Первую дочку я родила сама. Мне было 25. Тогда еще была очень спортивная. Всю беременность проскакала, как горная козочка. За месяц до родов бегала на деловые встречи, за 3 недели мы переезжали в другую квартиру. Весила тогда я 57 кг при росте 165 см, живот был маленький.

На учет встала где-то в 27 недель, и это был первый и предпоследний визит в женскую консультацию. Надо сказать, что мама у меня заведующая лабораторией в поликлинике. Поэтому и анализы я сдавала, и УЗИ делала вовремя у нее. Пока мою карточку пересылали из консультации в консультацию по новому адресу, мне уже настал срок рожать. Поэтому второй и последний раз я пришла в консультацию за обменной картой.

Беременность протекала хорошо. Каких-либо причин для беспокойства не было. Почему-то я была уверена, что рожу 10 января. Так оно и получилось. Девятого вечером я почувствовала первые схватки и какое-то смутное беспокойство. Начали слегка подтекать воды. Мы позвонили в роддом, с которым уже была договоренность и сообщили, что скоро приедем.

Я начала спешно собирать необходимые вещи, а муж отправился заводить машину. На улице стоял мороз под 40°. А катались мы тогда на жутко зловредном "Москвиче". Несколько часов он никак не хотел заводиться. Знаете поговорку, что беременная женщина - это как "Москвич" на морозе. Так вот, со мной оказалось значительно проще :).

Где-то в полпервого ночи я крикнула мужу в форточку, что надо вызывать Скорую, а то рожать буду дома. И он побежал звонить из автомата (в квартиру телефон провести еще не успели, а сотовых тогда у нас не было). Приехала странная женщина-врач. Ростом метр сорок с небольшим, чемоданчик больше, чем она сама. Не хотела меня везти в "мой" роддом. Сказала, что далеко, и что я могу родить по дороге. Я пообещала потерпеть и не рожать в машине, и мы полетели.

Говорят же, что нет ничего хуже, чем рожать по блату. Особенно во времена бесплатной медицины. Чем больше стараются, тем хуже все выходит. Благими намерениями выстлана дорога сами знаете куда... В роддоме сделали мне клизму, поставили капельницу для стимуляции родовой деятельности, прокололи плодный пузырь и оставили в предродовой, выключив свет, наверно, чтобы я могла поспать.

Что-то пошло не так. Схватки пошли через пару минут как-то резко. Боль была просто адской. Мне казалось, что она не прекращается ни на секунду. Я была вся мокрая, мне было жутко холодно, И я бредила. Звала на помощь то маму, то мужа. Иногда мне казалось, что они рядом со мной. Периодически я теряла сознание. Потом приходила в себя, чтобы снова вернуться во все это.

Где был персонал? Несколько раз заходила акушерка и проверяла открытие шейки. На мои просьбы что-нибудь сделать она отвечала, что надо терпеть. И я терпела. Иногда молча, иногда срываясь в какой-то животный вой... Это потом я узнала, что у меня аллергия на хлористый кальций, когда уже после родов дала на него анафилактический шок. А еще узнала, что была угроза разрыва матки.

Зашедшая в очередной раз акушерка накричала на меня: "Что же ты молчишь, ты же рожаешь! Бегом в родовую!!!" О каком молчании она говорила? И откуда мне было знать, что уже пора? Так или иначе, с трудом забравшись на стол, я приготовилась сделать самую важную вещь за всю мою жизнь.

Сами роды прошли благополучно и достаточно быстро. Я тужилась в общей сложности около 15 минут. При каждой потуге, издавая низкий гортанный звук, вкладывая в него всю себя. Откуда были силы после только что пережитого ночного кошмара?

После очередной потуги вдруг как-то пусто стало внутри. Что-то произошло... "У тебя дочка! Смотри, какая хорошенькая!" Моя дочка! Ощущение неимоверного неземного счастья... Вершина блаженства... И нет в этом мире никого и ничего. Только я и моя Миланочка... Потом мне положили ее на грудь. Ну почему же так ненадолго? Обработка, взвешивание... Они забрали у меня часть меня.

Жутко хотелось пить. Нянечка принесла чай. Представляете мое разочарование, он оказался приторным, как сироп. Пить захотелось еще больше. Через два часа мне сказали, что можно идти в палату.

