Содержание:

Время бежит неуловимо быстро, и вот уже осеннее великолепие лесов сменилось пеленой тумана и снега, а я отогреваю свои мысли воспоминаниями о нашем летнем отдыхе. Долгих два лета я не решалась на дальние поездки с ребенком, пока, наконец, обстоятельства не вынудили нас покинуть привычную дачу и устремиться навстречу приключениям.

Вопреки всяким ожиданиям Шотландия, хоть и встретила наш самолет проливным дождем, оставила после себя воспоминания солнечного света - солнца в оранжереях ботанического сада, на деревянном полу нашей квартиры, на сводах мостов. Возможно, сыграла свою роль моя жертва в виде покупки детского зонтика? Именно гуляя под этим зонтиком по набережной, мы столкнулись с первой своей загадкой

К содержанию

Загадки Шотландии

Почему весь парапет набережной заботливо повязан полиэтиленовыми пакетиками, напоминая языческий алтарь? Оказывается, при появлении людей к берегу торопливо гребут, быстро перебирая красными лапами в темной воде, жирные белые лебеди. Но вот содержимое пакетика съедено и что, он возвращается в карман владельца? Нет, он повязывается на парапет. И остается там, видимо, в назидание потомкам. Загадка шотландской души. Еще шотландцы удивительно морозоустойчивы. Их младенцы приветливо машут босыми пятками из колясок, едва видных за стеной проливного холодного дождя. Их младшие школьники играют в их вечный футбол на изумрудных лужайках в шортах и майках, когда мы проходим мимо них в демисезонных куртках. Но это даже скорее не загадка, это привычка. Еще шотландцы одержимы страстью устанавливать мемориальные доски и скамейки. Здесь мое удивление достигло предела, когда я увидела на близлежащей к детской площадке розовой клумбе памятную табличку, что эта клумба посвящена бригадой пожарных Глазго их коллегам пожарникам, погибшим 11 сентября. Но это тоже скорее не загадка, а традиция памяти. Зато все эти загадки не мешают шотландцам быть удивительно приятными и улыбчивыми людьми. Данилке улыбались все - пассажиры в метро, продавцы в магазинах, прохожие на улицах. Апофеозом этих улыбок можно назвать момент, когда Данилке помахали, поулыбались и специально тихонько вякнули сиреной пожарные на огромной пожарной машине, выезжающей из депо.

Жизнь шотландцев нетороплива и размеренна. Она позволяет им заметить и маленького мальчика, с обочины дороги восхищенно смотрящего на большую машину, и чужое горе, и красоту окружающей обыденности. Может быть, поэтому их жизнь вмещает так много? Она вмещает садовых гномов, которые беззаботно резвятся в маленьких открытых цветущих двориках; высокие горы, поросшие вереском, ущелья с горными реками, древние замки и протяжные звуки волынки... Звуки этого традиционного инструмента встречались нам повсюду - утром на прогулке в ботаническом саду, вечером в каменистом ущелье реки Кельвин, в музеях.

К содержанию

Музеи Шотландии

В Шотландии удивительно много музеев. А то, что музеи в Англии бесплатные, давало возможность заходить туда просто по пути на детскую площадку.

О да, как много пришлось выдержать Данилке - музей игрушек и древний замок в Эдинбурге, в Глазго - музеи транспорта, религии, искусства, армии, науки, оранжереи ботанического сада. Последнее, впрочем, было компенсировано бассейном с карпами и золотыми рыбками. В каждом музее обязательно есть интерактивная зона для совсем маленьких посетителей по теме экспозиции - в музее рыцарства можно примерить средневековые головные уборы, сложить паззл из доспехов рыцаря, погладить чучела зверей, понюхать запахи средневековых блюд. В музее религии можно прикоснуться к атрибутам основных религий, тут же зарисовать самые яркие впечатления.

И так в каждом музее. Возможность прикоснуться очень важна для ребенка, просто смотреть на предметы занятие не из легких. И это даже не говоря про музей Науки - Science Centre - огромное здание набитое разными научными пособиями - магнитные кольца подскакивают, электрические разряды трещат, невидимые струны арфы отзываются на неосязаемое касание. Каждому малышу по потребностям. Увы, все чудеса науки померкли перед игуаной, которую вынесли ранним утром на прогулку из террариума и обычной горкой с подвесным мостиком, демонстрирующим в музее риск в повседневной жизни. В общем, я сделала вывод, что посещение музея для нас должно укладываться в короткое и емкое Данилкино понятие - "играть". И музеи Шотландии этому требованию вполне отвечали. Если Даник тянулся к зданию музея с криками: "Играть!", я считала нашу задачу выполненной (в смысле свою в части заинтересовать, и музейную - в части, чем именно). Но не все же нам было сидеть в городе.

