Раньше я думала, что планировать беременность — это просто не предохраняться. И все. Оказалось, что не все в этой жизни так просто. Сходив в горы и благоприятно обновив резервы своего организма, мы решили пытаться. Сдали анализы, пролечились. Я даже базальную температуру начала мерить и жить от цикла к циклу. И вот — заветные 2 полосочки, сначала совсем слабенькие, потом все ярче и ярче, и ярче.. Мы договорились не говорить никому, только самым-самым близким, и когда на шестом месяце я провела в полевом лагере неделю, почти никто под камуфляжным костюмом не углядел во мне беременную.

Вот только потом, когда я вышла в отпуск и уехала в санаторий, начала прибавлять по кило в неделю, потом разгрузочные дни и так все лето... Спасал бассейн, я ходила туда до 35 недели, потом просто тяжело ездить стало.

Шел сентябрь, дни жаркие, пить хотелось ужасно, врач планировала положить меня в стационар заранее, хотя показаний особых не было, правда в 32 недели поставили плацентарную недостаточность, но КТГ были все хорошие, просто она уходила в отпуск, а оставлять меня на 38 неделю незнакомому врачу не было смысла. Дала неделю на раздумья и ушла в отпуск.

Прихожу я к другому врачу, 37-38 недель, набор веса 10,5 кг. Кстати, этот вес и остался до конца беременности. Ну, я и решила ни в чем себе не отказывать и наела аж 1,3 кг за неделю — съела арбуз, ну что такого то... Как она орала! Сказала, что я — бестолочь и не забочусь о ребенке, и чтоб пришла через 5 дней и все скинула. Все. Никаких анализов, КТГ и прочего. Но, закрыв карточку и увидев запись в стационар от моего врача, дала направление с диагнозом "гестоз". Я просто обалдела. Молча взяла листок и хлопнула дверью.

Все пугали меня больничкой. Но там я была просто поражена... Все хотели скорее родить, да не просто, а через "кесарево". Только я одна моталась там с мыслью родить на 40 неделе сама. Пуз был маленький, и я надеялась еще сбежать дней через 7 домой, о чем напоминала каждый раз лечащему врачу.

Настрой на роды у меня был железный: я свято верила, что рожу сама, быстро, без разрывов; схватки начнутся дома, и я приеду в роддом с раскрытием 5 см. А тут... Но даже больничный дух и общее нытье не сломали моего настроя!

Меня, конечно, не выпустили, потому что кровь плохая. Капали, разжижали. Как-то на прогулке я ляпнула мужу, что до понедельника (5.10) рожать не буду, не хочу, а рожу 7.10, а ПДР 12.10, седьмое мне как раз нравится. Он так удивленно на меня посмотрел.

4.10 я съездила тайком домой, целый день дома — какое счастье! Особенно когда муж рядом, ну и грех не воспользоваться народным средством стимулирования родов. После этого пошли предвестники. 6.10 меня отправили на консилиум, где смотрят куча народу и все хотят залезть по локоть и "шеечку помассировать". Слава Богу, в то день было срочное кесарево, и смотрело меня только 2 человека. Сказал, что завтра на стимуляцию, ребенок маленький (им было все равно, что я сама родилась в срок и 2600 гр., а сестра 2700 на день раньше срока), кровь плохая. Я даже обрадовалась, что появилась хоть какая-то ясность, пусть и не так, как я хотела. Поэтому уговорить ребеночка вылезли самостоятельно было делом принципа

После консилиума предвестники шли как обычно. Только часам к 5 вечера стали более или менее регулярными. Мы гуляли с мужем в часы приема с 5 до 7, погода хорошая, схваточки вроде есть, а вроде и нет. В 19.00 примчалась мама, вытаращенными глазами глядя, что я спокойная как удав. А завтра мне рожать...

Я решила так: раз уж завтра клизма, значит, гуляем. После уходя родственников нажралась от пуза, схваточки уже шли, но я спокойно кушала печень и хихикала с девочками.

Часов в 9 пошли настоящие схватки через 4 минуты. Я наматывала по коридору (туда-обратно — как раз одна схватка), массировала себе спину, очень не хотела заранее спускаться родблок, а вдруг это только предвестники. Некоторые девочки уходили, а под утро возвращались.

