Содержание:

К содержанию

Чика и Гриша

"Мы привезем тебе из Африки попугайчика", — сказала мне тетя перед отъездом. Сейчас это воспоминание уже подернулось дымкой времени: с того памятного дня, когда мы всей семьей в аэропорту Шерементьево провожали дядю и тетю в командировку в далекую африканскую страну, прошло почти 30 лет. Помню проводы ночного рейса, пустынное Ленинградское шоссе, яркие фонари вдоль дороги... Свет...

Первые впечатления, когда я через несколько месяцев увидела в комнате большую клетку и в ней двух зеленых попугайчиков, тоже немного стерлись. Но в памяти остался их веселый крик, их "просьбы": накрыть тряпочкой на ночь, дать попить. Их назвали Чика и Гриша, вначале они кусались и не давались в руки, но терпеливый характер дедушки сыграл свою роль: птички стали доверчивыми и ласковыми. Немного позднее я узнала, что их порода — синегальские попугаи. А главная особенность — маниакальная любовь все вокруг погрызть. Но о такой привычке птичек мы узнали только со временем, а на практике сразу лишились петель на шторах, вышитой подушки, тапочек. Петли на шторах мастерски перекусывала Чика, она двигалась по карнизу и одну за другой грызла петли. Победа — штора летит вниз! А еще Чика была очень ласковой, она провожала меня в школу, ела кашу с ложки и очень не любила свою клетку, осуществляя самые бандитские операции по срыву всяческих замочков с дверцы. Как только в душе у такой маленькой птички умещалось столько тепла и преданности к людям! А еще птица была умной и прозорливой, она понимала, что после слов "Посади Чику в клетку" она очутится в железной тюрьме, и жестоко мстила обидчикам.

Гриша был как бы попроще, но он мог говорить. И еще четко делил членов семьи на любимых и нелюбимых. На нелюбимых он кричал, и мало не казалось — кричать африканские попугаи умеют мастерски.

Когда к питомцу привыкаешь, то особенно трагически воспринимается его уход. Тем более глупый, за который и спустя время себя жутко ругаешь. Помню жаркий июльский день, дачу, вынесенную на крыльцо для уборки клетку, забытую открытую дверцу. Чика улетела. Она пристроилась на высокой елке и долго сидела там, потом она попробовала слететь вниз к нашему дому и, пролетая мимо меня, почти коснулась меня крылом, но сильный ветер мешал маленькой птичке, а проходящая большая машина напугала. Как сейчас вижу маленькую зеленую птичку, кружащуюся над нашим дачным домиком, она отчаянно кричала, прося помочь. А Гриша отвечал ей из клетки. Потом Чика скрылась за высокими деревьями, и мы больше никогда ее не видели. Мы объездили все окрестные деревни в поисках птички, но увы. Гриша еще долго жил у нас, мы всю любовь и тепло дарили ему, он пел, а иногда, понимая или не понимая, звал: "Чика, Чика!" А Чики не было.

К содержанию

Джек

Шотланский сеттер Джек прожил у нас 11 лет. Помните фильм "Белый Бим, черное ухо"? Там снимался английский сеттер, родственник Джека. Помню себя на траве в лесу (мы отдыхали с родителями в пансионате под Москвой) с толстеньким щенком: на солнце иссиня-черным переливается джекина спина и горит яркий рыжий подпал. Уши опущены на глаза — песик не хочет идти домой. Джек был искусственником, его мать умерла вскоре после родов, и выходить удалось двух щенков — Джека и его сестру. И до конца жизни Джек пытался реализовать свою потребность в сосании, которым ему не удалось насладиться, потеряв маму. Джек сосал все: постельное белье, свою подстилку, теннисный мячик.

Про мячики история отдельная. Мои родители живут недалеко от стадиона Динамо, и именно там папа всегда по вечерам гулял с Джеком. Неподалеку был теннисный корт, на котором тренировались спортсмены, а Джек садился за оградой и терпеливо ждал, когда теннисный мячик улетит, и его можно будет поймать. Обычно спортсмены мячики, пойманные Джеком, ему дарили, и он гордо нес свою добычу, крепко сжав ее в зубах. Увы, или к счастью, к охоте мы его не приучали, и мячики оставались его единственными охотничьими трофеями.

Джек ушел от нас перед своим одиннадцатым днем рождения. Сейчас собаки все чаще страдают от онкологии. Не миновала эта горькая учесть и Джека. Я помню, как мы с папой и мамой везли его прооперированного из клиники, по пути родители завезли меня домой, где меня ждала маленькая доченька Машенька. Джек спал всю дорогу, он тяжело отходил от наркоза, но как только машина остановилась напротив моего подъезда, он со стоном (неужели собаки могут так стонать) привстал, и протянул мне свою дрожащую лапу. Он прощался. Может быть, он знал, что меня он уже больше никогда не увидит. Я прильнула к этой милой лапке, поцеловала его в мордочку. Родители уехали на дачу, там через два дня Джека не стало.

