— Вик, ты говорила, что выкормишь, если что, мою дочу...

— Конечно, я не отказываюсь.

Я полушутливо сказала об этом, когда узнавала, как дела у вернувшихся из роддома молодой мамы и дочки.

— Мне нужна твоя помощь.

— Еду.

Три дня назад мою подругу Олю выписали из роддома, но вот наладить грудное вскармливание самостоятельно она не смогла. Моему сыну уже четыре месяца, мы прошли этот этап, пережили трудности, научились правильно брать грудь и, главное, — давать ее так, чтобы не было травм. Соски уже загрубели, волдыри и трещины зажили, а поначалу я подскакивала от боли, когда малыш принимался за еду.

Помня об этом, я старалась объяснить подруге, как вести себя в роддоме и дома, но в теории этого не понять, пока сам шишек не набьешь. Так и случилось.

Приезжаю с сыном. Подруга в истерике — ребенок грудь не берет, полтора часа пытались девочке сунуть грудь, она открывает ротик и только плачет. Потянуть молоко из неоткрытых протоков не хватает силенок, да еще и бутылку дали — зачем напрягаться, когда само течет? Акушерки в роддоме помочь не смогли — нажали посильнее — вроде есть молоко. Ну, и иди, корми. А как — никто не объяснил.

Мы поменялись детьми. Малышка не сразу поняла, что ей предлагают, но когда я ей выдавила в ротик несколько капель, сообразила и присосалась. Пришлось повозиться! Взяла она грудь не с первого раза, нетерпеливо кричала, когда не получала желаемого, от этого накормить ее становилось только труднее. Мой сын принялся искать молоко у подруги. Оказалось, что оно есть, и он усердно работал, вытягивая сок из тугих еще сосков. Подруге было больно. Показались первые синяки.

Тут пришла на помощь моя сестра, показав, как ребенок должен правильно захватить ротиком молочную железу, чтобы не делать маме больно. Она оказалась опытнее нас, у ее сына уже показались зубки, но грудь он не собирался бросать. Подруга побоялась попробовать покормить еще и "зубастика". Но немного практики, и у Оли все получилось.

Мы пробыли у подруги целый день. Ее доченьку я покормила три раза. Успокоенная и сытая, она уснула на несколько часов. Мой сын тоже решил вздремнуть. Втроем нам удалось всех накормить.

Сейчас сыну год и два месяца, вскармливание мы не закончили, а Аленке девять месяцев, и она стала не только моей молочной дочкой, но и крестницей.