Первым просыпается музыкальный центр. Ровно в 7 часов утра в нашей квартире появляется Голос. Это голос ведущего "Радио-Трек". Он добродушно произносит: "...на раз? повeдомлення про погоду..." Я ненавижу этот Голос, и поэтому мое подсознание делает все, чтобы убедить меня, что нужно полежать еще 5 минут, чтобы окончательно проснуться. За это время я успеваю привыкнуть к назойливо бодрой музыке, льющейся с другого конца комнаты, и... засыпаю.

В 7.20-7.25 нервная система (а может все тот же Голос) подбрасывает меня в кровати и подкидывает руку с часами к глазам. Я шепчу что-то, типа: "Ах... опять проспала...", вскакиваю и бегу в ванную-туалет по дороге прихватив попугайскую кормушку, высыпаю скорлупки от зерна включаю кран с пока еще холодной водой, захожу на кухню зажечь колонку и поставить чайник на огонь, потом возвращаюсь в комнату насыпать зерна попугаю пока прогреется вода, захватив, к тому же, из кухни высохшие подгузники Кристины: Все продумано до мелочей, чтобы успеть все утренние процедуры к приходу няни (15 - 20 мин.).

В комнате я замечаю все еще спящего мужа. Счастливая нервная система главы семьи позволяет ему не слышать Голос, попугайские крики, мои вопли и собственный мобильник. Глава семьи ненавидит утро вообще и момент пробуждения и выхода из сна в частности. Я по привычке кричу ему: "Ярык! Вставай!" и, уверенная, что он даже не пошевелится в ответ, иду совершать утренний туалет. Тут надо заметить, что при этом я злорадно улыбаюсь, так как знаю, что будет дальше.

Вернувшись в комнату, я застаю мужа все в той же блаженной позе спящего младенца и понимаю, что настало время появления на сцене младшего члена семьи, который до сих пор отлеживался в своей комнатке. Зайдя в детскую, я обнаруживаю, что доця уже проснулась и, в отличие от нас, очень этому рада. Увидев меня, она и вовсе вскакивает, кричит: "Мама!" и тянет ко мне ручонки. У меня наступает мгновение блаженства и абсолютного счастья, когда я прижимаю ее тепленькую к груди.

Мгновение длится секунд 5, так как я понимаю, что время бежит, где-то скоро придет няня, и идиллия нашего семейного мирка будет нарушена. К тому же, я понимаю, что если не усадить быстренько доцю на горшок, она написает в подгузник. Мы писаем в горшок и выходим в комнату, где и обнаруживаем все еще спящего папу. Вот тут и начинается!

Надо сказать, доця папу боготворит. Это проявляется в диких воплях "Папа!", интенсивном приседании и хлопанье в ладоши. Обнаружив, что папа не проявляет никаких знаков внимания в ответ, Кристина не отчаивается и начинает делать попытки залезть к мужу на кровать. Для этого ей необходимо за что-то зацепиться, поэтому одеяло, в конце концов, стягивается со спящего и падает на пол (если я не успеваю его подхватить), подушки ждет та же участь.

В результате доця таки достигает цели - сама или с моей помощью. Она присматривается к бесстрастному лицу смотрящего сны и начинает понемногу кусать его нос, ломать уши, дергать за волосы. Ее пытки бывают и извращеннее, например, попадание пальцем в глаз. Тут муж, наконец-то, начинает просыпаться и инстинктивно переворачивается на другой бок. Кристина же издав вопль восторга (от того, что ее действия возымели реакцию), буквально кидается на папу, начинает бить его по лицу, перелазить через него туда-сюда, прыгать сидя на нем верхом, и, что выглядит смешнее всего, пытаться трясти его за плечи.

Это последнее, явно скопированное с увиденных ранее моих попыток разбудить мужа, выглядит как иллюстрация к басне "Слон и моська". :) Такой атаки не может выдержать даже мой муж и (о чудо!) он открывает глаз. Да-да, именно глаз, потому что второй его глаз пока еще досматривает сон. С очередным воплем восторга доця прилежно складывает губки бантиком и одаряет папу громким чмоком в губы.

В этот момент открывается другой глаз мужа и сны улетучиваются. Со счастливой улыбкой на губах он обнимает доцю, и произносит первые утренние слова: "Привет, доця". Я же все это время нахожусь рядом для физической и моральной поддержки дочери.

И сейчас, когда, казалось бы, дело сделано, я не спешу уходить, потому что знаю, что муж может попытаться еще заснуть, усыпив внимание доци. На этот случай у меня припасена фраза: "Доця, ущипни папу за сиську". Вот этой фразы муж боится больше всего на свете, так как знает, что доця с радостью может выполнить просьбу, и эти ее щипки можно причислить к самым извращенным пыткам в мире (ну очень уж больно!). Сон окончательно побежден!

Примерно тут раздается звонок в дверь - пришла няня. Я начинаю метаться по квартире, одеваясь и пытаясь закончить макияж, так как понимаю, что опять опаздываю на работу. Муж идет открывать дверь. А доця начинает быстро что-то лепетать на своем, пока еще непонятном нам, языке. Наверное, она рассказывает няне, как будила папу или еще что-то. Но главное, что все счастливы, потому что счастлива она. Она - любимая, любящая, самая прекрасная девочка на свете. Она - наша дочь. И я бегу на работу сохраняя в себе тепло ее ручек, прощальное "па-па" и, конечно, неповторимый чмок в губы.

SunGhost, otkach@aes.rovno.ua.