К содержанию

Чайка

Дети часто приносят домой животных, у меня за время учебы в школе перебывали и канарейки, и волнистый попугай, амадины, рыбки. Но это не удивительно. А вот одно гордое и сильное дикое существо мы спасли. Это была чайка с поломанным крылом. Огромная, как оказалось, птица, страдала и могла стать жертвой собак или кошки. У нас она прожила примерно два месяца. Мы кормили ее рыбой, выпускали в комнате походить, и когда поняли, что она может без боли расправлять крыло, отвезли в Московский зоопарк. Как-то сложилась твоя судьба дальше, Чайка?

К содержанию

Тиша

Принято считать, что кошки не уживаются с собаками. Это не так. И кошки и самые злобные из собак не имеют врожденной ненависти друг к другу. Врагами их делают люди. У нас всегда как то так получалось и получается, что дома живут и собаки и кошки одновременно. С Птичьего рынка мы привезли маленький мяукающий комочек: его отдавали почти даром, старушка-хозяйка дрожала на ветру, нежно согревая под полами пальто двух котят. Одного взяла моя подруга, другого — я. Тиша вырос в огромного ослепительно красивого сибирского кота. Он ел по часам, спал практически все время, и не делал ни единой попытки ловить на даче мышей.

Как-то раз произошел курьезный случай. У нас на даче много кротов. Однажды крот рыл нору прямо у крыльца, комочки земли на его холме росли у нас на глазах. Понятно было, что он буквально в нескольких сантиметрах. Мы притащили к норе двух котов — Тишу и родительского Лаврика. Сначала "кротоловы" заинтересовались объектом, но спустя несколько минут, устав, видимо, от непривычной работы, уснули, свернувшись клубочками по обе стороны от кротового убежища. Мы смеялись, что крот должен был обязательно вылезти, чтобы посмотреть на спящих охотников.

К содержанию

Никиша

Тишкино спокойствие закончилось, когда в доме появился щенок восточно-европейской овчарки. Это была моя мечта. Я, наверное, родилась с желанием иметь именно овчарку. Когда я ходила в первые классы школы, проходя по дороге в школу мимо одного дома, я часто видела девушку с огромной красивой овчаркой. Как же я ей завидовала!

И вот 8 декабря 1988 года я еду за щенком. В коридоре нас встретила мама щенков — черноподпалая чемпионка Москвы и всего-всего Чара. Еще более титулованным был папа. Но тогда мне было все равно: мой взгляд был прикован к щенкам: четыре комочка крутились около мамы. Она устало морщилась, не желая их ни кормить, ни облизывать. Потом, спустя несколько лет, когда у нашей Никиши родились свои собственные щенки, я вспомнила усталость Чары и, сравнивая мои наблюдения с рассказами других собачников о сумасшедшем материнском инстинкте сук, поняла: не все рождены стать мамами.

Никиша росла не по дням, а по часам. Круг первый — нам два месяца, мы еще не ходим гулять, но навсегда уяснили, что спать коту давать нельзя. Кот вытаскивается за хвост из-под дивана. Потом Тиша проучил пару раз Никищу, и она на протяжении всей жизни его не трогала, старалась обходить стороной, но при этом всегда приносила ему косточки и вкусное печенье. Кости кот не ел, а печенье уносил к себе в домик и там хрустел им.

Круг второй — нам шесть месяцев, мы на собачьей площадке. Вышагивание по кругу, барьеры, бум — все давалось Никише легко и просто. Все команды, кроме "Нельзя брать ничего с пола". Вернее, с земли. И что мы только не делали — мазали колбасу горчицей, одевали на прогулку намордник. Никиша была жуткой обжорой. Во времена всеобщего дефицита она существенно подорвала наш бюджет, съев из размораживающегося холодильника припасы: полкило масла, два кило колбасы и кило мяса. И через два часа опять хотела есть.

Круг третий: первая выставка. Золотая медаль. Потом их будет десятки, но эта — первая!

Круг четвертый: у Никиши родились щенки. Кормить ей 12 щенков было явно лень, и пришлось их докармливать смесями "Малютка". Однажды перед кормлением кот Тиша не успел предусмотрительно спрятаться. И как только щенки поели, они, уже повзрослевшие месячные кутята, стали его вылизывать и кусать. Мгновенно взмокший кот посмотрел на меня несчастными глазами: он точно знал, что из таких маленьких щенков вырастают огромные овчарки. Немой вопрос в глазах кота звучал ужасно: "Вы всех их оставите здесь, они будут жить со мной?"

