицы против неграмотности

Что-то слышала о системе обучения русскому языку с помощью грамматических таблиц. Говорят, результаты потрясающие. Кто и где работает по этой системе?

Вероятнее всего, вы имеете в виду таблицы, разработанные известным педагогом Николаем Александровичем Зайцевым. По ним много лет работают десятки преподавателей начальной и средней школы, а также - осваивают грамматику воспитанники детских садов, постигшие азы грамоты с помощью "Кубиков Зайцева".

Таблицы построены так, что после наполнения их подходящими словами наглядно проступают заложенные в них правила, становятся ясными и отчетливыми законы языка. Ведь любой ребенок, говоря на родном языке, правильно согласует слова в предложениях, склоняет, спрягает и выполняет все прочие языковые условия. Он только пока не знает, как все это называется. А школа с самых первых дней обрушивает на него столько всяких непонятных терминов и правил, что ребенок не только писать, но порой и говорить правильно разучается.

Николай Александрович и его последователи считают, что нужно менять сам метод преподнесения языка детям. Необходимо создать у них представление о языке как о системе. Помимо таблиц для этого нужны словари-справочники, сборники упражнений и хрестоматии с текстами великих авторов. Самостоятельное аналитическое изучение языка со всеми этими материалами приведет к тому, что нужные правила сформулируются как бы сами собой, станут итогом логических рассуждений, а не данностью, взятой неизвестно откуда. И тогда справедливость правила не будет восприниматься как некий "каприз" учителя: "Хочу, чтобы ты писал здесь Е, а не И" (согласитесь, учительские слова часто воспринимаются детьми именно так).

Кроме того, такой подход стимулирует расширение словарного запаса. Таблицы позволяют использовать сколь угодно большое количество слов и словосочетаний. Так, работая с текстом и пользуясь сразу несколькими таблицами, мы учим не одно "правило сегодняшнего урока", а постигаем закономерности употребления и сочетания слов в данном тексте. А раз мы читаем произведения русских писателей, то в классе постоянно звучит прекрасный язык, ученики слушают и пишут не корявые фразы из учебника, составленные только ради демонстрации очередной орфограммы, - они соприкасаются с лучшими образцами родной словесности.

Рассказывать о грамматических таблицах Зайцева - все равно, что на пальцах объяснять, как плавать. По замыслу автора, весь комплекс таблиц должен быть развешен в классе - только тогда язык предстает как четко вычерченная система, в совокупности всех ее главных составляющих: вот блок прилагательных, вот блок существительных, здесь место глагольных таблиц, здесь расположились числительные.

Тот, кто знаком с "Кубиками", знает, что это пособие позволяет любому ребенку, с любой степенью подготовленности выбирать собственную программу действий. Так же и здесь: можно всем классом выполнять одну работу, например, склонять существительные; а можно разделиться на группы, и у них будут свои задания, по разным частям речи. Таблицы незаменимы и при повторении курса грамматики перед экзаменами, и при работе с отстающими учениками.

Екатерина Шарипова, преподаватель-методист центра Н.А. Зайцева

Если учитель кричит...

В школе по-прежнему кричат на детей. Причем они (дети) считают это в порядке вещей, педагоги тоже. Я бы не узнала об этом, если бы не оказалась во время урока в школе. Как это влияет на психику детей, как их защитить? Сменить учителя невозможно - другого просто нет.

К сожалению, вы правы. Это тема для серьезного разговора - и не только на страницах нашего журнала. Это большая социальная проблема, которая требует решения на государственном уровне.

Пытаясь коротко ответить на ваш вопрос, могу сказать: дети не рассказывают об инцидентах в школе потому, что, идеализируя учителя, считают себя виноватыми в сложившейся ситуации.

Для того, чтобы как-то изменить положение, родители прежде всего должны создать такую психологическую обстановку дома, чтобы сыну или дочери было легче рассказать обо всем, что происходит в классе. Ребенку легче поделиться с вами в том случае, когда конкретный случай касается кого-то другого. Поэтому родителям полезно поближе познакомиться друг с другом и совместными усилиями выяснить для себя обстановку в классе. Беседуя с ребенком, ни в коем случае нельзя принижать авторитет учителя. Его ошибочное поведение можно объяснить особенностями его характера, сиюминутным настроением, плохим самочувствием и т.д.

При этом ваша собственная позиция должна быть очень четкой. Ни для вас, ни для вашего ребенка подобная манера поведения не приемлема. Публичное унижение детей в школе опасно не только тем, что снижает самооценку того, кого унижают, но и тем, что остальные дети вовлекаются в этот процесс унижения, не имея возможности встать на защиту слабого. А зачастую принимают сторону учителя, потому что в силу возраста у них еще не сформирована четкая нравственная позиция. Вот что, на мой взгляд, является самой большой социальной проблемой.

Научите ребенка не смеяться вместе со всем классом над товарищем, попавшим под "удар" учителя. Можно научить ребенка просить разрешения выйти из класса в случае агрессивного поведения педагога. Самое главное - дать понять ребенку, что он имеет право на собственное мнение и собственный анализ ситуации. Одним из способов защиты ребенка может быть даже непосещение школы в течение одного-двух дней.

Так как учителя нельзя заменить, можно попробовать найти с ним контакт. Очень благоприятно на психологическую атмосферу в классе действует коллективное общение родителей с педагогом в неформальной обстановке. Это могут быть туристические поездки (лучше 2-3-дневные), классные мероприятия с привлечением большого числа родителей. Заявите себя как коллектив, которому не безразличен ни один ребенок класса.

Екатерина Лошинская, психолог детской поликлиники № 108 г. Москвы


Статья из мартовского номера журнала.