Проспала я около часа. Принесли записку и передачу от мужа. И я втихаря "поползла" на первый этаж, скручиваясь от боли после эпизиотомии и пытаясь как-то удержать пеленку между ног. Мужа мне все-таки обнять и поцеловать удалось. Хотя наше свидание быстро пресекли, рассказывая, какая я безответственная, как сильно я себя не берегу, что совести у меня нет совсем и т.д.

Малышку мою принесли кормить на следующий день. Причем вышла забавная история. Нянечка носила детей по двое. Приносит детей моим соседкам. И тут одна жалуется, что ребенок у нее грудь не берет, отворачивается. Почувствовав какое-то беспокойство, я вскочила, подбежала. Смотрю, а это же моя Лануська. Забрала, приложила к груди. Посмотрела она на меня своими голубыми глазищами и давай сосать. Как же можно своего ребенка не узнать!? Ребенок и то маму узнает.

О палатах "мать и дитя" тогда еще не слышали. Детей приносили только покормить. Но так как нянька была одна, а детей много, то забирали их только часа через полтора. Мы кушали, а потом засыпали, прижавшись друг к другу. Никогда раньше я так хорошо не спала! Никогда еще сон не был таким блаженством!

Через неделю нас, наконец, отпустили домой. И никто уже не мог нас разлучить. Надо сказать, я не видела другого такого замечательного ребенка. Мы не знали, что такое бессонные ночи. Последнее питание часов в двенадцать, первое - часов в 8-9. Поедим, поспим, поиграем. Никак не могла понять, отчего другие мамы всегда такие замученные... Пока в 6 месяцев не начал резаться первый зуб, так все и продолжалось. Бабушки-дедушки особо нас не баловали. Справлялись мы со всем сами.

Прошло несколько лет. Муж и дочка уговаривали меня родить второго ребенка, мечтая о сыне и братике. Почему-то я долго не решалась. То есть все время откладывала. Надо закончить второй ВУЗ, надо поработать, надо... И вот в 2004 году весной я "решительно" сняла спираль и стала беременеть. Почему-то получилось не сразу. Забеременела я в конце октября, благополучно съездив два раза за лето в Египет. Я дайвер. И Красное море для меня это и сказка, и родная стихия одновременно.

Беременность протекала почти как первая, изжога, правда, мучила постоянно. Спасалась минералкой и Рутацидом. Но по глупости на учет встала раньше - в 20 недель. Попала, говорят, к лучшему врачу. Какие же тогда худшие? На протяжении нашего общения я слышала одно и тоже: "Да у тебя все будет плохо; да у тебя высокое давление будет, и гестоз разовьется; у медиков всегда сплошные проблемы; ты не доходишь, и вообще будет чудо, если ты родишь", и т.д. Анализы при этом были хорошие, чувствовала я себя вполне прилично, несмотря на то, что от спортивности моей мало что осталось, да и вес изменился...

И мы опять переезжали на новую квартиру. А перед этим мы ее долго выбирали. И я с огромным в этот раз животом бегала по новостройкам, то на 12 этаж, то на 14 без лифта. И так по несколько раз в день на протяжении почти месяца. Вот это, очевидно, каким-то образом повлияло на последующие события.

Рожать я собиралась сама. Роддом, теперь уже с платной палатой и допуском мужа на роды, был выбран заранее. Все по плану. Вот только пол на УЗИ никак не удавалось рассмотреть. За несколько дней до срока меня посмотрела заведующая роддомом. Сказала, что все хорошо. И велела через день приезжать. Мы приехали "сдаваться". Но платная палата, несмотря на договоренность, оказалась занята. Мне было жутко обидно. Сказала, что если здесь так относятся к людям и собственным обещаниям, мне этот роддом не подходит. И, как выяснилось, правильно сделала.

Обзвонив роддома, мы направились в один из них. Заведующая, весьма энергичная и деловая особа, ознакомилась с обменной картой и решила сама посмотреть меня прямо на диване в своем кабинете. "А ведь у вас тазовое предлежание."

Чувствовала я, что что-то не так. Вот так за несколько дней до родов ребеночек решил перевернуться. Сказались мои многоэтажные забеги. Пришлось ложиться в предродовое для наблюдения. Обследовали меня 2 дня. А потом совсем "огорошили": по УЗИ плод крупный, больше 4 кг, естественные роды опасны. Лучше делать кесарево.

Несмотря на то, что я это уже поняла, когда узнала о тазовом предлежании, услышать это я была не готова. Были слезы, было страшно. Я плакалась мужу, что не увижу сразу нашего ребеночка, что не смогу контролировать процесс, что ничего не буду знать, пока не отойду от наркоза...