К содержанию

Гора Бен Ан

Подумав, что, в общем-то, все музеи, площадки и прочие радости цивилизации можно найти в любой другой европейской стране, мы организовали поход в горы, что, в общем-то, не так легко с маленьким, но очень тяжелым пассажиром. Для того чтобы сохранить силы для восхождения и не мыкаться по автобусам и поездам с пересадками мы решили взять машину на прокат. Водить машину с правосторонним рулем по их правосторонним дорогам - тяжелый труд и моральное испытание. При траектории поворота на правую полосу весь водительский здравый смысл встает на дыбы и не дает этого сделать. Не говоря уже о том, что вся многолетня привычка к габаритам машины требует прижиматься левым боком к обочине/разделительной полосе, так что при руле справа мы сильно рисковали снести всю левую сторону машины. Так что траектория нашего движения напоминала синусоиду...

Конечно, помня что "не зная броду, не суйся в воду", наш папа заранее продумал и распланировал наш маршрут. Благодаря этому мы знали, что гору, ждущую нас впереди, Сэр Вальтер Скотт считал самой красивой вершиной Шотландии, зато путеводитель рекомендует как самую легкую для восхождения. Это факт внушал нам надежду, что при подъеме нам не должно понадобиться ничего вроде ледоруба или снегоступов. Дорога вверх заманчиво началась с удобной, правда довольно крутой живописной тропы, петляющей между огромными валунами, поросшими вереском. Примерно через час, когда, по моим расчетам, до вершины было рукой подать, я обратила свое внимание на мрачного вида скалистый утес, возвышающийся на значительном отдалении. На мой робкий вопрос, не туда ли мы направляемся, я получила бодрый ответ, что нет. Увы, еще через 10 минут выяснилось, что им то и любовался сэр Вальтер Скотт. Весь оставшийся путь пролегал по крутому, ну очень крутому каменному склону, во время которого мы вспомнили все, казалось бы, забытые песни про друга, оказавшегося врагом и про победу над собой, которая в горах, причем довольно высоко. Ну и спускаться, как известно, гораздо тяжелее. Данилка мужественно преодолел весь путь на плечах у не менее мужественного папы. На вопрос, хочет ли он еще раз в горы, мрачно и по-мужски скупо ответил: "Не бу". В общем, этот вид развлечений порекомендовать не могу. Хотя как вид экстремального опыта очень даже.

Кроме культурных и туристических походов мы, конечно, просто жили. Это всегда очень интересно: заново построить свою жизнь, обрасти маленькими привычками и ритуалами, чему-то научиться и посмотреть, как все это может быть устроено совсем по-другому.

Шотландский быт долго сопротивлялся моим попыткам согласовать его с русским менталитетом - ванна встречала меня двумя крошечными кранами на противоположных концах раковины - из одного лился чистый кипяток, из другого, соответственно, - ледяная вода. И даже если я делала непростой выбор в пользу одной из этих температур, то мне все равно удавалось с большим трудом подсунуть руку под их крошечные носики. Даже привычные продукты в супермаркетах оказывались совсем не тем, за что себя выдавали: купленный лоток мясного фарша при внимательном изучении оказался сублимацией из грибного белка, кабачки не превышали своим размером мелкую морковь, а полки со стиральными порошками оглушали ассортиментом. Думаете, стирать можно только мылом или стиральным порошком? Оказывается, на белом свете для стирки существуют еще разные жидкости, таблетки, пакетики с гелем, карандаши и салфетки, впитывающие краску (их я искала специально, прознав про их полумифическое существование из конференции на 7е). Чего только не придумает пытливый ум маркетолога, чтобы стимулировать спрос! Думаю, что от этого богатства мы тоже никуда не денемся.

Субботние утра будили нас приглушенным гулом моторов: под нашими окнами была рыночная площадь, рынок возникал в течение часа на пустой брусчатке, жил своей громкой и суетливой жизнью всего до 3-х часов дня, и в таком же гуле полностью исчезал до следующей субботы, оставив после себя лишь горы пустой тары и мусора, которые убирались к вечеру. В остальное время нигде я не видела ни одного лотка. Город встречал нас только опрятными витринами магазинов, детские площадки - мягкими покрытиями, дороги - пешеходными переходами, а люди - неизменными улыбками. И я благодарна этой стране за такой радушный прием, оказанный моей семье. И рада за своего сына, перед которым начал открываться этот огромный и такой разный мир. Мир, который его ждет.


Фотографии Ольги и Альберта Ефимовых. Еще одну историю о горных походах нашего папы можно прочитать на сайте http://www.mountain.ru/world_mounts/western_europe/2003/Shotlandiya/

Ольга Ефимова, O.Efimova@aero-com.ru.