Все наши щенки попали в хорошие руки, они жили в Москве, Гомеле, на Украине, выставлялись, получали медали. А Никиша продолжала получать медали на всех выставках. Чуть седеющая морда, но игривый характер... Она готова была прыгать и бегать за палочкой, кататься с нами с горки.

Но более серьезная задача стояла перед ней: она, взрослая и мудрая, воспитавшая своих 12 детей, стала учить ходить нашу дочь Машу. Рядом с Машей она вмиг становилась тихой и покладистой, спокойно сидела рядом, пока ползающий ребенок изучал все особенности строения собачьего тела. Потом Машенька встала, маленькой ручкой она хваталась за холку Никиши и та, затаив дыхание, стояла, не шевелясь. Так вот первые шаги по жизни моя дочка сделала с Никишей.

Потом выросшая Маша бегала с Никишей наперегонки. Никиша охраняла ее сон, не подпускала, будучи безумно доброй, ни одного ребенка к Маше ближе чем на метр, играла с ней, охраняла ее в квартире, когда мы оставляли 6-летнюю Машу одну на пару часов. Столько приятных и дорогих воспоминаний, столько тепла подарила нам эта собака!

Уже старея, Никиша иногда смотрела на нас, и в ее глазах мы с мужем читали вопрос: "Вы меня любите?" Любим, очень любим. И сейчас, когда после твоей смерти, Никиша, прошло более десяти лет, мы тебя помним. Помнишь, тебя украли от магазина, и попросили крупную сумму денег? Помнишь, как ты много и часто болела? Помнишь, как мы делали тебе уколы?

Мы помним, как ехали в последний раз с Никишей на дачу, уже с тяжело больной, помним тот полный тоски взгляд, которым она посмотрела на нашего нового котенка — Персика. Во взгляде читалось сожаление и боль: я ухожу, ты остаешься. Милая, славная Никиша, спасибо тебе!..

К содержанию

***

Прошли годы, много событий произошло в жизни. Повзрослела дочь Маша, окончила школу и поступила в институт. Сменилось не одно место работы. Сменилось не одно место жительства. Но не изменилось одно: каждый вечер нас по-прежнему встречают наши любимые питомцы. Сейчас это наш старенький котик Персик, проказница кошка Симона, которую спасли год назад, подобрав в мороз трехнедельным котенком, красавица — потомок и родственница Никиши — овчарка Леся. Поет в клетке попугай Максик...

Вы спросите, зачем столько зверей в одной квартире. Часто приходится слышать, что это — лишняя грязь в доме, лишняя забота. Но с грязью можно и нужно бороться или своими силами, или нанять помощницу, а сложности с тем, куда отдать животных на время отпуска, легко решаются — в одной Москве гостиниц для собак десятки. Но когда вы смотрите в открытые и честные глаза вашей собаки или кошки, становится на душе тепло и счастливо. Горечь потерь животных сменяется радостью от общения с новыми животными.

Кто-то сказал, что, покупая собаку, у вас есть уникальная возможность купить любовь за деньги. Нехорошо измерять такое чувство материальным, но все так: вы приносите купленного щенка домой, кормите и укладываете его спать, а он уже вас любит и очень вам во всем верит.

И еще. Я мало написала про детей. Я благодарна, что в первые годы своей жизни моя дочь Машенька была окружена любовью животных. До сих пор она помнит и нежно любит нашу Никишу. Вспоминает, смеясь, курьезные случаи с котом Тишей. Чуть стерты воспоминания о Джеке — ей было всего два годика, когда его не стало. Но и он, и попугай Гриша, они все были в ее жизни. И они, и появившиеся потом в пору ее отрочества животные — собака Лада, кот Лаврентий... Они все научили ее добру и сочувствию, терпению и понимаю. Они научили ее любить живое. И когда она в прошлом году принесла домой крошечный, помещающийся на ладони комочек, который впоследствии стал кошкой Симой, я была горда за ее доброе сердце. Впоследствии Сима стала большой озорницей: дорогущие обои после ее упражнений надо переклеивать, но в этом ли дело?

Я часто пересматриваю семейный фото. Такой ценный архив есть у каждого в семье. На них — наши близкие люди, любимые и дорогие. И еще — животные. Совсем старые, затертые фото из детства: я с Чикой на плече, Тиша спит на диване, Никиша на выставке. Их жизни, как мгновения, проносятся в воспоминаниях. Такие короткие жизни, но такие яркие и наполненные добром и преданностью.

И опять светлая дорога от аэропорта Шереметьево. Я прилетела из очередной командировки, дома меня ждут. Я вспоминаю с благодарностью слова: "Мы привезем тебе попугайчика..."