— Как на Машины именины испекли мы каравай! — взявшись за руки, мы кружимся вокруг маленькой именинницы. Она важно сидит в детском креслице, крепко держа за волосы подаренную куклу. — Раз! — Машенька с креслом взлетела к потолку. — Ура! Сегодня Машеньке исполнился годик, какая она большая!

С каким нетерпением я ждала этого дня! Я была счастлива, узнав, что у меня будет ребенок. Меня даже не очень расстроило, когда муж сказал:

— Даже не думай, мы слишком старые, иди на аборт.

— Глупости, — сказала я, — мне всего 37 лет, я смогу его вырастить.

— Ну что ж, выбирай: или я, или ребенок, — ответил муж.

Я, не задумываясь:

— Конечно ребенок, тут и выбирать нечего.

— Очень жаль, — сказал муж и ушел.

Беременность и первый год дочки пролетели в радостной суете. Мой показательный ребенок много спал, а если не спал, то пребывал в прекрасном настроении.

Говорят, что поздний ребенок приносит счастье. Я ощущала себя на седьмом небе. Машенька, похожая на дикого человечка, лохматая, кудрявая, часто устраивает концерты для бабушки. Возьмет бубенцы в зубы, чтобы ручки свободными были, и давай кружить по комнате. Бочком, бочком, потом пятится, вытянув ручки назад, приседает, прихлопывает, не забывая при этом трясти головой, чтобы гремел бубен. Это так забавно.

Но иногда, гуляя на улице и видя, как молодые папаши везут коляски, а мамочки важно шествуют рядом, я чувствую грусть. Моя лялька никогда не ощущала тепла отцовских рук... Я все думаю, как можно отказаться от такого счастья, от этой радости. Быт уже налажен, хорошая квартира, работа, машина, что еще нужно для семейного счастья?

Я часто вижу молодую семейную пару: двое маленьких детей, живут в общежитии. Он бережно держит свою жену за руку, она улыбается, дети бегают рядом. Они скромно одеты, но их это не смущает. Я ловлю себя на мысли, что им завидую. Вся такая холеная, ухоженная и... Никому не нужная... Почему это произошло со мной? Почему через 15 лет, узнав, что у меня будет ребенок, мой любимый муж вдруг ушел?

Звонок телефона, я беру трубку.

— Привет, Наташ, как дела? — слышу я Анькин голос. — Как муж?

— Никак, он от меня ушел, — отвечаю я.

— И что он тебе сказал, когда уходил? — допытывается Анька.

— Ему очень жаль, что я оставила ребенка. Он его не хотел.

— Наивная! Для мужика это не аргумент, чтобы уйти из семьи, нужно что-то посерьезней. Ты сама простота, Наташ, он же с бабой давно живет, у них ребенок скоро родится.

— Как ребенок! Он же не хотел ребенка! — бормочу я.

— Я тебе фотки скину. Неужели совсем не догадывалась?

Я смотрю на фотографии. Улыбающийся муж нежно обнимает даму, ей около сорока, она бережно поглаживает животик.

У меня закружилась голова, какой кошмар. Я на минуту представила, что бы со мной было, если бы я убила своего ребенка.

— Да пусть они будут счастливы! — крикнула я в трубку.

Я подхватываю Машку, подбегаю к подъезду. А там — муж! Стоит и улыбается.

— Здравствуй, Наташа! Я вернулся!

— Что? — сквозь слезы смеюсь я. — Ты сдурел? Тебя не было год! У тебя скоро ребенок родится!

— Не верь, Наташенька! Нет никакого ребенка! Это наговор! Я люблю только тебя! — бормочет муж.

У меня аж дыхание перехватило:

— Наговор? Да я только что фотографии видела! Зачем ты мне врешь?

— Прости, Наташенька! Я очень сильно раскаиваюсь, я хочу домой! Она меня приворожила, я сам не могу понять, как это случилось!

— Там ребенок, его нельзя выкинуть на улицу или утопить в ведре за ненадобностью. Хочешь, не хочешь, ты должен жить с этой своей новой супругой.

— Мы все равно будем вместе, я вернусь домой, — бормочет муж и прыгает в свою машину.

— Скатертью дорога! Совет вам да любовь, — кричу я ему вслед. — Как так можно? Машенька! Ты что-нибудь понимаешь? — спрашиваю у дочурки.

Конечно, любовница — это одно, а вот любовница с ребенком — это уже совсем другое. Интересно, о чем думала эта дама, когда решилась родить ребенка от женатого мужика. Ну, судя по фотографии, ей уже далеко за тридцать, наверно, она отчаялась завести семью.

— Ну все, хватит себя накручивать, — я беру Машку на руки, — мы себе другого папу найдем. — Машенька улыбается и дергает меня за волосы. — Ладно, ладно, не нужен нам никакой папа, ни новый, ни старый. Мы сами с усами, — смеюсь я.