В 22.00 иду на пост к сестре, она предлагает клизму. Говорю, что еще потерплю, хочу ходить, она дает полчаса на раздумья и идет пить чай. В 10.30 мне ставят клизму, очень удивительно сидеть на унитазе на схватках. А тут еще и рвать начало, стараюсь дышать. В 23.00 еще одна девочка засобиралась рожать. Акушерка просит потерпеть еще чуть-чуть. Пытаюсь собрать вещи, но получается плохо, начинает колотить и все как в слабом тумане. Наконец в 23.30 нас спускают в родблок, по лестнице еле спускаюсь, останавливаюсь, дышу, массирую спину.

В предродовой палате орет девочка. Она там с часу дня. Смотрят на кресле — раскрытие 2,5 пальца (врач сказал, надо 5). Значит, минимум половина пройдена. Но схватки такие болючие. Пытаюсь ходить, но сил нет, и я лежу, на схватке стискиваю зубы и долблю ногой в жалюзи и вентиль батареи, сильно колотит. Дыхание не помогает, сильно раздражает девочка, которая орет. Раскрытие у нее 1,5 пальца, врачи говорят, мол, чего орешь, схватки не сильные. Врачи хотят посмотреть именно в момент схватки и именно на животе, я кряхчу, но стараюсь делать все, что говорят. От мужа приходят смс, но отвечать на них нет сил, стараюсь сохранять ясность ума, но все как в тумане.

Девчонка, которую привели вместе со мной, ведет себя крайне спокойно (как выяснится потом, ей вкатили обезболивающее по блату), и тут она кричит, что ее тужит. Что-то рано. Ее уводят.

Время — странная штука, кажется, что оно то тянется, то несется. Странно, но меня тоже начинает подтуживать. Вроде рано еще, говорят, что первый раз рожают 10-12 часов.

Во время схваток я старалась не кричать, а стискивала зубы, только последние схватки поскуливала, а тут как заору: "Меня тужит!" Приходит врач минут через 10 (я уже сама тужиться начала, не вытерпела, не правильно, конечно), прокалывает пузырь, говорит: "Давай потужимся на кровати". Акушерка быстро готовит кресло. Тужимся 2 схватки — ничего не получается. Приходит акушерка и забирает меня, я иду — ноги в раскоряк, думала, головка уже появилась, наивная. Она смеется, говорит, что рано.

Лезу на кресло, накрывает схватка, она говорит, что надо тужься, а половина уже прошла, ничего не получается. Тужиться приятно, после болючих схваток-то, зато тяжело, это реальная физическая работа на пределе возможностей организма. На следующей схватке тужусь, не очень хорошо, акушерка говорит: "Эпизио, ребенок маленький, может не выдержать". И чик ножницами.

На схватке рожаю головку, врач давит на ребра. На следующей рожаю плечики. И как рыбка выплывает дочка. Акушерка поднимает ее над головой и поздравляет с девочкой. Родила в 1 час 30 минут, 2780 грамм 49 см. Это самый счастливый момент, я старалась постоянно думать о нем на схватках, что рожу мою девочку. Она сразу кричит, и я говорю о том, какая же она красивая. Врачи смеются и просят потужиться просто так и родить послед.

А потом меня стали шить. Вкатили ледокаин, но он не помог, кажется. Сразу попросила принести телефон, позвонила мужу и родителям, пока меня шили. Шьют, и правда, больнее, чем рожать, но мне было уже все равно. Дочка плакала под лампой, а мы общались с девочкой на соседнем кресле, прижимая грелку к пузу, сокращая матку. Говорили, какие мы молодцы, что так быстро родили и не орали. Потом мне вкатили капельницу, боялись кровотечения и все нажимали на пузо, матку сокращали. А потом все ушли, дочка попискивала, я пела ей колыбельную прямо с кресла, и она успокаивалась. Акушерка приложила дочку к груди, она лизнула титю, я сфотографировала ее. У меня и правда снесло башню то ли от счастья, то ли от чего еще: мне было спокойно и хорошо, потому что дочка родилась.

А потом начались другие проблемы — швы, нету молока, потом оно пришло, потом сидеть нельзя, кровать жесткая, ребра болят. Но это все мелочи.

Если меня спросят, пойду ли я рожать еще, я скажу "да", но только немножко погодя. Рожать — это здорово, но это тяжелая работа, я теперь это осознаю еще больше, я готовилась к ней всю беременность и не зря настраивалась, делала упражнения, плавала. А теперь я — мама, мой комочек сопит в спальне, и я счастлива

Belkatur, belka-tur@mail.ru