Московский орнамент архитектурных стилей. Часть II

В правление государя Алексея Михайловича Романова, а потом и в царствование императрицы Елизаветы Петровны в городской архитектуре пышным цветом расцвел западноевропейский стиль барокко. Он предполагает динамичность образов, причудливость лепнины, обилие декоративных украшений и скульптур. Проще говоря, каждый особняк, как например роскошный дом князя Голицына, что в Охотном ряду, или многоярусный храм Покрова Богоматери, украшенный белокаменным декором, в селе Фили (вотчине бояр Нарышкиных) должны были поражать гостей или прихожан своим богатством. И поражали.

Другое дело - эпоха Петра I. Он не терпел в строительстве излишеств. Кирпичные дома велел штукатурить и красить в белый цвет, всевозможную внешнюю лепнину, прочие декоративные элементы и скульптуры убрать, а впоследствии жестко соблюдать в зодчестве "сдержанность и строгость". Более того. Именно Петр Алексеевич, всецело поглощенный проблемами сооружения новой российской столицы на Неве, категорически запретил использовать на стройках Москвы камень. Даже сгнившие деревянные мостовые не разрешил мостить даже щебнем. Есть у города разработанные карьеры? Тогда грузите валуны на телеги и отправляйте в Санкт-Петербург. Сами же деревом обойдетесь. Вон вокруг сколько леса. А еще император-реформатор распорядился в сжатые сроки перенести дома и дворцы, расположенные в отдалении от дорог, прямо к линии обочин. "Чтобы городские кварталы получились, а не деревня".

Об этом же заботилась и Екатерина II, которая в 1775 году утвердила первый "Прожектированный городу Москве план" реконструкции и застройки. В нем нашлось место указанию насчет того, чтобы все новые дома (любого назначения) строить в прямую линию. Этот же документ предписывал возводить только каменные здания, а улицы аккуратно мостить и освещать. Так в XVIII столетии в Москве, которая пять веков подряд застраивалась хаотично (кому где вздумается), появились первые прямые улицы и переулки. По их сторонам выстраивались прелестные особняки из белого и красного кирпича с декорированными фасадами в стиле русского классицизма с элементами барокко. Как пример - настоящий замок "Пашков дом" архитектора Василия Баженова, что и сегодня красуется на Ваганьковском холме у дороги напротив Боровицких ворот.

Русская классика отчетливо прослеживается в монументальном здании Сената в Кремле, Петровском путевом дворце работы Михаила Казакова, Доме московского купечества. Во всяком случае, это еще одно подтверждение того, что московские зодчие никогда не отказывались от традиций русской архитектуры. А если и заимствовали зарубежные новшества, то старались очень тонко и ненавязчиво вплести их в уже сложившуюся стилевую мозаику города. Да так, что со временем москвичи воспринимали ту же готику или барокко как нечто свое, а не привнесенное извне.

Затем Отечественная война 1812 года. Гигантский пожар, учиненный французами в Москве, из-за чего более трети города (к примеру, из 9 тысяч домов уцелело лишь 2,5 тысячи) превратилась в пепел. Более того. На прощание Наполеон приказал взорвать и сам Кремль. Слава Богу, что этого не случилось. Однако, нет худа без добра. За восстановление всего порушенного взялись выдающиеся московские архитекторы Афанасий Григорьев и Осип Бове (тогдашний председатель Комиссии строений) - ученики Михаила Казакова. Причем они отказались от детального плана реконструкции, присланного из столицы на Неве, а предпочли работать по старым довоенным чертежам.

Срыли Земляной Вал, и на его месте построили кольцевую улицу Садовую. В Москве также появились две новые просторные площади - Театральная и Манежная в стиле ампир, здания Большого и Малого театров (тот же стиль), а вдоль крепостной стены Кремля был разбит роскошный Александровский сад. На Красной площади наконец-то окончательно засыпали старинный ров. Реку Неглинную пришлось перекрыть сводами, и над ними проложить улицу. На Старом Арбате построили немало новых особняков, своими очертаниями, да и по духу напоминавших строения времен Древней Греции. К сожалению, советская власть сровняла их с землей ради строительства четырех 26 и пяти 25-этажных небоскребов бывшего Калининского проспекта, переименованного ныне в Новый Арбат.

В 1899-1905 гг. по предложению предпринимателя и крупного мецената Саввы Мамонтова архитекторы Вильям Валькотт и Лев Кекушев возвели напротив Театральной площади здание, которое впоследствии специалисты назовут "энциклопедией русского модерна". Это гостиница "Метрополь", удачно вписанная в архитектурный орнамент исторического центра. В том же модернистском, так называемом неорусском стиле по проекту художника Виктора Васнецова в 1900-1905 гг. построено здание Третьяковской галереи, фасад которой венчал крупный белокаменный герб Москвы с изображением покровителя города Георгия Победоносца. В духе модерна выдержан и особняк банкира С. Рябушинского на улице Малой Никитской, а также дом В. Морозова в Подсосенском переулке по проектам Федора Шехтеля.

