Содержание:

Издательство «Компас-Гид» выпустило серию книг для дошкольников и младших школьников про семейку из французского города Шербура. По интонации и времени действия книги очень напоминают «Малыша Николя» Рене Госинни, которого давно полюбили российские читатели. В семейке из Шербура шестеро мальчиков — и всех зовут Жанами. (К счастью, у французов можно разнообразить одно и то же имя, добавив второе). Создал эти книги второй из Жанов — Жан-Филипп Арру-Виньо, который вырос, стал писателем и приехал в Москву представлять пятую книгу — «Вишенка на торте». Арру-Виньо ответил на вопросы 7и.

Многодетная семья по-французски. Смешные рассказы для детей

— Когда в семье шесть братьев, о мире и спокойствии можно забыть навсегда?

— Да, конечно, это трудно для детей, потому что они должны делить родителей на шестерых, потому что невозможно, чтобы у каждого был свой собственный уголок — потому что квартира не бесконечна, и нельзя каждому отвести по комнате. В то же время, я думаю, что это создает чувство, что дети — сильны, потому что они вместе, а еще это учит делиться, уважать других. И это те ценности, которые сделали из нас тех, кем мы с братьями стали. Нас сформировала эта жизнь вшестером.

— Вы сейчас дружите?

— Да, мы близки, очень-очень. Мы сохраняем общий семейный дух, всегда рады собраться, посмеяться вместе. Мы обмениваемся детскими воспоминаниями, хотя, разумеется, когда были маленькими, то постоянно ругались, ссорились. И меня все время наказывала мама, потому что я часто проказничал.

Многодетная семья по-французски. Смешные рассказы для детей

Многодетная семья по-французски. Смешные рассказы для детей

— Родители раньше воспитывали намного строже, как вы считаете?

— Да, родители были жестче, и их авторитет не оспаривался. Подразумевалось, что если родители говорят «нет» — это «нет». Конечно, дети ныли и настаивали — тем хуже, тогда ты наказан. Я думаю, что иногда наказания были слишком суровыми. Но мне повезло: наши родители были строгими, но очень справедливыми.

— Тяжело быть справедливым, кто детей шестеро и каждый кричит: «Это не я, это все он!»

— Да уж! Но у нас было ощущение, что родители поступают по справедливости, хотя, как я сейчас понимаю, они должны были себя иногда упрекать, что не до конца разобрались в произошедшем. Но, думаю, то, что показано в моих книгах — это история очень счастливой семьи. Так оно и было.

— И теперь у вас у всех выросли свои дети?

— Да, но никто из нас не многодетный — максимум трое. У меня — двое. И, да, никто не назвал сыновей Жанами — с этим покончено (смеется). Хотя, может, с внуками традиция продолжится, не знаю.

Мне очень повезло: у меня есть и сын — ему 30 лет, и дочь — она на 2 года младше. Каждый ребенок привнес в мой отцовский опыт что-то уникальное, отличное от другого — и еще, конечно, невероятное счастье. У меня не было сестер, и мне очень не хватало женского начала. К тому же, в наше время и школы были раздельные, поэтому до 15 лет я вообще был отрезан от половины человечества. Единственная «девочка», с которой я общался, была наша мама.

— Может, поэтому она пользовалась непререкаемым авторитетом?

— Да, наверное. Она была даже не королевой дома — императрицей!

Многодетная семья по-французски. Смешные рассказы для детей

— Ваши дети уже взрослые, вы готовы стать дедушкой?

— Конечно, я был бы рад, но вот к мысли, что кто-то будет называть меня «дедушкой» пока не готов! Не хочется вступать в сообщество пожилых людей — хотя дедушки и бабушки сейчас очень динамичные и моложавые.

— Пятая книга «Вишенка на торте» — это заключение, не зря же она так называется?

Многодетная семья по-французски. Смешные рассказы для детей— Да, я думал, что она последняя, но теперь понял, что готов написать шестую — тем более, недавно на встрече с читателями дети сказали, что это будет логично: шесть братьев — шесть книг. Когда я начинал первую книгу «Омлет с сахаром», то был уверен, что она станет единственной — и посмотрите, чем это кончилось.

— У вас было бурное детство, раз накопилось столько воспоминаний!

— Да, это правда (смеется). И к тому же, это такое удовольствие — писать книги. Когда я читаю их в школах, то дети смеются — хотя речь идет о шестидесятых годах, и для них это другая эпоха, где-то рядом с Наполеоном. Когда я им рассказываю, что до 15 лет не дружил ни с одной девочкой, или что у меня не было телевизора, они смотрят на меня, как на динозавра. Для них эти истории из жизни родителей, точнее, уже и бабушек-дедушек — но они сближают с предыдущими поколениями.

Я был в школах в Москве и Новосибирске — и думал, что должен буду рассказывать о своих книгах — а дети их уже прекрасно знали, знали персонажей, их характеры и даже имя кошки. Это был чудесный сюрприз!

Получается, что читатели вырастают, жизнь вокруг меняется, но само детство, его суть — оно не меняется. А мои рассказы — они о детстве в общем. Я не хочу очаровывать именно современных школьников: выяснять, что сейчас модно, вставлять упоминания каких-то вещей или крутые словечки. Я хочу рассказывать истории, которые случаются с каждым поколением — в любой стране и в любую эпоху.

Многодетная семья по-французски. Смешные рассказы для детей

К содержанию

Как читать детям

— Вы уже 25 лет пишете детские книги. Но родители жалуются, что детей сейчас трудно увлечь каким бы то ни было чтением.

— Дети всегда читают, но сейчас действительно сложнее их заинтересовать книгой, потому что есть компьютерные игры, десятки телеканалов. Но если получилось, они становятся настоящими читателями — такими же, как были мы в свое время.

Читать малышам на ночь необходимо, мы с женой своим детям всегда рассказывали какие-то историю. Вообще читать вслух надо много — не важно, что ребенок уже умеет делать это сам. Я, когда преподавал, читал своим 14-16 летним ученикам вслух.

— Как Даниэль Пеннак?

— Точно так. Потому что это ловушка для подростков — они слушают, их захватывает происходящее в книге. Хочешь узнать, что было дальше? Тогда давай сам! Я считаю, что это очень важно — продолжать читать своим детям как можно дольше. Это прекрасный момент единения детей и родителей.

Мой взрослый сын читает — но меньше, чем дочь. Это везде так: читают, в основном, женщины. Как будто мужчины, когда у них появляется свободное время, говорят себе: «Пойду построю дом» или «Пойду повоюю с кем-нибудь», а всякие книжки — это для детей.

Я не знаю, что будет с нашествием электронных книг, сподвигнут ли они детей читать больше, эти красивые дизайнерские ридеры — они ведь и вправду очень привлекательны. Или дети и подростки окончательно уйдут в визуальный мир, где сплошные картинки и все движется? Это большая загадка. Я надеюсь, что романы, рассказы и стихи будут жить всегда — но я не знаю.

Во Франции есть ассоциация, которая предлагает пожилым людям читать и рассказывать детям сказки — в детских клубах или магазинах. В современном мире дедушки и бабушки часто оторваны от внуков, те живут в других городах — а эти встречи позволяют встретиться разным поколениям. Это замечательная идея принадлежит писателю Александру Жардену (автор романа и сценария фильма «Фанфан: аромат любви») — он активно «воюет» за детское чтение: потому что если не будет детей, которые любят книги, то потом не останется и взрослых читателей.