Моя история грудного вскармливания еще не закончилась — дочке 3 месяца, и мы в полной мере наслаждаемся этим чудесным процессом! Однако я, наверное, как и большинство молодых мам с первым ребеночком, не смогла избежать некоторых проблем и волнений. Сразу скажу, что самой большой проблемой было отсутствие информации по ГВ — я представляла, что когда мой ребеночек родится, я приложу ее к груди, и она, конечно же, сразу начнет сосать! Однако все оказалось сложнее, чем я думала.

До сих пор жалею, что в роддоме я была не на совместном пребывании с дочкой — сердце разрывалось, когда ее уносили и приносили по строгому графику. Первые два дня я пыталась дать малышке грудь, чтобы она пососала молозиво, но она либо крепко спала, либо чмокала немного и опять засыпала. Так я и не знала, попало ли что-нибудь ей в животик или нет. Мало того, деток еще и прикармливали смесью, а нас ругали — вы, мол, мамочки, будите своих детей и кормите, а то они у вас спят, а у нас кричат!

На третий день у меня появилось молоко. Грудь налилась, и врач сказала, что надо обязательно сцеживать. Тут я и поняла, что у меня "проблемная" грудь, т.е. сцеживаться руками я вообще не могла из-за ужасной боли. Срочно попросила мужа принести молокоотсос, и начала его осваивать. Больше всего мне помогали мама и старшая сестра, у которой уже две прекрасные дочки — они постоянно напоминали мне, чтобы я терпела боль, что потом будет легче, а если сейчас не разработать грудь, то можно заработать мастит, и будет в сто раз больнее.

Напуганная, я сидела в палате в роддоме и пыталась сцеживать молокоотсосом, но было все равно очень больно. При этом у моих соседок по палате такой проблемы не было. Когда дочку приносили на кормление, она почти не ела, а я не знала, что делать. Никто из медсестер и врачей не показал, как правильно прикладывать к груди ребенка. А когда у дочки проявилась желтушка, и ее начали лечить, я приносила ей сцеженное молочко, и ее кормили из бутылочки. Но на этом все не закончилось — из роддома нас перевели в детскую больницу долечивать желтушку.

Вооруженная моральной поддержкой от мамы и сестры, я продолжала стойко терпеть боль и пытаться сцеживаться, так как молока прибывало все больше и больше, а дочку держали под капельницей и кормили исключительно смесью по настоянию врача. Я со слезами вставала ночью и сцеживала по часу каждую грудь, потому что каждые три часа мне надо было сцеживаться. Я очень переживала, что после смеси и бутылочки дочка не возьмет грудь. К тому же в больнице дочка совсем не прибавляла в весе. Из больницы я практически "сбежала" через десять дней, когда желтушка почти прошла, но нас хотели держать там еще дольше.

Дочка при выписке весила меньше, чем когда родилась! Наконец-то дома я смогла удобно устроиться на кровати, покормить дочку грудью. Слава Богу, она не отказалась от груди и начала сосать! Конечно, было опять больно, грудь не ожидала такого напора, но я была счастлива и готова терпеть ради дочки любую боль.

Первые две-три недели я кормила дочку по 40-50 минут. Она ела, засыпала с грудью во рту, продолжая сосать, просыпалась, подкреплялась, и опять засыпала. За две недели она набрала килограмм! А еще через две недели я перестала сцеживать грудь после кормления, так как выработка молока отрегулировалась сама собой!

Конечно, было для меня еще много новых открытий на этом нелегком, но интересном пути грудного вскармливания. И отсутствие молока (временное), и наличие уплотнения в груди (которое, к счастью, прошло после интенсивного сосания дочи). Сказать, что все более-менее наладилось, я могла лишь 2-2,5 месяца спустя после рождения дочки. Я очень счастлива, что смогла победить все трудности и кормлю своего ангелочка самым лучшим грудным молоком!

Увяткина Татьяна, smirtan@yahoo.co.uk