Кстати, это неправда, будто Москва всегда была "низкорослой". В начале XX века с развитием мануфактуры, заводов и фабрик город буквально заполонили приезжие рабочие, которые селились, конечно же, не в гостиницах, а занимали комнаты в доходных шестиэтажных домах (несмотря на декоративную отделку в китайском стиле, внешне они выглядели настолько тяжеловесными, что москвичи называли их уродцами) исторического центра. Например, на улице Мясницкой или бывшей площади Пречистенские ворота.

Уже в советские времена, когда большевики беспощадно перекраивали столицу на свой лад, в конце 40 - начале 50-х годов по личному распоряжению Сталина в Москве построили семь высоток в имперском стиле, прозванном столичными архитекторами сталинским ампиром. Вообще-то планировалось восемь таких зданий, но за последнее строение так и не взялись, а на его месте возвели самую крупную в Европе многоэтажную коробку гостиницы "Россия", которую сейчас разбирают.

Ну а помпезные высотки стоят. Это прежде всего главный корпус МГУ на Воробьевых горах, здание МИДа на Смоленской площади, жилые дома на Котельнической набережной, Кудринской площади и у Красных Ворот (Садово-Спасская улица). Плюс две гостиницы: "Ленинградская" и "Украина". Есть ли в этих постройках элементы, характерные для русского (московского) зодчества? Безусловно. В первую очередь шпили и шатровые завершения, имитирующие силуэты кремлевских башен. В наружном убранстве можно наблюдать удачное сочетание европейской классики и древнерусских мотивов. Ну а декор высотки у Красных ворот полностью выполнен в стиле московского барокко, которое особенно расцвело в Москве во времена правления императрицы Елизаветы Петровны.

Кроме того, наша столица отличается от всех остальных крупнейших городов планеты самыми массовыми сооружениями в истории мировой архитектуры. Этим Москва обязана, главным образом, Никите Хрущеву, который (при всех его недостатках и просчетах) поставил перед собой благородную цель: переселить всех нуждающихся москвичей в отдельные квартиры за счет резкого удешевления строительства. Самым дешевым материалом в то время посчитали панельные блоки и силикатный кирпич. Из них и начали возводить на городских окраинах неказистые коробки пятиэтажных домов с крохотными квартирками. Сначала в Новых Черемушках, Новых Кузьминках, Измайлово, далее - везде. Как бы там ни было, а именно при Никите Сергеевиче в Москве начался первый бум жилищного строительства. Такого размаха во все времена не переживала ни одна столица мира. Хрущевки же положили начало так называемым спальным, на редкость однообразным и абсолютно безликим районам.

Все проходит, сказал мудрец. Новое время диктует свои решения при сооружении жилых, административных и коммерческих зданий. Тем более, что с начала третьего тысячелетия Москва снова переживает строительный бум. Место пресловутой точечной застройки сейчас уверенно занимает комплексный подход к градостроительной проблеме. Особенно в сфере жилья. Теперь столица строит не просто дома, а современные ансамбли зданий с романтическими названиями (вроде "Алых Парусов"), оснащенные необходимой инфраструктурой. В итоге, в Москве появляются миниатюрные и достаточно автономные городки с удобными подъездными путями, паркингами, зелеными скверами, службами быта, детскими садами и площадками для игр, школами, поликлиниками, физкультурно-спортивными комплексами, кинозалами, торговыми центрами - всем, что необходимо человеку для полноценной жизни на новом месте, причем в пределах шаговой доступности. И ездить никуда не надо. Разве что на службу.

Относительно архитектурной манеры московского строительства, которая сегодня преобладает в облике нынешней столицы, то она по-прежнему разноплановая. Так, используя возможности популярного среди горожан стиля хай-тек ("новые технологии"), теперь можно приобрести новую квартиру многоступенчатого дома, напоминающего со стороны пирамиду ацтеков со срезанной вершиной, на которой оборудованы солярий и тренажерный зал. Или поселиться в просторной угловой башне "под готику" с витражными окнами и великолепным панорамным видом. Как бы то ни было, новые технологии и современные материалы позволяют удовлетворять разнообразным вкусам москвичей. Отсюда и особенность столичной архитектуры: она в смешении стилей.

Галина Кириллова
Статья предосталена сайтом
KDO.ru