14 июля мне сказали: "Завтра". Чувств разных было много. С одной стороны, радость, что завтра - День рождения нашего малыша, с другой - неизвестность. Поспать мне в эту ночь почти не удалось, несмотря на успокаивающие. Даже стрельнула у девчонок и выкурила одну сигарету, хотя не курила с начала беременности. А утром - стандартные процедуры: клизма, душ, катетер... И сильное желание пить. И страх. И радость. В операционной я шутила с анестезиологами. Нервно улыбалась. Потом отрубилась.

Проснулась от давления и боли в животе. Я уже в реанимации. Спрашиваю, кто у меня родился, вес, рост... А мне говорят, что все равно я сейчас засну и все забуду, и так будет несколько раз. Вот отойду от наркоза... Но я была настойчива и вырубаться не собиралась.

Оказалось, у меня родилась девочка. Вес - 3640 г, рост 54 см. "Как девочка? У меня же должен был родиться мальчик больше 4 кг"... Смеются. Прошу принести мне ребенка. Опять смеются. Периодически проваливаюсь куда-то, но настаиваю на своем.

Приносят через два часа. Пытаюсь приложить ее к груди. Получается с трудом. Отдаю моей малышке несколько драгоценных капель молозива. Повернуться невозможно. Больно. Уносят. Прошу принести еще, когда проснется, не хочу, чтобы докармливали смесями. А насчет антибиотиков, еще до кесарева договорилась с врачом, что будут делать только при острой необходимости. Необходимости не возникло.

Так страшно, я почти ничего не чувствую к своей малышке. Нет такого всеобъемлющего счастья, как с Миланой. Почему??? И стыдно, и обидно, и непонятно. Пытаюсь объяснить себе, что это - последствие наркоза и на осознание нужно время.

Медсестра приносит судно. Говорит, что если не получится помочиться самой, вставит катетер. От страха перед экзекуцией справляюсь сама. Много пью.

Еще через два часа звонит муж, говорит, что подъехал и привез какие-то гостинцы. Прошу его подняться ко входу в реанимацию. Обещаю выйти. Он не верит, что получится. Я тоже не верю. Поворачиваться очень больно. Вставать тоже. Ходить - ничего. Доплелась до коридора, сказав, что хочу в туалет. Пока ходила в туалет, из детского отделения принесли нашу Радость. Выхожу, а муж ее на руках держит. Пообнимались втроем. Старшую дочку в роддом не пустили.

Мы опять немного покормились, а потом еще раз. На следующий день я попросилась в палату. Хотела быть вместе с ребенком. Мне говорили, что будет очень тяжело, не хотели оставлять. Но я доченьку больше не отдала.

Трудно было очень. Радость постоянно хотела быть на руках, и днем, и ночью. Она много плакала, у нее болел животик. Трудно было мыть и менять пеленки. И еще сильно хотелось спать. Но что все это значит, когда с тобой твоя малышка? Ведь в детском отделении дети и мокрые могут лежать, и подкармливать будут глюкозой и смесью, чтобы не плакала. А плакать будет, никто не пожалеет. Никогда не забуду, с какой опрелостью мне Миланочку выписали. Лучше все сама.

Другие девчонки после кесарева просили детей приносить только на кормление на 3 сутки. Мне это не понятно. Постепенно приходило осознание материнства и огромная любовь к этому маленькому кричащему комочку.

Выписали нас через 10 дней. К этому времени я была похожа на приведение. Очень хотела спать. Радость совсем день с ночью перепутала. Ночью - на руках. А днем - обходы, процедуры, взвешивания...

Я знала, что дома будет легче. На улице стояла жара за 40°. Поэтому на следующий день после выписки мы уехали на дачу и жили там все лето, изредка совершая набеги на город. Ночами мы все равно просыпались по несколько раз, но хоть как-то удавалось вздремнуть.

Швы зажили неплохо. "Фартук" пока есть, и лишний вес в значительных количествах. Надеюсь избавиться.

Сейчас нам 7,5 месяцев. У нас 4 зуба. Мы встаем, сидим и говорим: "мама, папа, дядя, баба". Милаша - замечательная помощница. Все хорошо. Только уже начинаю мечтать о следующем ребенке. Хотелось бы еще родить защитника для моих прекрасных девчонок. Здоровья всем!

Милолика Жарская, milolyka@mail.ru.